Комфорт.Что такое личные границы и почему важна их защита.


Континенталист, 22 мая 2018   –   cont.ws



Все, кто уловил, в чем собственно фишка, начали настоятельно требовать не нарушать их личное пространство, учитывать их интересы всегда и везде и неуклонно соблюдать их границы. Но эти же люди порой достаточно жестко и непринужденно нарушают границы чужие. Поэтому и у тех, кто легко обращается со своими границами, и у тех, кто тревожно дорожит ими, как панамкой на пляже, возникают одинаковые вопросы: что же все-таки можно считать нормой, где границы важно отстоять, а где свое огромное эго можно и нужно потеснить. И в этом довольно непросто разобраться. Но мы попробуем.

Личное пространство — это территориальные границы и вашей личности, и вашего тела, — набор принципов и правил, которые вы считаете нормой для себя, основываясь на своих культурных и моральных принципах, и которые могут быть константны для вас, но не всегда константны для окружающих.

Говоря о личных границах, конечно же важно понимать, что первичными для многих являются границы личного пространства, которые принято считать телесными. Да, очень многие люди с трудом переносят близкое присутствие незнакомых людей, стараются уйти или отстраниться, избегать тесных помещений и большого скопления людей. Но даже в этом, казалось бы, весьма индивидуальном желании, очень много культурных слоев.

Возьмем маленькую, но густонаселенную Японию. Достаточно найти в Ютюбе видео, как людей запихивают в токийское метро, чтобы понять: человеку с жесткими личными границами там придется несладко. Однако японцы как-то справляются с этим.

А вот огромная Америка с ее хайвеями и невероятно огромными машинами, с отдельно стоящими домами и личными туалетами для каждого члена семьи — тут достаточно места, чтобы дать личному пространству вырасти, определяя культуру целой страны как культуру уважения к этому пространству. Тем не менее, в личном разговоре японец и американец будут, возможно, чувствовать себя крайне неловко: одного будет раздражать желание другого отойти при разговоре подальше, которое он, скорее всего, воспримет как пренебрежение. А другого будет раздражать, что собеседник дышит ему в лицо только что съеденной котлетой.

В таких условиях непросто находить взаимопонимание, и значит, диалогу будут препятствовать привычки, которые были основой культуры целой страны.

Нарушение наших личных границ осуществляется другими людьми, как правило, в двух случаях: при желании близости и при явной или скрытой агрессии.

В первом случае человек может быть настроен достаточно дружелюбно, но это не означает, что другой готов к этой близости и не воспримет ее как агрессию. Поэтому люди, которые тонко чувствуют других, стараются сближаться постепенно, соблюдая условные правила сближения. Ведь странно будет выглядеть, если вы, только познакомившись с человеком, будет лезть к нему с объятиями, хотя людей, плохо чувствующих чужие границы, достаточно много. И важно знать, что такая, даже вполне дружественная интервенция, может восприниматься как агрессия, но может именно ею и быть.

Часто манипуляторы и насильники всех мастей используют такие психологические “трюки”, когда пытаются вывести жертву из равновесия: они трогают человека, располагают в его условном пространстве свои вещи, подвигают ближе предметы, одевают на него свою одежду.

На самом деле определить личное телесное пространство человека не так уж и трудно: при пересечении его условной “границы” вы почувствуете, что человек сначала как бы замер, а потом отодвинулся от вас. Если вы не хотите в этом случае причинить человеку дискомфорт, остановитесь, иначе диалогу не бывать.

Но кроме телесного пространства человек окружает себя набором привычек, моральных установок, взглядов, этических норм и принципов. Мы не только осознаем свою телесную отдельность, но и понимаем отдельность своего “Я”, которое подразумевает отделение своих желаний от чужих, своих чувств — от чувств других людей, того, что нас раздражает, от того, что приносит удовольствие. Хотя в мире есть достаточно людей, которые принимают чужие чувства за свои, а свои приписывают другим людям.

Границы личности, хоть и сложнее определить на физическом уровне, но очень легко почувствовать, когда они нарушаются.

Вот встречаются две подруги, и одна из них лихо дает оценку фигуре, прическе, одежде или взглядам другой: “Ну что у тебя за дурацкое платье?”, “Ты до сих пор не вышла за него замуж?”, “Ты рожать собираешься или так и будешь возиться со своими собаками?”. Обычно в такой ситуации человеку хочется исчезнуть, испариться и больше никогда не видеть этого монстра, который по какой-то дивной случайности считает себя твоей подругой. Попирая понятия элементарной этики и все мыслимые границы, человек присваивает себе право решать, что для вас хорошо, а что плохо, как вам одеваться, выглядеть и в какие сроки принимать жизненно важные решения. Но общения с такой подругой можно избежать, выключить из повседневной жизни. А что делать с теми, кто живет с нами под одной крышей или работает в одном офисе? Именно эти люди бесцеремонно жуют принесенный нами бутерброд, используют нашу чашку, читают наш журнал первыми, разбрасывают носки и оставляют волосы в ванной, приводя наш разум и чувства в бешенство.

У Сомерсета Моэма есть рассказ “На окраине империи”, где он описывает ситуацию между двумя миссионерами. Один — мистер Уорбертон — педант и сноб, получая газеты с большой земли один раз в месяц целой пачкой, читает их ровно по одной в день, ровно в том порядке, в каком они выходят в Англии. Это является для него очень важным ежедневным ритуалом и даже событием: каждую газету он трепетно вскрывает ножом для бумаги, предвкушая события, о которых он сейчас узнает первым. Но однажды его помощник — мистер Купер — открывает сразу последнюю газету, чтобы узнать самые свежие новости, что повергло мистера Уорбертона в необычайную ярость.

Описанная история — яркий пример того, как человек может отреагировать на нарушение своих границ, привычного уклада жизни, привычек и темпа жизни, в котором он чувствует себя комфортно. Кстати, мистер Купер закончил плохо. Потому что постоянное нарушение наших границ, которое мы вынуждены терпеть, имеет тенденцию накапливаться, и в один прекрасный момент критическая масса нашего дискомфорта вырывается наружу, снося все на своем пути, особенно когда мы не в состоянии вовремя говорить ”нет”.

Вообще умение сказать твердое “нет” всему тому, что приносит нам неудобства, и всем тем, кто доставляет нам дискомфорт, — важная составляющая психического здоровья.

Чаще всего за неспособностью сказать “нет” прячется страх потерять любовь и расположение важных людей: родных, друзей, начальства. Люди без границ готовы тратить свое личное время, энергию и ресурсы на тех, кто способен вызвать у них этот страх, кто становится для этого человека важнее него самого. А наше “нет” — это предупреждение другому о том, что мы способны нести ответственность за свою жизнь, не сливаясь с личностью другого.

Кстати, способность не сливаться с родителем — это важный момент и в процессе сепарации ребенка, отделения его от родителей. Особо остро это проявляется в подростковом возрасте в виде негативизма, протестных реакций, сопротивления воле родителей. Это необходимый период для того, чтобы сформировать свои желания и потребности, отделить чужое от своего, попробовав разные, в том числе и отрицательные, роли, испытав всю гамму чувств, набравшись личного опыта.

Часто в порыве безграничной любви к ребенку родители нарушают процесс формирования личных границ у детей, оправдывая это тем, что знают лучше, что ребенку нужно.

А на деле — просто не учитывают его потребности и желания, показывая формирующейся личности пример игнорирования границ, закрепляя этот паттерн на всю жизнь. Ребенку, чувствами которого пренебрегали родители, очень сложно впоследствии сформировать свои собственные границы: он не верит в себя, имеет заниженную самооценку, привыкает жить по сценариям других людей. В другом варианте такой ребенок может превратиться в жесткого манипулятора, который сам нарушает чужие границы: бьет других, заставляет их делать то, что он хочет, подпитываясь деструктивной энергией, которую приносит такое поведение, но все равно находится в зависимости от тех, кем манипулирует.

Для правильного формирования границ важно научиться их декларировать, заключать договор с другими о том, что для вас важно.

Это может быть и негласный договор, который подразумевается в разрезе этических норм и правил: не критиковать, не давать советов и не вмешиваться в дела, не предлагать помощь, если о ней не просят. Но это может быть и вполне конкретный список запретов, которые важно озвучить тем, кто является постоянным нарушителем ваших границ: “я прошу не приходить ко мне в дом без приглашения”, “я прошу не беспокоить меня по рабочим вопросам в выходные”, “я прошу не покупать мне ничего без моей просьбы”, “я прошу на встречи со мной приходить вовремя”.

Вспомните представителей “канадских оптовых компаний”, бесцеремонно навязывавших нам ненужные покупки и услуги, в которых мы не нуждались. Нет ли среди ваших близких тех, кто так же вторгается в ваше пространство со своими правилами и советами? И даже если это ваши близкие родственники, вы вправе сказать им твердое “нет”. Но произнося это “нет”, важно помнить, что желание заботиться о близких — естественное желание любящего человека, а следовательно, и наше “нет” не должно содержать обесценивания, критики, обвинений и обид, которые как раз и являются частью уже нашей интервенции в чужое пространство.

И все-таки, на мой взгляд, понятие личного пространства и личных границ — это скорее феномен современной культуры, в котором невротические реакции стали признаком здоровой личности, готовой не только отстоять свои границы, но и признать границы другого человека. А значит, основными критериями здоровых личных границ являются их гибкость и способность человека к компромиссам с самим собой.

Сегодня в СМИ

Сергей Удалов


Самое обсуждаемое



Свежие комментарии



Ранее на эту тему

Ни один генерал НАТО, проснувшись утром, не скажет, что хочет воевать с Россией, об этом заявил в интервью польскому порталу One […]
Венгрия является самым упорным и последовательным борцом против принятого в прошлом году украинского закона об образовании, котор […]
Комитет парламента Британия призвал правительство активнее и последовательнее бороться с российскими коррупционерами, связанными с Кр […]
Выдвинутый США ультиматум Ирану изначально не выглядел чем-то, что может быть не то что принято, а хотя бы рассмотрено всерьез.