Нищим россиянам предлагают сплотиться в интересах Рублевского шоссе


Континенталист, 23 апр. 2018   –   cont.ws



«Обвал рубля — это не вопрос, 72 и 80 за доллар мы уже проходили», — считает экономист Владислав Жуковский. В интервью «БИЗНЕС Online» он рассказал о том, как население заплатит за спасение с «нефтегазового «Титаника» пассажиров первого класса, почему с 2008 года экономика страны выросла по паритету покупательной способности лишь на 4,5%, санкции забили первый гвоздь в «углеводородный гроб», а цена на нефть — единственное, что удерживает на плаву «ржавый тазик».

«ТО, ЧТО ПРОИСХОДИТ В ЦЕЛОМ В ЭКОНОМИКЕ РОССИИ, — ЭТО НЕКАЯ НОВАЯ ФАЗА «СТАБИЛИЗЦА»

— Владислав, буквально неделю назад мы наблюдали на российских рынках панику. Что это было: масштабное бегство инвесторов, спекулятивная игра против рубля или что-то еще?

— Я бы сказал, то, что происходит на рынках и в целом в экономике России, — это некая новая фаза «стабилизца». Другими словами, мы в том или ином виде входим в эпоху 2008–2009 и 2014-2016 годов. Сейчас видим только первую фазу — распродажу российских рублевых активов, бегство из госдолга, рынка акций, корпоративных облигаций, гособлигаций. Причем это бегство — рекордное с декабря 2014 года и отчасти с января 2016 года. Сейчас массовую распродажу российских активов устроил именно зарубежный крупный финансовый капитал, инвестиционные фонды, которым дали понять, что Россия — это токсичный актив, страна-изгой, нерукопожатая гавань, далеко не сверхдоходный рынок, а некая зона отчуждения, «финансовый Освенцим», прокаженная территория.

За последние годы в Россию притекло горячего капитала в объеме более 22 миллиардов долларов. Эти деньги были вложены именно в госдолг, то есть в так называемые операции carry trade, когда глобальные спекулянты занимали дешевые деньги под 0,2–0,5–1 процент годовых в юанях, евро и отчасти в американском долларе, а в дальнейшем эти средства вливали в российскую финансовую систему, вкладывая в гособлигации с доходностью 8,5–9 процентов годовых, в момент кризиса 2014 года доходность по гособлигациям достигала 17–22 процентов годовых, а многие российские нефтегазовые сырьевые компании предлагали доходность выше 25–35 процентов годовых. Само собой, это было крайне выгодным мероприятием для глобального финансового бизнеса. Плюс ко всему укрепляющийся рубль, который рос последние два года после шокового обвала в начале 2016-го с 85 до 56 рублей за доллар. Естественно, инвесторы, покупавшие рубли в активы, зарабатывали на дифференциале процентных ставок — разнице между тем, сколько они зарабатывали в рублевых активах, и тем, за сколько привлекали деньги: маржа была около 7–8 процентов годовых, местами доходила до 15–20 процентов в момент кризиса. Плюс еще заработали примерно 30 процентов на переоценке рубля к доллару. Это была беспрецедентно выигрышная стратегия. Россия была лакомым куском, примерно таким же, каким была после кризисов 1998 и 2008 годов. Сейчас все разворачивается вспять.

— Санкции сыграли ключевую роль в этом процессе?

— Безусловно. Надо понимать, что мы входим в новую глобальную геополитическую, геофинансовую реальность, когда Россию американо-европейский истеблишмент осознанно превращает в токсичный актив, в экономическую Припять, зону отчуждения.

— Следующая стадия — превращение в аналог Северной Кореи?

— Пока степень маразма у наших управленцев меньше, но сценарий Туркменистана очевиден: раболепие, трясущиеся коленки и заглядывание в рот даже высших чиновников-царедворцев зашкаливают за все разумные пределы. У нас уже не просто Госдума не место для дискуссий, а все правительство и администрация президента — это не место, где высказываются критические точки зрения относительно проводимой внешней или внутренней политики. Все лишь пытаются выслужиться, носить чемоданчики, бегать охранниками с микрофонами в ушах, чтобы потом стать губернатором или каким-нибудь начальником в администрации президента.

Бегство нерезидентов из гособлигаций только началось. При этом надо учитывать, что доля нерезидентов, то есть зарубежных инвесторов, в рынке госдолга достигает порядка 28–30 процентов от суммарных инвестиций, а по наиболее стратегически значимой части выпуска гособлигаций, а именно долгосрочным облигациям с погашением через 10–15 лет, доля нерезидентов достигает 67–80 процентов и даже выше по некоторым выпускам. Мы видели первые панические продажи рубля и панику на финансовом рынке — это только начало движения. Если это продолжится, то может привести к серьезному обрушению рынка. Тогда для того, чтобы скупить эти облигации, придется включить печатный станок. Либо сам минфин будет выкупать собственные облигации, а это полный бред: сам занял и сам себе платит проценты, тогда зачем занимали? Либо это будет делать Центробанк, тогда это по большому счету включение печатного станка. Либо госбанки или олигархические структуры по разнарядке сверху тоже могут их купить.

В 2008 году кончилась эпоха тучных нулевых, когда Россия паразитировала на проедании нефтедолларов. Уже в 2008–2009 годах было понятно, что нефтегазовый «Титаник» пробил айсберг, он тонет и сейчас ради спасения экипажа и пассажиров первого класса и экстренной эвакуации их виолончелей будем скидываться всеми остальными каютами, всеми остальными пассажирами. Одним словом, как на «Титанике», когда треть спаслась, а остальные утонули, но в России спасется 10 процентов, а остальные 90 процентов за это дело заплатят из своего кармана налогами, «Платонами», капремонтами, акцизами, новыми системами маркировки трусов, одеколонов, бытовой техники и электроники, то есть новыми податями и налогами.

Поэтому санкции — это только первый гвоздь в сырьевой углеводородный гроб, который сейчас вбил глобальный финансовый капитал. Но, скажем так, он не смертельный, хоть и неприятный. При этом обращаю внимание: в России нет даже намека на суверенную, автономную, независимую финансовую систему. У нас по большому счету Центробанк продолжает оставаться филиалом федеральной резервной системы, лавочкой по обмену рублей на доллары, инструментом выкачивания денег из экономики, недопущения инвестиций в стране, поддержания дорогого кредита и создания денежного голода. Наш рубль по-прежнему никакая не тихая гавань, никакой не резервный актив, никакое не убежище, а производная первого порядка от цен на нефть, производная второго порядка от уровня процентных ставок на американский госдолг и вообще стоимости глобальных дешевых денег и производная третьего порядка от денежно-кредитной политики американского федерального резерва. При этом имейте в виду: когда мы якобы в условиях жесточайшего экономического, финансового, технологического и политического противостояния и нового цикла холодной войны с Западом видим, что Эльвиру Набиуллину в 2016 году признали лучшим центробанкиром всех развивающихся стран и чуть ли не всей планеты и Вселенной, которая якобы спасла российскую финансовую систему от смерти и которой вся Россия обязана ставить памятники, свечки в храмах и радоваться, то это на какие-то мысли наводит?

Наверное, что-то в России не так. Видимо, наша денежно-кредитная политика выгодна не реальному бизнесу, не малому и среднему бизнесу, не товаропроизводителям, не аграриям, не врачам, не учителям, не тем, кто развивает какие-то технологии, а, условно говоря, глобальному финансовому капиталу и тем, кто от него кормится в России, в том числе сырьевому бизнесу. Кстати говоря, напомню, что Всемирный банк и международный валютный фонд, вроде являющиеся, по версии ура-патриотов, инструментом продвижения политики вашингтонского консенсуса колониального типа, макрофинансовой политики, которая должна колонизировать Россию и уничтожить нашу страну, почему-то хвалят и Силуанова, и Набиуллину, и весь финансово-экономический блок правительства. Они говорят, что у нас лучшие финансовые управленцы, которые провели невероятное спасение страны в 2014–2016 годах. Но мы-то понимаем, что вместо стабилизации мы получили «стабилизец», вместо выхода на траекторию устойчивого роста — обнищание населения, падение спроса и, соответственно, деградацию структуры экономики, вместо импортозамещения — наплыв суррогатов, фальсификатов, пальмового масла, ядов, отравы, химикатов.

Мы продолжаем оставаться дойной коровой, условно говоря, резервуаром по финансированию экономического роста в Америке и Европе, продолжаем вывозить сотни миллиардов долларов по всем каналам из страны, подпитывать чужие экономики, чужой бизнес и чужие финансовые системы. Это, безусловно, Вашингтон, Брюссель и Лондон устраивает. Тогда надо задать вопрос нам самим. Ведь, несмотря на все ура-патриотические разговоры про послание президента Федеральному Собранию, про вставание с колен, мы, к сожалению, продолжаем оставаться экономикой бензоколонки колониально-сырьевого, офшорно-феодального типа, и это не меняется.

«Общество утрачивает навыки независимого мышления, люди клипово воспроизводят все, что увидели по телевизору: они не хотят здраво оценивать то, что им преподносят в виде готового решения»

«Я ДУМАЛ, ЧТО ВСЕ-ТАКИ ХОЛОДИЛЬНИК ПОБЕДИТ ТЕЛЕВИЗОР-«ДЕБЕЛИЗОР»

— Вы все время говорите, что за весь этот банкет заплатит население. В канун 2016 года в интервью нашему изданию вы сказали: «Грядет реальный бунт среднего класса». Однако за эти годы ничего подобного не произошло. Причем на прошедших выборах подавляющее большинство россиян проголосовали не только за Владимира Путина лично, но и за тот курс, которым мы шли и идем. Когда бунтовать-то будем?

— Я могу только принести свои извинения. Я думал, что все-таки у нас рано или поздно холодильник победит телевизор-«дебелизор», а общество мудреет, умнеет и способно критически воспринимать информацию, мыслить и обладает навыками понятийного мышления, то есть может проанализировать ретроспективно какой-то объем информации, массив данных, из точки A пройти в точку Z через все буквы алфавита, что мы можем думать головой независимо. Но, к моему огромному сожалению, вынужден признать: я не оценил масштабов пропаганды, есть степень эффективности работы зомбоящика и всего этого, прошу прощения, соловьиного помета, соловьевщины, киселевщины, всего этого шапкозакидательства.

— Конкретный пример: моя подруга после 18 марта объяснила свой выбор тем, что «мы живем в эпоху Путина».

— Да, действительно, эпоха Путина. Кощеева игла понятно, где находится, — Останкинская телебашня. Напомню, в конце 2015 – начале 2016 года ужесточили режим допуска на Останкинскую телебашню и всю вещательную госкорпорацию: установили дополнительные КПП, обтянули все колючей проволокой. Они прекрасно понимают, что будет, если мы увидим повторение «Лебединого озера» и на какой-то момент перестанет вещать зомбоящик, когда пропадет с экранов руководство страны, когда не будет ежедневной, ежечасной и ежеминутной промывки мозгов о том, что в стране все хорошо, все гениально. А если вам плохо и вы затягиваете пояса, то вы просто недостаточно гениальны, чтобы знать масштабы личности, масштабы гения, лучезарности правящей элиты, вам надо просто смириться и терпеть, потому что наверху виднее, так как там борются за ваши интересы, а тут такая еще многоходовочка, что мы все равно всех победим и Трамп наш. Поэтому это действительно в чистом виде зомбирование. С одной стороны, это промывка мозгов, что все хорошо, с другой — масштабное запугивание населения, что будет повторение Украины, Сирии, Египта, Туниса и прочих «оранжевых» сценариев революции. Кстати, это хорошо показала дискредитация Павла Грудинина на выборах 18 марта, когда кукловодами из администрации президента была запущена тема, что Грудинин — это новый [Петр] Порошенко (президент Украины — прим. ред.), который должен устроить в России кровавый бунт и переворот. Такого масштаба бреда я не мог себе даже представить! Я Павла Николаевича знаю хорошо уже лет пять, но до такого бреда еще надо додуматься.

— Сегодня многие известные политологи ожидают усиления протестной активности. В то же время эксперты не связывают возможные протесты с Путиным и его политикой — скорее с экологическими проблемами, обманутыми вкладчиками и техногенными катастрофами типа «Зимней вишни». Почему в качестве причин для протеста не называются экономические? Ведь понятно, что очередные санкции и контрасанкции снова ударят по карману граждан: так что, они опять молча затянут пояса?

— Сначала была дебилизация населения, потом запугивание и попытка представить все так, что, если у вас есть критическое мышление, отличающееся от генеральной линии партии, лучше помалкивать и не выходить на улицы. Запугивали молодежь и подрастающее поколение, выходившее на улицы после фильма «Он вам не Димон». А расследование о коррупции в высших эшелонах власти показало, что власть своих не сдает и будет с ними до конца. Этот кооператив «Озеро» не подлежит раскачиванию. Этот ржавый сырьевой тазик раскачивать нельзя. Плюс, само собой, в целом система разрушения среднего и высшего образования, переход к ЕГЭ, уничтожение фундаментальной науки дают о себе знать. Общество утрачивает навыки независимого мышления, люди клипово воспроизводят все, что увидели по телевизору: они не хотят здраво оценивать то, что им преподносят в виде готового решения. Просто в голову кассетка загружается с определенными устоявшимися клише, одобренными в администрации президента, их они и воспроизводят в сознании. Причем даже если устраивает внешняя политика, но вы категорически не согласны с той разрухой, нищетой, процессом «омскизации», который идет в стране, то надо все-таки спросить: что происходит, почему не первые два года, а последнее десятилетие мы никуда не выросли? Но на это сил и сознания не хватило.

Приведу вам только несколько цифр, которые показывают все наши мифические достижения за последние 10 лет. С 2008 по 2016 год, по официальным данным Росстата и национальных статистических служб, которые агрегируются Всемирным банком, ОЭСР, ООН, экономика России в реальном выражении по паритету покупательной способности выросла всего на 4,5 процента. А мы за эти годы слышали разговоры про модернизацию, инновации, слезание с сырьевой иглы, про необходимость отраслевой диверсификации, про то, что преодолеваем тяжкое наследие 1990-х. И за это время экономика выросла всего на 4,5 процента! При этом США выросли на 12,5 процентов — в три раза лучше, чем Россия, мировая экономика выросла на 28,5 процентов — практически в семь раз лучше, чем Россия. Саудовская Аравия, которая более чем сырьевая экономика, более чем нефтегазозависимая, по бюджету выросла на 34,5 процента. Это к вопросу о том, что дело не в нефти, а в том, как вы деньги используете: вывозите на скупку виолончелей, уточек, яхт «Фотиния» и все это пакуете в виноградники в Тоскане или все-таки инвестируете в человеческий капитал, медицину, образование.

Мы не только отстаем сейчас от Штатов, Германии, Японии, но даже от Китая отстаем по уровню образовательной системы, мы отстаем от Саудовской Аравии по тому, какие там условия для медицины созданы. Даже Казахстан, который всегда был более отсталой страной, чем Россия, за эти же годы вырос на 38 процентов. Индия — на 78 процентов, Китай — 88,5 процентов. При этом надо четко понимать, что с 2008 года в РФ произошло как минимум два кризиса, причем они ударили не только по России, но по всем сырьевым экономикам: в 2008 году был обвал нефти со 150 до 37 долларов за бочку, в 2014 году — падение со 120 до 27 долларов. Но почему-то все остальные могли расти, только у нас всегда не срасталось и не получалось.

— Ваши примеры не внушают оптимизма…

— На самом деле есть еще хуже цифры. В 2017 году общий объем инвестиций в основной капитал (в дороги, здания, инфраструктуру, новые производства, промышленные мощности) был ниже, чем в 2008-м, — более чем на 3,7 процента. Другими словами, спустя 9 лет мы в российскую экономику инвестируем не больше, а меньше, чем инвестировали до первого финансового кризиса. За это же время из страны вывезено более 680 миллиардов долларов. Поэтому надо понимать, что те же самые люди, которые довели нас до застойного деградационного сценария, сегодня же остаются во власти. Проблема не в том, что избрали Путина, а в том, что ничего не изменяется в области экономики и финансов. То, что руководство России хочет развлекаться на внешней арене, их проблема. При этом сегодня у 75 процентов россиян вообще нет никаких сбережений, 40 процентам не хватает денег на еду и одежду, а они все равно голосуют за Путина, потому что подвержены манипулятивному давлению.

А когда президент России ставит задачу перед кабинетом министров к 2024 году увеличить душевой размер ВВП в полтора раза, надо понимать, что экономика должна расти как минимум на 5,9 процента ежегодно. Мы такими темпами не растем с 2008 года, и не предвидится ничего, почему мы должны так расти. Если мы не смогли расти в 2010–2013 годах до санкций, при нефти 110–120 долларов, то что должно такого чудесного произойти, чтобы сейчас при санкциях, технологической и финансовой блокаде, более дешевой нефти, в условиях еще больших накопленных структурных диспропорций, еще более изношенных основных фондов, еще большего количества бедных и нищих россиян мы начали расти? Ведь ничего не меняется. Та же политика фискального удушения, изъятия денег из экономики, поддержания голода рублевых инвестиций приведет к еще худшим результатам.

Также показательно, что именно во время предыдущего срока Путина, с 2012 по 2016 год, по данным Росстата, в реальном выражении с учетом инфляции экономика Россия упала на 0,7 процента по паритету покупательной способности. За это же время экономика Штатов выросла на 8,8 процента, Евросоюза — на 6,5 процентов, мировая экономика — 11 процентов, а Китай и Индия росли на 31 и 32 процента. Ничего хорошего в экономике не случилось как за последний президентский цикл, так и с 2008 года. Но это не беда и не помеха, потому что есть призыв сплотиться армии нищих, бедных и лишенных с теми, кто эту политику проводит и реализует в интересах Рублевского шоссе. Так что вся страна сегодня по большому счету работает на Рублевское шоссе. При этом Медведев отчитывается, что никогда правительство не работало так эффективно, со всеми вызовами справилось, что у нас чуть ли не лучший кабмин и, как говорит Максим Орешкин, нашей макроэкономике завидует весь мир.

«Нефть сейчас тот единственный фактор, который спасает Россию, все эти скрепы и виолончели»

«ЭТО ПОВТОРЕНИЕ ПУЗЫРЯ 2006–2008 ГОДОВ, КОГДА НЕФТЬ ВЫКУПАЮТ ТЕ ЖЕ САМЫЕ НЕФТЕПРОИЗВОДИТЕЛИ»

— Да уж, жаль, что миру этого не сообщили. А на самом деле какие процессы идут в экономике?

— Здесь надо понимать, что у нас идет два процесса. Во-первых, процесс «омскизации» страны, то есть деградация на сырьевом колу, сопровождающаяся убитой инфраструктурой, ростом ветхого и аварийного жилья, снижением уровня жизни, утечкой умов и капиталов из страны, процессом затягивания поясов. Параллельно идет процесс виолончелизации страны, другими словами, процесс еще большего перераспределения доходов и богатства в пользу, условно говоря, правящей офшорной вертикали — нескольких тысяч семей, которые эксплуатируют сегодня российскую экономику, всю Россию, ее недра, пилят бюджет, госзаказы. Плюс к этому еще офшоризация экономики и вывоз капиталов из страны, то есть все последние 9 лет деньги из страны только утекают. За последние несколько лет вывоз капитала составил почти 700 миллиардов долларов — это больше 55 процентов экономики России.

Эти два процесса — с одной стороны, структурной деградации, экономической отсталости, с другой стороны, виолончелизации элиты, ее офшоризации, еще большей дойки населения в свою пользу — на самом деле рано или поздно приведут к повторению 1998 года, то есть дефолту. Он не то что не за горами, он происходит перманентно, просто не объявляется, как в 1998 году, потому что госдолг низкий. Но любая шоковая девальвация, любое сильное падение рубля, любой обвал национальной валюты — это по большому счету скрытый дефолт, это признание неэффективности, неадекватности и невменяемости проводимой макроэкономической политики, которая кормит малую часть общества ценой эксплуатации остальных и распродажей ресурсов. За последние 17 лет Россия продала нефте- и газопродутов на 3,5 триллиона долларов. Эта политика обернулась коллапсом. Поэтому в 2008 и 2014 годах по большому счету был дефолт, то есть население своим карманом, падением уровня жизни, нищетой, коллапсированием платежеспособного спроса оплатило перезагрузку этой паразитирующей олигархической системы, которая ничего не меняет в экономической политике.

В 1998 году дефолт списали на правительство гайдаровско-чубайсовского типа и на младореформаторов, 2008 год они успешно списали на обвал цен на нефть, на американский пузырь ипотечных долгов и на то, что виновата, как всегда, Америка и ее печатный станок. Хотя, напомню, хуже, чем Россия, в Европе в 2008 году упали только Украина и Прибалтика. С Украиной все понятно, там всегда была катастрофа, а Прибалтика потеряла суверенитет и критически зависела от подачек из Брюсселя. Мы упали сильнее, чем страны ОПЕК, ОЭСР и G20. В 2014 году все списали на Крым, санкции, вставание с колен и великую державную риторику. А сейчас мы движемся туда же. Вопрос обвала рубля — это не вопрос, будет или не будет, нет даже вопроса силы обвала. 72 и 80 рублей за доллар — это мы уже проходили. Напомню, что в июле 2015 года я давал интервью, когда курс был 56–57 рублей за доллар. Я уже тогда объяснял, что разворот уже произошел, что надо было покупать валюту за 49–50 рублей за доллар, дальше вопрос по таймингу, как быстро мы обвалимся. Действительно, 86 рублей за доллар мы увидели через полгода. В январе 2016 года доллар в обменниках продавали по 110 рублей, а потом нефть отскочила…

— Раз уж вы об этом заговорили: вот сейчас нефть выросла, причем прилично, тогда почему рубль продолжает падать?

— Нефть сейчас тот единственный фактор, который спасает Россию, все эти скрепы и виолончели. Нефть по 71–72 доллара за бочку — максимальный уровень за последние 3,5 года. Сейчас нет коллапса рубля по одной простой причине — нефть дорогая, есть колоссальный приток нефтедолларов в страну. Да, санкции всех напугали, вбили первый гвоздь в углеводородный гроб. Но вторым финальным гвоздем и уколом в сердце будет падение цен на нефть. Вопрос в том, когда оно произойдет и произойдет ли к обозримой перспективе. Если нефть сейчас закрепится выше 71 доллара за баррель, то видно, что следующий рубеж — 75 — это тот рубеж, с которого нефть начала коллапсировать в 2014 году. Если мы его пробиваем, то вплоть до 85 можем расти. Но это чисто спекулятивный рост, паническая покупка нефти на фоне общей нестабильности на Ближнем Востоке, огромного количества дешевых денег в мировой экономике. И они все это дело надувают. Поэтому, произойдет или не произойдет, непонятно. Но если чуда не случится и нефть все-таки развернется вниз, то действительно мы можем увидеть и 45–50 долларов за баррель. Когда это случится, непонятно. Либо победит здравый смысл и понимание того, что эпоха дорогой нефти ушла, идет технологическая революция, поэтому нефть дорогой быть не может и не будет.

Понятно, что США стали снова рентабельны со сланцевой революцией после 45 долларов за бочку, что они за последние полтора года компенсировали 70 процентов той нефти, которая выбыла с рынка из-за заморозки добычи России и ОПЕК, плюс Казахстан наращивает добычу, Мексика, Бразилия и Канада. Либо горячий капитал будет раздувать рынок нефти. Кстати говоря, это далеко не конспирологическая теория, я более чем уверен, и мои знакомые в правительстве и в крупных госбанках говорят, что есть такая точка зрения за рубежом, что именно российский крупный сырьевой бизнес и госбанки скупают сейчас нефть, пытаясь удержать ее на высоких уровнях. То же самое делают страны ОПЕК, которым выгодна высокая цена на нефть. Так что это повторение пузыря 2006–2008 годов, когда нефть выкупают те же самые нефтепроизводители, пытаясь удержать этот пузырь, но он может в любой момент лопнуть. Если он лопнет, тогда нам 2008 и 2014 годы покажутся легкой пешей прогулкой в детском саду, потому что масштабы накопленных проблем гораздо больше и они лишь усугубились. Тогда коллапс может быть совсем иного масштаба. Но опять же все сейчас зависит от нефти.

Источник

Предупреждение! Все посты не по теме, с оскорблениями и хамством в адрес участников обсуждения будут удаляться без предупреждения, а авторы будут отправлены в бан.

Сегодня в СМИ

Сергей Удалов


Самое обсуждаемое



Свежие комментарии



Ранее на эту тему

Российский мобилизационный проект и «коллективный Запад» Александр НАГОРНЫЙ, заместитель председателя Изборского клуба.
Третья мировая уже идет – гибридная война коллективного Запада против России. Война – потому что целью стоит уничтожение.
Ещё не так давно, Мин обороны России предупредило весь мир, да и наших незатейливых “партнёров” по противодействию терроризму, что в […]
Для каждого думающего человека, обвинения СГА в адрес России, о вмешательстве в их выборы, являются выдуманными и нелепыми.