Уходим!!! (15 мая - начало вывода советских войск из Афганистана.)


Континенталист, 15 мая 2018   –   cont.ws



25-летию вывода Советских Войск из Афганистана

(собственный анализ о боевых действиях Советской Армии - наследнице Русско-Ордынской Рати, в ушедшем 20 веке)

Афганистан — государство в юго-западной части Центральной Азии. Граничило на севере с СССР (сейчас с Туркменией, Узбекистаном, Таджикистаном), на западе с Ираном, на северо-востоке с Китаем. Население 16,1 млн. чел. (1968 г., оценка по данным Демографического ежегодника ООН). Столица — г. Кабул. На территории современного Афганистана живет свыше 20 народов, принадлежащих к различным языковым группам. Свыше 8 млн. чел. составляют афганцы (по оценкам 1967 г.). В ряде западных и северо-восточных провинций живут таджики (около 3250 тыс. чел.), на севере — узбеки (свыше 1500 тыс. чел.) и туркмены (около 300 тыс. чел.), в центральной части — хазарейцы (около 1400 тыс. чел.), в провинциях Герат и Гор, на северо-западе страны — чаар-аймак (около 450 тыс. чел.). В различных районах страны живут также нуристанцы (свыше 100 тыс. чел.), белуджи (свыше 100 тыс. чел.), пашаи (около 100 тыс. чел.), киргизы, казахи, каракалпаки, небольшие группы арабов и др. Государственная религия — ислам. В VIIVIII вв. большая часть современного Афганистана была завоевана арабами, а в XVI веке Великими Моголами и Сефевидами, затем, в 30-х годах XVIII в., завоевана Надиром. В 1747 г. на развалинах державы Надир-шаха возникло независимое государство — Дурранийская держава. В 1818 году оно распалось на княжества: Гератское, Кандагарское. Кабульское, Пешаварское. К концу XIX — началу XX в. (после двух англо-афганских войн) в Афганистане сложилось относительно централизованное государство. Во время Первой мировой войны 1914—1918 гг. Афганистан сохранял нейтралитет. 28 февраля 1919 года эмир Афганистана Аманулла-хан провозгласил независимость страны, что спровоцировало 3-ю войну с Англией.

Третья англо-афганская война (официально называлась «Политическая акция в Вазиристане») оказалась скоротечной. Закончилась она отступлением англо-индийского экспедиционного корпуса и признанием 8 августа 1919 года независимости Афганистана (Репалпиндский договор). Решить основную военно-политическую задачу — использовать территорию Афганистана для выхода в Среднюю Азию — Великобритании не удалось.

Афганистан стал геополитическим буфером между Советской Россией и Британской империей после того, как в апреле 1919 года признал РСФСР и установил с ней дипломатические от ношения. 28 февраля 1921 года был заключен и первый Советско-афганский договор о дружбе и сотрудничестве. Афганская дипломатия исходила из традиционного на Востоке принципа: «Враг моего врага — мой друг». Придерживаясь этого принципа, Афганистан стал поддерживать тесные контакты с еще одним противником Британской империи — Германией, побежденной в Первую мировую войну и стремившейся к реваншу, в том числе за счет получения союзников на Ближнем Востоке и Среднем Востоке.

В соответствии с Советско-афганским договором советское правительство предоставило Афганистану свободный и беспошлинный транзит афганских грузов через свою территорию, оказало финансовую помощь в размере 1 млн. рублей золотом (безвозмездно), передало 12 (по другим данным, 10) самолетов и 5 тыс. винтовок с необходимым боезапасом. Дало согласие оказать помощь в создании в Кабуле авиационной школы, построить завод по изготовлению бездымного пороха, направить в Афганистан технических и других специалистов, усовершенствовать систему связи в стране, в том числе телеграфной линии: Кушка — Герат — Кандагар — Кабул. Еще ранее в Кабул была доставлена радиостанция, переданная в дар правительством РСФСР. Ее привез и в кратчайший срок установил специальный советский технический отряд. Для последующего обслуживания радиообъектов по договоренности с руководством молодой Советской республики в Ташкент на специальные курсы связи (с последующим прохождением практики в Ашхабаде и Самарканде) было направлено восемь афганских военнослужащих.

Кроме того, в СССР были подготовлены летчики и аэродромно-технический персонал из числа афганцев. Уже в 1926 году в составе ВВС Афганистана насчитывалось 400 офицеров и младших авиационных специалистов, часть из которых прошли обучение в Советской России. Эти действия регламентировались положениями Договора о нейтралитете и взаимном ненападении, заключенного между странами 31 августа 1926 года.

В конце 1928 года в стране произошел государственный переворот. Дружественное Советской республике правительство Аманулла-хана было свергнуто английским ставленником Бачаи Сакао (дословно переводится как «сын водоноса»). Таким образом, британцы попытались очистить кабульский трон от не устраивавшего Лондон монарха, заигрывавшего с большевиками. Первостепенная роль в этой операции, по некоторым сведениям, принадлежала известному английскому разведчику полковнику Вильяму Лоренсу.

В марте 1929 года посол Афганистана в Советской России генерал Гулам Наби-хан Чархи и министр иностранных дел Гулам Сидик-хан во время конфиденциальной беседы с Генеральным секретарем ЦК ВКП(б) Иосифом Сталиным обратились к советскому правительству с просьбой оказать законному правительству Амануллы-хана военную помощь. Возможность таких шагов предполагалась Советско-афганским договором 1921 года о дружбе. В результате в Ташкенте в срочном порядке был сформирован особый отряд под командованием героя Гражданской войны атамана Червоного казачества Украины Виталия Марковича Примакова. В целях конспирации он носил имя «турецкого офицера Рагиб-бея» (для секретных донесений в Москву использовался псевдоним «Витмар» — по первым буквам имени и отчества). Его начальником штаба был кадровый афганский офицер Гулам Хай-дар (вместе с ним в отряде находилось еще несколько офицеров афганской армии). Отряд насчитывал около двух тысяч сабель, имел 4 горных орудия, 12 станковых, 12 ручных пулеметов и мощную радиостанцию.

15 апреля 1929 года отряд, переодетый в афганскую форму, переправился через Амударью в районе таджикского города Термез и атаковал афганский погранпост Пата Кисар. За два дня части Примакова овладели городами Келиф, Ханабад и 17 апреля подошли к одному из главных политических и экономических центров афганского Туркестана, городу Мазари-Шариф. 22 апреля в результате многочасового и кровопролитного боя город был взят. После нескольких дней безуспешных попыток отбить Мазари-Шариф войска Бачаи Сакао, перегородив арыки, перешли к его осаде. Опасаясь волнений со стороны афганского батальона, сформированного из местных добровольцев, Примаков был вынужден обратиться в Москву за помощью. «Окончательное решение задачи, — отмечалось в радиограмме, — лежит в овладении Дейдади и Балхом. Живой силы для этого нет. Необходима техника. Вопрос был бы решен, если бы я получил 200 газовых гранат к орудиям. Кроме того, необходимо сделать отряд более маневроспособным, дать мне эскадрон головорезов… Если можно ожидать, что ситуация изменится и мы получим помощь, я буду оборонять город. Если на помощь нельзя рассчитывать, то я буду играть ва-банк и пойду брать Дейдади. Возьму — значит, мы хозяева положения, нет, значит, обратимся в банду…».

В ответ на просьбу 6 мая советская авиация нанесла несколько бомбоштурмовых ударов по боевым порядкам противника под Мазари-Шарифом. Одновременно афганскую границу перешел отряд красноармейцев численностью около 400 человек. После стремительного двухдневного марша отряд под началом Зелим-хана вышел к Мазари-Шарифу. Кто из советских военачальников скрывался под этим псевдонимом, точно не известно. С большой долей достоверности можно предположить, что это был командир 8-й кавбригады САВО Иван Петров, впоследствии участник Великой Отечественной войны, генерал армии, Герой Советского Союза17. Соединившись с примаковцами, сводный отряд отбросил афганцев от Мазари, а 8 марта, после артиллерийского обстрела, овладел Дейдадом, захватив при этом большие трофеи (50 орудий, 20 пулеметов, много стрелкового оружия и боеприпасов).

Отдохнув, сводный отряд двинулся дальше на юг, в сторону крупного центра Ташкурган. Однако на этом пути он встретил трехтысячный кавалерийский отряд Ибрагим-бега. Абдулла Валишев, взводный командир из отряда Примакова, следующим образом описывает этот бой:

«По отработанной схеме восемь орудий поставили на главное направление, по два станковых пулемета в 200 м от дороги. С приближением басмачей на 500 м орудия открыли частый огонь: три из них били в голову колонны, три — в хвост, а два — в середину. Заработали и спрятанные пулеметы. Противник бросился врассыпную. Конники лихо орудовали клинками и даже пиками. Через полчаса после начала боя дозор обнаружил еще 1500 басмачей, прискакавших на сей раз с запада. Ими командовал Сеид Хусейн, военный советник Бачаи Сакао. Два часа длился страшный бой… Басмачи отчаянно сопротивлялись. Выиграть бой помогла военная смекалка Ивана Петрова. По его распоряжению к противнику отправили трех пленных, захваченных у бека, чтобы сообщить главарю второй банды о результатах предыдущего боя — 2500 убито, 176 в плену и лишь трем сотням вояк удалось спастись бегством. Предупреждение подействовало: басмачи сложили оружие. Конечно, если бы оба отряда появились одновременно, с противоположных сторон, то, имея 10—12-кратное превосходство в живой силе, они смогли бы смять отряд».

12 мая красноармейцы овладели городом Балх, а на следующий день Ташкурганом.

18 мая Примаков был вызван в Москву, и командование отрядом принял Али Авзаль-хан — комбриг Александр Иванович Черепанов. Следуя инструкциям, он продолжил движение в глубь Афганистана. Но 23 мая пришло известие, что афганская дивизия Сеид Хусейна внезапным ударом овладела Ташкурганом, перерезав коммуникации отряда красноармейцев. В сложившейся ситуации Черепанов был вынужден возвратиться к городу. 25 мая после артиллерийской подготовки и авиационной бомбардировки вызванными по рации самолетами черепановцы ворвались в Ташкурган. Жестокий бой продолжался два дня. Город трижды переходил из рук в руки, но в итоге афганцы отступили. Однако победа далась дорогой ценой. В ходе этих боев были израсходованы почти все снаряды, более половины орудий и пулеметов вышли из строя. Отряд потерял 10 красноармейцев убитыми и 30 ранеными, афганские сторонники Амануллы — 74 убитыми и 117 ранеными.

Завершение военной кампании было столь же быстрым, как и ее начало. В последних числах мая стало известно, что Аманулла-хан решил прекратить вооруженную борьбу и вместе с родственниками, захватив значительную сумму государственных денег, бежал в Индию, а оттуда выехал на Запад*. В этой ситуации продолжение кампании становилось не только бессмысленным, но и вредным. Она уже могла расцениваться как агрессия против суверенной страны. Сталин приказал отозвать отряд. Вместе с советскими войсками в таджикский Термез возвратились и чиновники Гулам Наби-хана. Однако в штабе Среднеазиатского военного округа продолжалась разработка операции по борьбе с Бачаи-Сакао. Один из его вариантов предусматривал возвращение Амануллы при сохранении независимости Афганистана, другой — создание на севере страны марионеточной республики с дальнейшим ее присоединением к Советскому Союзу.

Однако оба плана так и не были реализованы. В октябре 1929 года бывший афганский посол в Париже и родственник бежавшего из Афганистана Амануллы-хана генерал Мухаммад Надир-хан, при поддержке британских властей Индии, «разочаровавшихся» в Хабибулле, развернул мощное наступление на Кабул и сверг Бачаи Сакао. Захваченный в плен, он вскоре был казнен. Приход к власти проанглийски настроенного Надир-хана существенно изменил положение вещей в Афганистане с точки зрения взаимоотношений с СССР. В Докладной записке Восточного секретариата ИККИ о положении в Афганистане, составленной 6 марта 1931 года, в частности, говорилось:

«Нынешний эмир Афганистана Надир-хан занял Кабул в октябре 1929 г. при прямой поддержке англичан. Племенные войска Надир-хана формировались и вооружались открыто англо-индийским правительством на индийской стороне границы. Кабул был занят махсутами и вазирами, переброшенными из северо-западной полосы Индии. Вся английская и англо-индийская печать с первого дня прихода к власти Надир-хана открыто рассматривает его как «верного союзника и прекрасного соседа», который регулярно и своевременно информировал англоп-ра[вительство] «о действиях и возможных замыслах русского правительства» (Лорд Крю, бывший посол Англии в Париже).

Подписание соглашения о военной и материальной помощи, по которому правительство Надир-хана получает от англичан 20 000 винтовок (13 000 уже получено) и 400 000 фунтов стерлингов, и принятие афганцами на себя обязательства всеми мерами бороться с антибританским движением среди племен — целиком подтверждают, что в лице Надир-хана английский империализм получил «верного союзника» в деле превращения Афганистана в плацдарм против СССР и укрепления своих позиций в нарастающей индийской революции». Далее в Записке отмечалось:

«Полная капитуляция Надира перед англо-пра[вительством] привела к потере совпредставителями позиций, которыми они располагали в отношении афганской армии, авиации и пр., и к передаче таковых открыто или в секретной форме англичанам. Все эти данные говорят, что а) Надир полностью капитулировал перед англичанами; б) Афганистан, в нынешних условиях, уже нельзя рассматривать как буфер между СССР и английским империализмом; в) правительством Надира страна все более и более превращается в плацдарм английского империализма для борьбы против СССР…»

В заключение документа давались рекомендации по выправлению ситуации:

«…Все это создает предпосылки и обуславливает необходимость создания внутри Афганистана революционного крестьянского ядра, которое сможет возглавить борьбу крестьянства за афганскую независимость против английского империализма и правительства Надир-хана. База для крестьянского движения в Афганистане, особенно его северной части, населенной национальными меньшинствами (таджики, узбеки и пр.), есть; выдвинулись уже отдельные вожди этого движения, которых нужно объединить, дать им соответствующие установки, лозунги и пр., и таким образом сделать первые шаги к созданию народной революционной партии Афганистана».

В то же время между Советской Россией и Афганистаном было заключено своего рода неофициальное соглашение в борьбе с еще активным басмаческим движением. В ходе рейдов против басмачей советские пограничники неоднократно вторгались на территорию Афганистана. Данные прецеденты не вызывали особого недовольства со стороны афганского правительства. Разгром басмаческих отрядов в северных провинциях способствовал укреплению власти Надир-шаха, которая имела опору только в пуштунских племенах, контролировавших провинции к югу и юго-востоку от Гиндукуша.

По мере того как басмаческое движение ослабевало, к середине 1930-х годов в Кабуле стали усиливаться прогерманские настроения. Они имели давние корни. Еще в январе 1916 года Хабибулла-хан, учитывая антианглийские настроения своих подданных, заключил с Германией дружественный договор. Этот документ был составлен таким образом, что его подписание не мешало эмиру продолжать политику нейтралитета. Вместе с тем договор с Германией породил среди пуштунов Южного Афганистана и «независимых» племен Британской Индии надежду на скорое объявление джихада против своих поработителей — англичан. Имел он и важное военное и экономическое значение. С помощью немцев, стремившихся ослабить влияние Великобритании в Афганистане и Индии, были укреплены некоторые приграничные крепости на индо-афганской границе, начато реформирование афганской армии. В короткий срок германские офицеры во главе с Оскаром фон Нидермайером организовали несколько военных школ для подготовки командного состава афганской армии и построили оборонительную линию вокруг Кабула. После этого армия эмира по разработанному немцами плану провела даже маневры с целью отразить вероятное наступление британских войск.

В конце 1930-х — начале 1940-х годов немецкие специалисты из организации Тодта (многие из которых являлись кадровыми сотрудниками разведки) построили в стране ряд важных стратегических объектов: аэродромы в Кабуле и Герате, дорогу Кабул — Газни, мосты и дороги в приграничных с Индией районах, большой железобетонный мост через реку Гильменд у Герата и др. Афганское правительство прекрасно понимало, что немцы стремятся создать сеть современных дорог для своего будущего наступления на Индию, однако не препятствовало этому, так как было заинтересовано в укреплении своих позиций в районах проживания пуштунских племен. Кроме того, афганское правительство рассчитывало сотрудничеством с немцами ослабить позиции своего исконного врага — Великобритании. Для этого были веские основания. Для пришедших к власти в Германии национал-социалистов Афганистан приобрел важное военно-стратегические значение в борьбе с Англией. По мнению руководителей Третьего рейха, организация вооруженного выступления племен Британской Индии могла значительно ослабить позиции Великобритании в целом.

С целью дестабилизации обстановки в районах проживания пуштунских племен, в 1939 году германской разведкой было разработано два плана спецопераций, получивших кодовое название «Аманулла» и «Тибет». Их авторами являлись авторитетные специалисты по Среднему Востоку, опытные разведчики Оскар фон Нидермайер и Вернер фон Хентинг. Ключевой фигурой в них стал бывший король Афганистана Аманулла-хан, который с 1929 года проживал в Италии. По замыслу разработчиков, он должен был возглавить правительство Афганистана в изгнании и стать знаменем планировавшегося государственного переворота. Определенная роль в реализации обоих планов отводилась Советскому Союзу. Главной целью плана «Аманулла», как говорилось в одном из документов МИДа Германии, было «приобретение базы для операций любого рода против Индии, сковывание английских вооруженных сил, поддержка повстанческого движения в Вазиристане». По замыслу Хентинга, для свержения короля Захир-шаха было необходимо из воинов гильзайских племен, часть из которых откочевала из Афганистана в советский Туркестан, набрать отряд численностью около 2 тысяч человек. Это формирование, вооруженное немецким оружием, под руководством бывшего министра иностранных дел Афганистана Гулям Сиддик-хана, сотрудничавшего с немецкой разведкой, должно было захватить важный административный центр Северного Афганистана город Мазари-Шариф, а затем, объединившись с восставшими пуштунскими племенами, двинуться на Кабул. В случае такого вооруженного выступления Захир-шах был бы обречен. Для полной гарантии успеха Хентинг собирался задействовать в операции «Аманулла» еще одну горную дивизию вермахта, которая бы поддержала наступление отряда Сиддик-хана на Кабул с территории советского Туркестана.

Участие советской стороны предусматривал и план операции «Тибет». Ее проведение, по замыслу его автора гауптштурмфюрера Эрнста Шеффера, должно было «подорвать британское господство в Тибете и Гималаях». Для этого предполагалось организовать крупное восстание «разбойничьих племен» (не только пуштунских) и осуществить диверсионные акты против стратегически важных объектов (железнодорожные мосты, линии телеграфа) и частей британской армии. На его последнем этапе, после заброски на Тибет через Афганистан германских диверсантов, оружия и крупных сумм денег, предполагалось при содействии СССР организовать «научную» экспедицию из 200 офицеров и унтер-офицеров СС, прошедших специальную подготовку (с включением в ее состав представителей советской разведки). Руководители операции надеялись, что советское правительство разрешит создать в одной из среднеазиатских республик базу для войск СС. Экспедиция, стартовав с этой базы, должна была доставить для племен Тибета и северных районов «независимой» полосы Британской Индии караван из 3 тысяч вьючных животных и крупную партию оружия, включая минометы.

Однако этим планам национал-социалистической Германии не суждено было сбыться. Москва, выяснив все детали операций через немецкого представителя, уполномоченного вести эти секретные переговоры, офицера СС П. Клейста (одновременно являвшегося информатором советской разведки), не только не пошла на сотрудничество с нацистами, но и вскоре сообщила об их планах в Кабул.

Стремясь извлечь из своей неудачи хоть какую-то пользу, немцы попытались «раскрутить» дезинформацию о якобы планируемом нападении Советского Союза на Индию. Благо некоторые сведения о предпринимавшихся между СССР и Германией переговорах все же стали достоянием западных, и в первую очередь британской, разведок. Убедительным фактом в этой пропагандистской «игре» стало и заключение советско-германского пакта.

Первой о советском наступлении на Афганистан и Индию сообщила итальянская радиостанция «Гималаи». Появились сведения, из различных «достоверных» источников, о скоплении советских войск близ афганской границы.

В итоге совместные действия разведок стран «оси» принесли ожидаемые плоды. Упорные слухи о крупной группировке советских войск, якобы готовой к вторжению в Афганистан, вынудили британские власти сконцентрировать вдоль индо-афганской границы войска численностью около 600 тысяч человек.

После нападения Германии на Советский Союз планы немецких разведывательных служб в Центральной Азии значительно расширились. Понимая, что война с СССР будет достаточно затяжной, германская разведка попыталась реанимировать басмаческое движение в Северном Афганистане. Именно в этом районе, вдоль советско-афганской границы, проживало несколько сот тысяч среднеазиатских эмигрантов. Многие из них в 1920—1930-е годы активно боролись против советской власти и были готовы при первом удобном случае вновь взяться за оружие. Так, в кишлаках к западу от Герата осели сторонники Джунаид-хана. Населенные пункты Карамкуль, Алты-Булак, Доулетобад, Андхой, Курган превратились в центры туркменской эмиграции. А в районе Файзабада, Шугнана, Баглана и Бадахшана расселились таджикские, узбекские, киргизские и казахские эмигранты.

Туркменское басмачество было самым многочисленным, хорошо вооруженным и самым воинственным. Еще в августе 1939 года в докладе советского посольства в Кабуле в Народный комиссариат иностранных дел отмечалось, что туркменская эмиграция в Северном Афганистане «представляет особо внушительную силу, которая может быть использована нашими антагонистами для диверсий и налетов на прилегающие к Афганистану приграничные округа Туркменской ССР. По скромным подсчетам, вся туркменская эмиграция может выставить в месячный срок не менее 5 тысяч бойцов на лошадях, вооруженных разнокалиберным оружием…». Ранее в одном из докладов советского консульства в Мазари-Шарифе в Москву также сообщалось о тревожной ситуации на советско-афганской границе: «Так или иначе, но банды (басмачей. — А.О.), действовавшие… на советской территории, сохранили и свою организацию, вооружение, руководителей и находятся на прежних своих базах. При желании банды могут быть через 3—4 дня переброшены на советскую территорию». Естественно, Москва и Кабул принимали соответствующие меры по ликвидации этого очага опасности, тем не менее, по данным немецкой разведки, к 1942 году туркменские басмачи в Афганистане могли вооружить около 11 тысяч человек. Английская разведка оценивала силы басмачей в 10 тысяч человек, а сами лидеры басмачей в ноябре 1941 года на Лоя Джирге в Кабуле заявили о возможности выставить против СССР отряды общей численностью 200 тысяч вооруженных воинов*.

Активную работу по сплочению, подготовке и вооружению басмаческих отрядов проводили, помимо немецкой, также японская и итальянская разведки. Японцам, например, удалось завербовать многих лидеров басмаческого движения, в том числе бывшего эмира Бухары Алим-хана, туркмена Кизыл-Аяка, узбеков Курширмата, Махмуд-бека и других. В Стране восходящего солнца многие басмачи прошли и специальную разведывательную и диверсионную подготовку.

В случае начала боевых действий в среднеазиатских советских республиках Абвер планировал укрепить ряды басмачей дополнительными силами, а именно диверсионными отрядами, укомплектованными офицерами и солдатами национальных формирований вермахта, в первую очередь «Туркестанского легиона». Для их подготовки была создана в Польше под Вроцлавом секретная тренировочная база под кодовым названием «Лесной лагерь СС-20», или «Главный лагерь Туркестан».

Однако в результате успешной деятельности советской разведки, активно сотрудничавшей в годы войны с британскими разведслужбами, все попытки стран «оси» спровоцировать военные действия в Средней Азии были сорваны. При этом некоторые лидеры басмачей — «непримиримые борцы с большевизмом» были завербованы или куплены советскими спецслужбами и включились в тайную борьбу со своими бывшими покровителями. Среди них был и авторитетный среди узбекского басмачества лидер Махмуд-бек — резидент Абвера, работавший одновременно на турецкую и японскую разведки. Он него Москва, в частности, узнала важную информацию о деятельности финансируемой немцами антисоветской организации «Унион», созданной в Северном Афганистане, а также заброшенных на территорию СССР диверсионных группах из числа среднеазиатских эмигрантов. Все это позволило советской разведке уже к началу 1942 года поставить под свой контроль деятельность как Абвера, так и антисоветских эмигрантских объединений в приграничных с СССР районах Афганистана…..

……Для чего я это рассказываю? Цель одна! Я пытаюсь понять, каким образом войска Советского Союза оказались на территории Афганистана и я, капитан советского спецназа, с автоматом в руках принял свой первый в жизни бой в районе города Мазари-Шариф в провинции Балх с превосходящими силами моджахедов у полузабытого мной кишлака. Помню, как разведывательно – диверсионная группа отряда «Кобальт», которой я командовал, прижималась к земле и над нами свистели пули, а мне было страшно, по настоящему жутко страшно за свою молодую жизнь….

Много потом было боёв, но тот первый, смел в моем сознании все те штампы о героизме заученные ранее в школе и в курсантские годы, которыми нас пичкали бравые преподаватели истории КПСС, сами никогда не нюхавшие пороха. Вот тогда я и понял, что война это тяжелый труд и лихорадочная работа мозга 24 часа в сутки. Да! Я диверсант, подготовленный в лучшей школе КГБ СССР, имеющий опыт борьбы с бандитизмом и коррупцией ничего не мог поделать со своим трясущимся от страху Я !!! И мне не стыдно говорить об этом.

Испытывал ли я страх потом? Наверное да. Но это уже была скорее опаска умного человека идущего по минному полю со щупом и миноискателем. Позже я начал воевать продумывая свои действия и к моему удивлению, понял, что у меня это получается и мало того, мне нравится воевать.

Скажу лишь одно. Про действия отряда «Кобальт» в Афганистане написаны очень скупые строки в доступной литературе. Не знаю, узнают ли будущие поколения правду об этом удивительном подразделении добровольцев, в глубине которого была скрыта моя РДГ «ДЕЛЬТА», но мне по прошествии многих лет кажется, что это и не важно. Важно то, что наш отряд делал хорошо свое дело. И тогда на скалах Гиндукуша мы верили в нашу победу и в то, что делали. Отмечу, что первоначальная задача этого отряда состояла в помощи местным правоохранительным органам в борьбе с преступностью. Но в 1979 году руководство МВД СССР с удивлением выяснило, что в Афганистане ПРЕСТУПНОСТЬ ПОЧТИ ПОЛНОСТЬЮ ОТСУТСТВУЕТ !!!! Этому способствовала религия ислам, законы шариата и целомудренность самих афганцев. И тогда было принято решение о перенацеливании этого подразделения в иную сферу военной жизни. Что это была за деятельность, я по понятным, читателю причинам умолчу: сказал то, что могу сказать. И хотя официально “Кобальт” прекратил свое существование в начале “восьмидесятых” готов прошлого века, в самом начале войны В Афганистане, знающие люди вам скажут: отряд никуда из ДРА не выходил, а само упоминание о нем, было за семью печатями. Даже после вывода советских войск из Афганистана, бойцы этого отряда еще долгие годы оставались там.

Для полноты восприятия, могу сообщить читателя, что 28 ноября 1988 года, автор, командовавший группой из 16 человек, подорвался на мине в одном из ущелий, после возвращения с боевого задания, связанного с работой в отряде моджахедов Ахматшаха Масуда, которого называли Панджшерским Львом. Когда Масуду доложили, что шурави из “Кобальта” попали в засаду неконтролируемой им банды, он бросил на выручку моей группе своих лучших бойцов. Нас отбивали у душманов сами душманы. Тогда на базу нас вернулось четверо…

Впрочем, я отвлекся…

Пропустим Победу в Великой Отечественной войне и все что произошло в Афганистане после ее празднования. Давайте взглянем, что происходило в мире потом.

25 сентября 1949 года информационное агентство ТАСС известило мир о взрыве первой советской атомной бомбы. Это событие положило конец монополии США на ядерное оружие. Страх перед уничтожением друг друга в ядерном конфликте удержал оба государства от возможного прямого столкновения. Отныне противоборство между ними развернулось в сфере экономики и идеологии. Но и военные конфликты продолжали занимать существенное место в великом противостоянии двух систем второй половины XX века. Правда теперь они переместились в основном в зону третьих стран на африканском и азиатском континентах.

Классическими примерами подобного противостояния стали войны во Вьетнаме и Афганистане. Как правило, участие СССР в конфликтах подобного рода ограничивалось посылкой военных советников и специалистов, а также поставками оружия. Единственным случаем, когда в боевых действиях участие принимала крупная группировка Советской Армии, стала война в Афганистане (1979-1989 гг.).

Кроме того, СССР принимал непосредственное участие в подавлении попыток европейских стран социализма выйти из сферы советского влияния. Здесь можно выделить события в Венгрии и Чехословакии.

Наконец, еще одним типом военных конфликтов, в которых участвовали советские вооруженные силы, стали споры по территориальным проблемам. В данном случае советско-американское глобальное противостояние уступило место борьбе за территории между СССР и Китаем. Впрочем, и здесь движущей силой выступал конфликт идеологий, на сей раз между двумя вариантами коммунистического учения - китайским и советским. Наряду с США, Китай стал активной силой, которая стремилась сузить влияние СССР в мире.

Ниже рассматриваются военные конфликты второй половины XX века, в которых Советская Армия принимала непосредственное участие. Среди них: события в Венгрии 1956 года, события в Чехословакии 1968 года, советско-китайский пограничный конфликт 1969 года и война в Афганистане 1979-1989 годов.

Операция “Вихрь” (Венгрия, 1956 г.)

Под этим кодовым названием проходила операция по подавлению антисоветских выступлений в Венгрии в октябре-ноябре 1956 года. Их катализатором стал XX съезд КПСС, осудивший культ личности Сталина. Из стран советского блока Венгрия наиболее живо откликнулась на смену курса в Москве. Здесь было немало жертв внутрипартийных репрессий, реабилитация которых началась под влиянием XX съезда КПСС. Однако этот процесс довольно быстро перерос в стремление выйти из сферы влияния СССР.

Волнения в Венгрии начались 6 октября, когда в Будапеште состоялось перезахоронение останков бывшего министра МВД Венгрии Раяка и других жертв внутрипартийных репрессий 1949 года. На эту церемонию собралась 300-тысячная толпа, которая требовала отставки первого секретаря правящей Венгерской партии трудящихся Э.Гере и назначения на пост главы правительства бывшего премьер-министра Имре Надя . 22 октября на манифестацию вышло 5 тысяч студентов, они требовали введения многопартийной системы и вывода из страны советских войск. На следующий день произошла более массовая демонстрация, переросшая в вооруженные столкновения с полицией и армией. Однако вскоре войска перешли на сторону восставших, и те овладели столицей Венгрии.

Руководство страны обратилось к СССР за помощью. Утром 24 октября в Будапешт вошли советские танки. В бой с ними вступило местное население, к которому присоединились части полиции и венгерской армии. Уличные бои в Будапеште продолжались почти неделю, пока Имре Надю, сформировавшему к тому времени коалиционное правительство, удалось наконец добиться прекращения огня. Советские танки стали покидать город, и конфликт, казалось, был исчерпан.

Однако власти СССР не собирались сложа руки ждать, пока Венгрия выйдет из сферы их влияния и расколет советский блок в Восточной Европе. Хрущев действовал быстро и решительно. Военная группировка в Венгрии, которая еще в октябре составляла 20 тысяч человек, за десять дней была наращена до 8 дивизий и превысила по численности 200 тысяч бойцов. В ответ на это венгерское правительство заявило протест и объявило о выходе своей страны из Варшавского договора.

4 ноября ранним утром советские танки под командованием генерала Петра Лащенко снова вошли в Будапешт - началась операция “Вихрь”, в разработке которой участвовал маршал Жуков. Ожесточенные бои продолжались в течение трех дней. Венгры сражались стойко, но противостоять хорошо вооруженной советской армии, к тому же имеющей колоссальный опыт боев с гитлеровцами, не могли. уже 8 ноября пали последние очаги сопротивления в Будапеште. Имре Надь укрылся в посольстве Югославии, откуда был выдан 22 ноября советским властям.

Во время боев в Венгрии советские войска потеряли лишь 720 солдат и офицеров. В результате проведенной операции “Вихрь” порядок в республике был восстановлен, Имре Надь был обманным путем переправлен в Румынию, затем возвращен в Венгрию, осужден за государственную измену и в 1958 году повешен. Кстати, по мнению российского историка и публициста Эдварда Радзинского, Надь участвовал в расстреле царской семьи Романовых. Такая же информация упоминается и в книге австрийской журналистки Элизабет Хереш, в которой приводится “список Юровского”. Венгерская республика осталась в сфере советского влияния вплоть до развала социалистической системы.

События в Чехословакии (1968 г.)

В январе 1968 года первым секретарем ЦК Коммунистической партии Чехословакии стал Александр Дубчек. Его приход к власти был обусловлен формированием брежневской когорты коммунистических лидеров стран Восточной Европы, однако Дубчек не собирался подстраиваться под Брежнева, а решил проводить самостоятельный курс и строить “социализм с человеческим лицом”: провозглашалось ослабление партийного контроля над всеми областями жизни, децентрализация управления, реабилитация жертв политических репрессий и так далее.

Подобный поворот событий вызвал серьезную озабоченность в Кремле. Советское руководство опасалось, что в случае проведе¬ния чешскими коммунистами независимой от Москвы внут¬ренней политики СССР потеряет контроль над Чехословакией. Подобный поворот событий грозил расколом восточ¬ноевропейского социалистического блока как в политическом, так и военно-стратегическом плане. Официальным оправданием ввода войск стало письмо-обращение группы “партийных и государственных деятелей” Чехословакии к правительству СССР и других стран Варшавского Договора об оказании интернациональной помощи.

С апреля по июль 1968 года руководители стран Варшавского договора уговаривали Дубчека утихомириться и умерить аппетиты, параллельно в Москве просчитывали силовой вариант решения проблемы (будущей операции было присвоено кодовое название “Дунай”). Объединенной войсковой группировкой стран-участниц Варшавского договора командовал генерал И.Г.Павловский. 1 августа, после ряда совещаний с лидерами компартий Восточной Европы, Дубчек согласился восстановить контроль партии над прессой, не допускать образования буржуазных партий, усилить народную милицию и убрать из правительства наиболее одиозных, с точки зрения Москвы, политиков.

Тем временем на границах Чехословакии уже было сосредоточено порядка 400.000 тысяч военнослужащих стран Варшавского договора. Несмотря на договоренности, Дубчек не стал вводить цензуру и совершать перестановки в правительстве. Новые попытки переубедить его ни к чему не привели.

20 августа в 23 часа ночи советские, восточно-германские, польские, венгерские и болгарские войска в 18 местах пересекли границу Чехословакии. На первом этапе основная роль отводилась воздушно-десантным войскам. В 2 часа ночи 21 августа на аэродроме “Рузине” под Прагой высадились части 7-й воздушно-десантной дивизии. Они блокировали основные объекты аэродрома, куда с интервалом в одну минуту стали приземляться советские АН-12 с десантом и боевой техникой. Момент для вторжения благоприятствовал Москве : Соединенным Штатам, втянутым в войну во Вьетнаме, и Европе, взбудораженной “Парижской весной”, было не до чехов.

В течение 21 августа 24 дивизии стран Варшавского Договора заняли основные объекты на территории Чехословакии. Советские установки сумели заглушить радары НАТО в Западной Европе, вынудив американцев получать информацию лишь через спутники. В Прагу вступили части 20-й Гвардейской армии из Группы советских войск в Германии под командованием генерала П.К.Кошевого, которые установили контроль над основными объектами столицы Чехословакии.

Единственным местом в Праге, которое пришлось брать силой, стала радиостанция. Некоторое сопротивление оказали мирные жители, прежде всего молодежь, которые сооружали в отдельных местах баррикады и забрасывали войска булыжниками и палками. Из примеров пассивного сопротивления местного населения можно назвать: снятие указателей улиц и номеров домов, расклеивание листовок, призывавших советских солдат возвращаться домой, исчезновение из магазинов карт Праги.

В отличие от будапештских событий 1956 года столь масштабное вторжение произошло почти бескровно. Боевые действия практически не велись. Имели место отдельные случаи нападения на военных, но в подавляющем большинстве чехи не оказали сопротивления. 200-тысячная чехословацкая армия получила приказ своего руководства не стрелять. С 21 августа по 20 октября 1968 года в результате враждебных действий граждан Чехословакии погибли всего 11 советских военнослужащих, было ранено и травмирова¬но 87 человек. Кроме того, погибли в авариях, при неосторожном обращении с оружием, умерли от болезней еще 85 человек. Наиболее впечатляющим стал подвиг экипажа из состава 1-й Гвардейской танковой армии, который специально на¬правил свой танк в пропасть, чтобы избежать наезда на де¬тей, выставленных чешскими пикетчиками на горной дороге.

24-27 августа 1968 года в Москве состоялись переговоры, на которых чехословацкая сторона согласилась восстановить “истинный” социализм. 11 сентября 1968 года советские танки покинули Прагу. В результате успешного проведения операции “Дунай” Чехословакия осталась членом восточноевропейского социалистического блока. Советская группировка войск численностью до 130 тысяч человек оставалась в Чехословакии до крушения социалистической системы.

Сражение за остров Даманский (1969 г.)

Весна 1969 года оказалась для советского руководства не менее жаркой, чем “пражская весна” 1968 года. На сей раз конфликт вспыхнул на Дальнем Востоке. Главным объектом столкновений между СССР и КНР стал остров Даманский на реке Уссури, которая разделяла советскую и китайскую территории. Отношения между СССР и Китаем стали быстро ухудшаться после XX съезда КПСС, который осудил культ личности Сталина. Новый курс Хрущева предоставил Китаю удобный повод открыто дистанцироваться от СССР. Обвинив Советский Союз в ревизионизме, китайские руководители объявили свою страну истинным мировым центром коммунистического учения. Идеологическая трещина между двумя компартиями быстро расширялась, ведя к ухудшению отношений между странами.

У пограничных рек с меняющимся руслом, к которым принадлежит и Уссури, трудно провести границу по центральном фарватеру. Поэтому на подобных реках объективно возможно появление наносных (намытых течением) спорных островов. К ним принадлежал и Даманский, где китайские крестьяне традиционно заготавливали сено. Напряженность возникла из-за того, что советские власти поставили на данном участке погранзаставу и перестали пускать китайцев на остров. В конце января 1969 года на Даманском начались первые столкновения: вначале они ограничивались рукопашным боем, а в марте прозвучали первые выстрелы.

В ночь на 2 марта 1969 года три сотни китайских военнослужащих скрытно заняли Даманский и оборудовали там замаскированные огневые точки. У них в тылу, на левом берегу Уссури, сосредоточились резервы и артиллерийская поддержка (минометы и безоткатные орудия). Этот акт был предпринят в рамках операции “Возмездие”, которой руководил заместитель командующего Шэньянским военным округом Сяо Цуаньфу.

Утром китайские солдаты открыли огонь по идущим к острову 55 советским пограничникам во главе с начальником погранзаставы “Нижне-Михайловка” старшим лейтенантом И.Стрельниковым. Пограничники во главе с оставшимся в живых командиром - младшим сержантом Ю.Бабанским - залегли и вступили в бой с превосходившими силами китайцев. Вскоре к ним на помощь пришло подкрепление на бронетранспортерах во главе с начальником соседней заставы “Кулебякины сопки” старшим лейтенантом В.Бубениным.

При поддержке минометного огня со своего берега китайцы закрепились за насыпью на острове и вновь вынудили советских воинов залечь. Но Бубенин не отступил. Он перегруппировал свои силы и организовал новую атаку на бронетранспортерах. Обойдя остров, он вывел свою маневренную группу во фланг китайцам и заставил их покинуть свои позиции на острове. Во время этой атаки Бубенин получил ранение, но не покинул боя и довел его до победы. В сражении 2 марта погиб 31 советский пограничник и еще 14 получили ранения.

Спустя две недели, утром 15 марта китайцы вновь перешли в наступление. Они довели численность своих сил до пехотной дивизии, усиленной резервистами. Атаки методом “людских волн” продолжались в течение часа. После ожесточенного боя китайцам удалось потеснить советских солдат. Тогда для поддержки оборонявшихся в контратаку двинулся танковый взвод во главе с начальником Иманского погранотряда (в него входили заставы “Нижне-Михайловка” и “Кулебякины сопки”) полковником Д.Леоновым.

Но оказалось, китайцы подготовлены к такому повороту событий и располагают достаточным количеством противотанковых средств. Из-за их плотного огня контратака потерпела неудачу. Тем более что Леонов в точности повторил обходной маневр Бубенина, который не стал для китайцев неожиданным. На этом направлении они уже вырыли окопы, где находились гранатометчики. Головной танк, в котором находился Леонов, был подбит, а сам полковник, пытавшийся выбраться через нижний люк, погиб. Двум другим танкам все же удалось прорваться к острову и занять там оборону. Это позволило советским солдатам еще 2 часа продержаться на Даманском. Наконец, расстреляв весь боезапас и не получив подкреплений, они покинули Даманский.

Неудача контратаки и потеря новейшей боевой машины Т-62 с секретной аппаратурой убедили наконец советское командование в том, что введенных в бой сил недостаточно для победы над китайской стороной, которая подготовлена весьма серьезно. Тогда в дело вступили силы развернутой вдоль реки 135-й мотострелковой дивизии, командование которой отдало приказ своей артиллерии (в том числе отдельному реактивному дивизиону БМ-21 “Град”) открыть огонь по позициям китайцев на острове. Это был первый случай применения в бою ракетных установок “Град”, удар которых решил исход сражения. Значительная часть китайских солдат на Даманском (более 700 человек) была уничтожена огненным шквалом.

На этом активные боевые действия фактически прекратились. Но с мая по сентябрь 1969 года советские пограничники более 300 раз открывали огонь по нарушителям в районе острова Даманского. В боях за Даманский с 2 по 16 марта 1969 года погибли 58 советских воинов, 94 получили тяжелые ранения. За проявленный героизм четверо военнослужащих получили звание Героя Советского Союза: полковник Д.Леонов и старший лейтенант И.Стрельников (посмертно), старший лейтенант В.Бубенин и младший сержант Ю.Бабанский.

Советско-китайский пограничный конфликт не ограничился в 1969 году районом Уссури. Летом того же года произошли бои в Джунгарском проходе на советско-китайской границе в Казахстане. В целом, по данным советской стороны, китайцы осуществили в 1969 году несколько сот нарушений государственной границы СССР. В конце августа 1969 года газета “Правда” опубликовала передовую статью, где говорилось о возможном ядреном ударе по Китаю. Подобная угроза охладила воинственный пыл Пекина.

Сражение за Даманский стали первым со времен Второй мировой войны серьезным столкновением Вооруженных Сил СССР с регулярными частями другой крупной державы. После советско-китайских переговоров в сентябре 1969 года было решено отдать остров Даманский Китайской Народной Республике. Новые хозяева острова засыпали протоку, и с тех пор он стал частью китайского берега (полуостров Жаланашколь).

Война в Афганистане (1979-1989 гг.)

В 1973 году произошла Даудская (Саурская) революция, свергнувшая монархию в Афганистане. Первым президентом Афганистана стал Мухаммед Дауд Хан (двоюродный брат свергнутого короля). В 1978 году в Афганистане произошел новый государственный переворот: к власти пришла Народно-Демократическая партия Афганистана (НДПА) во главе с Тараки. Новая власть ориентировалась на Советский Союз и его опыт построения социализма.Эта партия образовалась в 1965 году и придерживалась прокоммунистической ориентации. Однако намного ранее, в 1967 году, в виду тактических разногласий в ней оформились два крыла: “Хальк” (“Народ”) во главе с Н.М.Тараки и “Парчан” (“Знамя”) во главе с Бабарком Кармалем, получившие свои названия по одноименным фракционным газетам.

Против новой власти выступила другая мощная сила афганского общества, которую представляли исламские фундаменталисты. Они опирались на широкие слои населения, озлобленного аграрной и антирелигиозной политикой Тараки. В стране началась гражданская война. Не пользующийся поддержкой в народе и раздираемый внутренней борьбой кабульский режим утратил контроль над значительной частью страны. Его противники - моджахеды - действовали уже на окраинах Кабула. СССР не имел в Афганистане иной опоры кроме стремительной сдававшей позиции НДПА. Без советского военного вмешательства, о котором уже не раз просил Тараки, лояльный Москве режим долго продержаться не мог. В случае его падения СССР терял все свои позиции в Афганистане, который становился вторым после Ирана враждебным Москве пограничным исламистским государством.

В сентябре 1979 года Тараки был свергнут своим ближайшим соратником Амином. Новый афганский лидер был опасен для Москвы как беспринципный узурпатор власти, готовый легко поменять своих покровителей. Кроме того, приход Амина ознаменовался новой волной внутрипартийных чисток, которые грозили уничтожением всей партии НДПА. Для Кремля более подходящим ставленником представлялся лояльный и предсказуемый Бабрак Кармаль, находившийся тогда в Праге.

С октября 1979 года СССР начал планомерную подготовку к вводу войск. 25 декабря на аэродромы в Кабуле и Багрме стали приземляться военно-транспортные самолеты. Они доставили в Афганистан 105-ю воздушно-десантную дивизию и части специального назначения, имевшие задачу устранить Амина. До последней минуты десантники не были посвящены в планы высшего руководства. Для переброски личного состава потребовалось сорок семь часов, за которые было совершено 343 рейса. В Кабул и Баграм было доставлено 7 700 десантников и 894 единиц боевой техники. Почти одновременно в районе города Термез по наведенному понтонному мосту советско-афганскую границу пересекли мотострелковые подразделения. 27 декабря части советского спецназа взяли штурмом президентский дворец Дар-уль-Аман, кабульское радио и другие важные объекты. Амин был ликвидирован. Президентом Афганистана стал прибывший с советскими войсками Бабрак Кармаль.

На заседании Политбюро ЦК КПСС 27 декабря были рассмотрены мероприятия по пропагандистскому обеспечению ввода советских войск в Афганистан и передачи власти Бабраку Кармалю. Этим решением правда об афганской войне была надолго спрятана от советских людей.

Следующий этап операции заключался в том, чтобы, перейдя государственную границу и совершив марш по маршрутам Термез - Кабул - Газни и Кушка - Герат - Кандагар, охватить кольцом наиболее важные административные центры страны. Выполняя эту задачу, первая мотострелковая дивизия (12 тысяч человек) двигалась в направлении Кушка - Кандагар, а другие силы через Термез, перевал Саланг - на Баграм и Кабул. Часть советских войск из Кабула направилась в Гардес.

До 1 января 1980 года было введено 50 тысяч военнослужащих, в том числе две воздушно-десантные и две мотострелковые дивизии. В январе 1980 года в Афганистан вошли еще две мотострелковые дивизии, и общая численность советских войск достигла 80 тысяч человек. В течение первой половины 1980 года советский военный контингент продолжал усиливаться, особенно за счет четырех полков боевой авиации, трех вертолетных и различных отдельных бригад и полков.

Начиная с зимы 1980/81 года оппозиция усилила диверсионно-террористическую деятельность. Вместо крупных формирований по 500-1000 человек начали действовать небольшие отряды по 30-40 человек и даже более мелкие группы, состоящие из 2-3 террористов. Объектами диверсий стали промышленные предприятия, транспорт, ирригационные и энергетические сооружения. В ходе этих действий оппозиции заметные потери стал нести советский военный контингент, который прежде всего и использовался для выполнения задач по охране государственных и других объектов Демократической Республики Афганистан.

Если в 1979 году потери личного состава составили 86 человек, то в 1980-м - 1484, в 1981 году - 1298, в 1982 году - 1948, в 1983 году - 1446, в 1984 году - 2343, в 1985 году - 1868, в 1986 году - 1333, в 1987 году - 1215, в 1988 году - 759, в 1989 году - 53 человека.

Почти сразу же после введения советских войск начали предприниматься попытки политического решения “афганской проблемы”. Однако только в 1986 году руководство ДРА выдвинуло программу политики национального примирения. Политика национального примирения включала в себя: переговоры с вооруженной оппозицией; создание условий для возвращения на родину всех беженцев; политическую и военную амнистию всем афганцам, прекратившим борьбу против существующего правительства, и даже формирование коалиционного правительства. В результате этой новой политики к руководству НДПА пришли новые силы, а генеральным секретарем ЦК с мая 1986 года стал М. Наджибулла. 30 ноября 1987 года в соответствии с новой конституцией Афганистана на собрании представителей всех слоев населения Наджибулла был избран президентом страны.

После этого правительство ДРА разрешило беспрепятственное возвращение на родину всем беженцам, гарантировало права и свободы всем гражданам ДРА, прекратившим вооруженную борьбу, а к октябрю 1989 года подписало соглашения о прекращении боевых действий с 2/3 всех полевых командиров афганской оппозиции.

В конце 1988 - начале 1989 года были проведены встречи между представителями СССР и афганской оппозицией, а также с представителями пакистанского, иранского руководства и бывшим королем Афганистана Захир Шахом о прекращении войны, восстановлении мира в стране и формировании коалиционного правительства. В рамках этих переговоров СССР подтвердил, что выполнит полностью взятые на себя в Женеве 14 апреля 1988 года обязательства по политическому урегулированию положения вокруг Афганистана. К 15 февраля 1989 года был завершен вывод советских войск из Афганистана, за которым осуществлялся контроль наблюдателями ООН.

Прости дорогой читатель за немного длинное изложение этой темы, но мне кажется, что на всю афганскую войну нужно смотреть, сквозь призму мною сказанного. Очевидно, что интересы великого славянского государства в Афганистане были очерчены четкими границами – стратегией жизненной необходимости для огромной страны. Дальше произойдет предательство правителей - временщиков СССР. Развалится многонациональное государство и люди проклянут имена предателей. Мы жители одной Родины с изумлением узнаем, что мы враги по национальному или религиозному признаку, про то, что у нас в стране можно безнаказанно грабить и убивать… . Увидев все круги ада в мире появятся новых 15 стран – бывших советских республик и еще несколько не признанных на бывших территориях. Моя Родина пройдет через многие унижения и боль. Состаримся мы - участники Афганских событий, но не умрет никогда в народе вера в свою Мать-Родину занесшую освободительный меч над курганом Вечной Славы и зовущую молодую поросль на свою защиту.

Верится мне, что поднимется Русская земля и все ее братья, которых разъединила черная сила снова сядут за один стол приняв трапезу от дел рук своих по хозяйски поглядывая на нивы и рощи, хлопковые плантации и горы. Подзовут к своему столу бело- и черноголовых своих потомков, оделяя их самыми вкусностями с отцовского стола, упреждая при этом о крепкой дружбе между ними и виновато глядя сидящим в глаза, скажут : « Простите братья мои обиды вам, вольные или не вольные!» Так и будет! Ибо повинную голову меч не сечет!!!!

Но это все еще впереди! А пока МЫ УХОДИМ из Афганистана!!!

Мы уходим

С покорённых однажды небесных вершин

По ступеням, обугленным на землю сходим

Сквозь прицельные залпы наветов и лжи

Мы уходим, уходим, уходим, уходим…

Припев:

Прощайте, горы, вам видней

Кем были мы в краю далёком,

Пускай не судит однобоко

Нас кабинетный грамотей.

До свидания, «Афган» - этот призрачный мир,

Не пристало добром вспоминать тебя вроде,

Только что-то грустит боевой командир,

Мы уходим, уходим, уходим, уходим…

Припев:

Прощайте, горы, вам видней

В чём наша боль и наша слава

Чем ты, Великая Держава,

Искупишь слёзы матерей

Нам вернуться сюда больше не суждено

Сколько нас полегло в этом долгом походе

И дела не доделаны полностью, но

Мы уходим, уходим, уходим, уходим…

Припев:

Прощайте, горы, вам видней

Какую цену здесь платили

Врага, какого не добили

Каких оставили друзей

Друг, спиртовую дозу дели на троих,

Столько нас уцелело в лихом развед-взводе,

Третий тост – даже ветер на склонах затих,

Мы уходим, уходим, уходим, уходим…

Припев:

Прощайте, горы, вам видней

Что мы имели, что отдали

Надежды наши и печали

Как уживутся средь людей

Биографии наши в пол дюжины строк

Социологи втиснут, сейчас они в моде,

Только разве подвластен науке Восток.

Мы уходим с Востока, уходим, уходим…

Припев:

Прощайте, горы, вам видней,

Кем были мы в краю далёком,

Пускай не судит однобоко

Нас кабинетный грамотей.

Прощайте, горы, вам видней

Какую цену здесь платили

Врага, какого не добили

Каких оставили друзей

Мы уходим с Востока

Мы уходим с Востока

Уходим…

© Copyright: Комиссар Катар, 2014

Свидетельство о публикации №214021301877

http://www.proza.ru/2014/02/13

Сегодня в СМИ

Сергей Удалов


Самое обсуждаемое



Свежие комментарии



Ранее на эту тему

Аугусто Самора Р. (Augusto Zamora R.) Дело бывшего русского шпиона Скрипаля, предположительно отравленного русскими агентами п […]
Publico.es, Испания Аугусто Самора Р. (Augusto Zamora R.) Дело бывшего русского шпиона Скрипаля, предположительно отравленного […]
Первое описании Московской Руси было написано итальянцем, Амброзио Контарини, венецианским дипломатом, посланного в Персию в 1474-м г […]
Прибалтбюро сообщает: Президент Польши Анджей Дуда первый раз за четыре года полномочий посетил Литву.