В. И. Ленин: теория и практика городского протеста


Континенталист, 23 апр. 2018   –   cont.ws



Наши доблестные либерал-оппозиционеры скрупулёзно изучали до сей поры смакуют в своих тыковках труды небезызвестного ныне омериганского теоретика методов борьбы с диктаторскими режимами - мистера Джина Шарпа. По неведомым причинам этот фундаментальный труд забугорного “отца-основателя” идеологии профессиональных борцунов с рэжимами не шмог пустить корешки на нашей почве… Всё просто, как всегда. Мистер Шарп лизнул, переварил и выдал на гора свои методы, основываясь на разработках в теории и реализации её на практике под руководством величайшего мыслителя 20-го века В.И. Ленина и иных деятелей социал-демократического движения начала прошлого века. Таким образом мистер Шарп - ученик Ильича, как бы глупо в действительности это не звучало. И вот почему.

Любому продвинутому хипстеру, блогеру, хайперу, педерасту и демократическому журналисту известно, что омериганец Джин Шарп придумал безотказные методы борьбы толпы против тираний. Пересказывать эти рекомендации нет смысла, их можно прочитать в 2-х его фундаментальных публикациях «От диктатуры к демократии» и «198 методов ненасильственных методов». Если совсем кратко, теория и методика Шарпа сводится к тому, чтобы находить слабые точки режима и прикрутив полученные знания к действительности, лупить в эти слабы точки, шо есть мочи, да.

Мистер Шарп приезжал в СССР (кто пустил утырка?) учить прибалтов своим методам борьбы, в 1990-91 годах. К тому времени старик уже заведовал неким «Институтом Эйнштейна», который многие подозревали как филиал ЦРУ. Сейчас Шарпу 84 года, и он уже сам никуда не ездит. А обучают «несогласных» на семинарах, прямо на местах будущих протестов, сотрудники его Института. Так было, к примеру, пару лет назад в египетском Каире.

Но самое смешное, что Джин Шарп черпал свои откровения из российских источником сопротивления. В одном из редких интервью он признавался:

«А для русских это просто непатриотично. Великая история ненасильственного сопротивления в России против царизма – очень впечатляет. Я очень многому научился у русских. … В Оксфорде я изучал Февральскую революцию, а также труды Ганди, в которых он ссылается на «русские методы борьбы с тиранией». …«Если русские отказываются от своей истории и говорят, что ненасильственная борьба является американским методом – это очень плохо».

Так что, уважаемые борцуны, были бы оне настоящими революционерами, рвущимися к рычагам власти с целью умножения успехов Родины, обратились бы к первоисточникам - методам городского протеста, придуманным и реализованным на практике в начале ХХ века левацкими организациями России – эсерами, большевиками, членами Бунда, польскими социалистами, анархистами, и т.д.

В выше процитированном интервью Шарпа есть и слова Владислава Суркова, на тот момент ещё замглавы администрации президента:

«Они действуют буквально по книжкам Шарпа и новейшим революционным методикам. Настолько буквально, что даже скучно, – заявил Сурков. – Хочется посоветовать этим господам хоть немного отклониться от инструкции, пофантазировать».

Так что предлагаю не считать текст ниже призывом к протесту. Мы всего лишь выполняем рекомендацию Суркова «отклониться от инструкции» (Шарпа) и проводим исторический ликбез для борцунов с рэжимом.

В октябре 1905 году Владимир Ленин пишет теоретическую работу по восстанию в городе – «Задачи отрядов революционной армии в городе». Позднее она станет настольной книгой для всех «несогласных» ХХ века. Вот часть этой работы (желающие могут отыскать её полностью в собрании сочинений Ленина):

«Отряды должны составляться по возможности из близко живущих. Каждый отряд должен поэтому заранее выработать приёмы и способы совместного действия: знаки на окнах и т.п., чтобы легче найти друг друга; условные крики или свистки, чтобы в толпе опознать товарища; условные знаки на случай встречи ночью…

Даже без оружия отряды из (2-4 человек) могут сыграть серьёзную роль: спасая арестованных и раненых, забираясь на верх домов и осыпая войска камнями, обливая кипятком…

К подготовительным работам относятся распознавательные, разведочные работы: узнавать планы тюрем, участков, министерств и пр., узнавать распределение работы в казённых учреждениях, банках, условия их охраны, стараться заводить такие связи, которые могли бы принести пользу (служащий в полиции, банке, в суде, в тюрьме, на почте, телеграфе)…»

11 декабря 1905 года Московский комитет РСДРП выпускает ещё более подробную инструкцию:

«1.Главное правило – не действуйте толпой, действуйте небольшими отрядами в 3-4 человека, не больше. Полиция и войска будут бессильны, если вся Москва покроется маленькими, неуловимыми отрядами.

2.Кроме того, товарищи, не занимайте укреплённых мест. Войско их всегда сможет взять. Пусть нашими крепостями будут проходные дворы, все места, из которых легко уйти. Всех же взять нельзя, потому что для этого каждый дом нужно населять казаками.

3.Поэтому, товарищи, если вас кто-нибудь будет звать идти большой толпой и занять укреплённое место, считайте того глупцом или провокатором. Если это глупец – не слушайте, если провокатор – убивайте. Всегда и всем говорите, что нам выгоднее действовать одиночками, двойками, тройками, что это полиции выгодно расстреливать и хватать нас оптом, тысячами.

4.Избегайте ходить на большие митинги. Мы увидим их скоро в свободном государстве, а сейчас надо – воевать. Правительство это прекрасно понимает и нашими митингами пользуется для того, чтобы избивать и обезоруживать нас.

5.Собирайтесь лучше небольшими кучками для боевых совещаний, каждый в своём участке, и при первом появлении войск рассыпайтесь по дворам.

6.Строго отличайте ваших сознательных врагов от несознательных, случайных. Первых уничтожайте, вторых щадите. Пехоты по возможности не трогайте. Солдаты – дети народа. Их натравливают офицеры и высшее начальство. Каждый офицер, ведущий солдата на избиение рабочих, считается врагом народа и ставится вне закона. Его, безусловно, убивайте.

7.Казаков не жалейте. На них много народной крови, они всегдашние враги рабочих. Пусть уезжают в свои края, где у них земля и семьи, или пусть безвылазно сидят в казармах. Там вы их не трогайте. Как только выйдут на улицу – смотрите на них как на злейших врагов и уничтожайте без пощады.

8.На драгун и патрули делайте нападения и уничтожайте.

9.В борьбе с полицией поступайте так: всех чинов до пристава включительно при первом удобном случае убивайте. Околоточных обезоруживайте, тех же, которые известны своей жестокостью и подлостью, тоже убивайте. У городовых только отнимайте оружие и заставляйте служить не полиции, а вам.

10.Дворникам запрещайте запирать ворота. Это очень важно. Следите за ними, и если кто не послушает, то в первый раз побейте, а во второй убейте. Заставляйте дворников служить опять же нам, а не полиции. Тогда каждый двор будет нашим убежищем и засадой».

(Цитируется по Черномордик С. (П. Ларионов). Московское вооружённое восстание в декабре 1905 года. М. 1926, стр. 221-222).

Ряд боевиков РСДРП описывали практику борьбы. Так, боевик М.Виноградов вспоминал:

«Революционными средствами добыли 1000 рублей, на них купили 40 винтовок-винчестеров, коротких, чтобы можно было носить под пальто. К ложу каждой винтовки прибит был ремень, в который продевалась рука, после чего уже надевалось пальто. Винтовка оказывалась под мышкой, и дружинник по внешнему виду ничем не отличался от обыкновенного прохожего.

Кроме того, были приобретены два маузера для руководителей – меня и т.Щепетельникова. Ассоциация инженеров также дала 100 рублей на патроны.

В людском материале недостатка не было, и боевая дружина в 48 человек была быстро соргнаизована. Дружина была разбита на 3 шашки по 16 человек. Кроме различных видов строя, мы упражнялись немало и в невидимых передвижениях по городу. Покидая Миусский парк, место наших упражнений, мы условливались, где сойтись, и, выходя поодиночке, шли туда, каждый своей дорогой. Придя на условленную площадь, мы циркулировали по ней. Между приходом первого и последнего дружинника проходило не более 5 минут. По условленному сигналу люди собирались в дружину в 48 человек в полной боевой готовности.

Пока у нас были только револьверы, в стрельбе мы упражнялись в мастерских Миусского парка. Но когда вооружились винтовками, пришлось подумать о новом стрельбище. Такое мы нашли в Сокольниках.

Мы арендовали трамвай, ставили на нём вывеску «служебный», засаживались в нём все 48 человек и через несколько минут были уже у Сокольнического круга. Вагон ставился на запасный путь, а сами мы направлялись на стрельбище, друг за другом ступая в след, чтобы на снегу оставался только одиночный. Придя на место, мы также, не топча снег, развёртывались в шеренгу против поленницы дров.

Когда миусская дружина прошла подготовку, партия начала употреблять её для защиты митингов».

(Цитируется по сборнику «Как мы дрались. Красная Пресня в 1905-1917 гг.: сборник воспоминаний дружинников Красной Пресни, М.1930, с. 76-77)

Ещё одно воспоминание боевика Петербургской организации РСДРП, А.Сергеева:

«Для боевой подготовки наша организация устраивала лекции. По взрывному делу её читал офицер-артиллерист, который бывал иногда в форме, иногда в штатском платье. Принёс однажды фосфор, разведённый, кажется, в спирту. Обмакивал в него бумажку, когда она высыхала, то сама загоралась.

Были лекции по практической стрельбе. По субботам арендовали лодку и ехали на Малую Охту. У нашей дружины были револьверы, винтовки, браунинги и маузеры. Лучшие боевики всегда имели при себе оружие, новички после стрельб сдавали мне его до следующего раза».

Ещё одна стадия городского протеста – это создание параллельных органов власти. В 1905 году ими стали профсоюзы и Советы. Дошло до того, что профсоюзы стали создавать даже полицейские. Постепенно к этим структурам стали переходить функции исполнительной власти. А. Герасимов, в 1905-1909 г. начальник Петербургской охранки вспоминал:

«Помню, к нам в Петербургское охранное отделение прибыли представители Совета рабочих депутатов и потребовали показать помещения для арестованных. Это было исполнено.

Совет в это время вёл себя как второе правительство. Во все учреждения он слал запросы, требовал справок и объяснений – и всего хуже было то, что учреждения, даже правительственные, даже полиция, эти справки и объяснения Совету давали. Скоро он приступил к созданию милиции. Представители этой милиции вмешивались в действия чинов полиции – и растерянная полиция их слушалась».

Будни протестного движения были наполнены постоянной работой. Так, чтобы успешно противостоять полиции и спецслужбам, тщательно изучались и обобщались методы их работы. «Несогласные» имели свои группы наблюдения и контрнаблюдения. Практиковалась слежка за известными сотрудниками полиции и жандармерии с целью выявления конспиративных квартир и секретной агентуры. Внедрялись и свои агенты в полицию, на телеграф, в СМИ.

Правда, в изложении Джина Шарпа это время в России (1905-1906 гг.), выглядит слегка периначено:

«Я читал Петра Ткачева (идеолог якобинского направления в народничестве), от Ткачева перешел к изучению социалистических мыслей и в конце концов подошёл к 1905-1906 годам. Это было невероятное движение, внеклассовое - даже дворянство участвовало в революции с целью свержения царя! В моей книге «Ведение ненасильственной борьбы» даже есть часть, посвященная революции 1905 года. Та революция была преимущественно ненасильственной и подрывала устои системы… Февральская революция опять была ненасильственной. Как видите, у России и у самой огромный опыт ненасильственной борьбы. Ганди тоже учился у России».

В общем, двойка вам господа либерасты по отечественной истории, посему продолжайте дожирать ошмётки, пережёванные Шарпом, ибо вам  жеж низя, т.к. только у общечеловеков всё полезное и годное, а у нас сплошное болото и морошка.

Рукопожимаю! 

По мотивам: //ttolk.ru/articles/lenin

Сергей Удалов


Самое обсуждаемое



Свежие комментарии



Ранее на эту тему

Приведенная выше цитата из бандеровской листовки времен Великой Отечественной. Нынешние ублюдки до евреев не дотянулись. Пока.
Данная статья является открытым письмом Президенту России Владимиру Владимировичу Путину, избранному 18 марта 2018 года.
Какие у Запада есть ценности, которыми он так кичится и которых нет у России? Уважение человеческого достоинства? Права человека?
Многие подумают, что в названии таится намёк — и ошибутся. Это практически точная цитата.