«Маленький человек» в русской литературе 19 века


Континенталист, 20 мая 2018   –   cont.ws



Вы замечали, как ход истории влияет на литературный процесс? Как с изменениями в реальной жизни, появлением новых законов, сменой власти, научным и техническим развитием перед писателем возникают различные проблемы, пути решения которых диктует, опять-таки, политическая ситуация в стране?

Одной из вечных проблем литературы вообще и русской литературы в частности является проблема «маленького» человека. Маленького не по биологическим параметрам: ростом не вышел, до других не дотягивается, - а по причине того, что занимает определенное общественное положение, не позволяющее ему стать кем-то большим, чем тем, кем он является.

Отдельные штрихи подобных образов видим уже в творчестве Пушкина. Вспомним «Станционного смотрителя»: бедный, несчастный старик, от которого обманом увезли родную дочь – чем не пример «маленького» человека? Но это пока лишь набросок, отголосок действительного образа «маленького» человека.

Дорогой читатель, не кори автора данного эссе, ежели уличишь в принятии позиции Чернышевского к вопросу о русской литературе середины XIX века, ведь трудно не согласиться с Николаем Григорьевичем, что появление национального характера, а с ним и «маленького» человека связано с творчеством Н.Гоголя. Хрестоматийный пример в этом отношении – повесть Гоголя «Шинель». Здесь уже видим нечто другое, иную авторскую позицию, знаменитый «смех сквозь слезы», когда человек и смешон, и в нелепости своей ужасающ. Но и жалко его – такого беззащитного. К слову заметим, что сей образ актуален и для нашего века: не случайно Ю. Норнштейн уже не первый год занимается созданием мультипликационного фильма по мотивам повести.

Следующий виток развития образ «маленького» человека получает уже в творчестве Ф.Достоевского. Открываем страницы «Бедных людей» - перед нами Макар Девушкин, типичный представитель «униженных и оскорбленных». Но что говорит он об упомянутой выше гоголевской «Шинели»?

«Я бы, например, так сделал; а то что тут у него особенного, что у него тут хорошего? Так, пустой какой-то пример из вседневного, подлого быта. Да и как вы-то решились мне такую книжку прислать, родная моя. Да ведь это злонамеренная книжка, Варенька; это просто неправдоподобно, потому что и случиться не может, чтобы был такой чиновник. Да ведь после такого надо жаловаться, Варенька, формально жаловаться».

Бунтует «маленький» человек, «свой слог вырабатывает», не согласен он со своим положением, не согласен с тем, что унижать его кто-либо право

имеет. И это не случайно, ведь именно в это время возникают в философии, а вместе с тем и в литературе, положения о самоценности каждой личности, об индивидуальности. Но куда приведет эта «индивидуальность»? Не к Раскольниковым ли, задающим себе вопрос «тварь ли я дрожащая или право имею?»?…

От середины к концу века творчество очень многих писателей наполнено описанием жизни «маленьких» людей: это произведения и Некрасова, и Гаршина, и Герцена, и Чехова и пр. И в качестве героев выступают представители разных социальных прослоек, занимающих разное общественное положение – актрисы, крестьяне, военные…

Особенно интересен в этом отношении А. Чехов на раннем этапе своего творческого пути с его юморесками и саркастическими шутками. Целый калейдоскоп рассказов, в которых главным действующим лицом выступает «маленький» человек – «Толстый и тонкий», «Хамелеон», «Унтер Пришибеев» - позволяет нам понять отношение автора к людям подобного склада. Все они ничтожны, боязливы, а потому пресмыкаются перед людьми, стоящими выше их по социальной лестнице. Таких персонажей Чехов презирает. Это уже не гоголевский «смех сквозь слезы» - это горькое отчаяние обнищанию морального духа в человеке. Оно и понятно: наступает кризисная эпоха конца века, завершения, отмирания всех традиционных нравственных устоев и ожидание чего-то нового, еще неведомого и страшного в своей неопределенности (не случайно страшного, если вспомнить, что история уготовила для России в начале века двадцатого).

Меняется один век на другой, меняется человек, меняется его место в литературе. И будет так до тех пор, пока существует и литература, и люди, и движение истории.

Использованная литература:

1. Чернышевский Н.Г. Очерки гоголевского периода русской литературы [Электронный ресурс] URL: http://az.lib.ru/c/chernyshewskij_n_g/text_0210.shtml - 20.05.18

2. Достоевский Ф. Бедные люди [Электронный ресурс] URL: http://ilibrary.ru/text/17/p.1/index.html - 20.05.18

Сегодня в СМИ

Сергей Удалов


Самое обсуждаемое



Свежие комментарии



Ранее на эту тему

Лекция #1. Введение [Роберт Сапольски, 2010. Стэнфорд] Лекция #2. Эволюция поведения, I [Роберт Сапольски, 2010.
МОСКВА, 20 мая — РИА Новости, Виктор Званцев. Разыскивать одного пропавшего человека могут тысячи волонтеров, спасателей и […]
“Morgan Stanley пообещал нефть по $90 из-за революции в судоходстве” Нефть марки Brent достигнет $90 за баррель к 2020 году, когда в […]
Будущее, о котором мы еще недавно читали в фантастических романах, наступает. В ближайшее время российская армия может поставит […]