Футбол, история, политика, и фанатизм между ними


Континенталист, 5.07.2018 04:21   –   cont.ws


    Как оказалось, некоторые либералы всё же тоже болеют за футбол. Логика патриотов на этот счёт, как всегда, в своём репертуаре: болеешь за наших – значит, ты за Путина! По этому поводу я решил немного прокомментировать ситуацию.

Знаете ли, есть такие положения, в которых истина уже установлена, а есть такие, где ещё нет. И там, где она ещё не установлена, могут быть разные подходы к её установлению.

Например, в науке к определению истины подход такой: допустим, спорят учёные: произошёл ли человек от неандертальца, или от кроманьонца, и одним очень нравится первая версия, а другим вторая. Но и те и те понимают, что, в конечном итоге, понравиться должна та, которая правильна, а установлена она должна быть в соответствии с определёнными правилами её установления. И когда истина будет найдена, она должна нравиться такой, какая есть, независимо от того, какой она нравилась раньше, потому, что не любить истину аморально для учёного. Это и есть мораль научного подхода.

В футболе мораль немного другая: там нравится тебе болеть за свою команду, и ты болеешь, и никому не обязан объяснять, почему ты веришь, что именно она более этого достойна. Никто не требует с тебя доказательств того, во что ты веришь – можешь орать в её поддержку что угодно. Исход матча покажет, чья хлюзда на правду выйдет, ну а пока этого не произошло, имеешь святое право на свою версию.

В футболе всё строится не на последовательности убеждений; там сначала «я верю, что мы должны победить», а потом целая куча действий в соответствии с этим. А где не хватает логики в утверждениях, и при том очень сильный накал страстей в противоборстве интересов, там иногда бывает переизбыток раздражения и злобы, когда всё идёт не так, как ты верил, направленных в адрес тех, кто не хотят «понимать», что всё «должно было быть» по-другому. Потому и конечный аргумент у болельщиков в выяснении отношений – мордобой.

Главный аргумент в футболе – это мяч. Его местонахождение и есть объективное определение адекватности всех убеждений. Сумел ты загнать его в ворота противника, значит, твоя правда, и тех, кто болели за тебя. А все остальные могут думать что угодно – теперь официально считается, что все их убеждения остались только в их головах, а в реальности место только для твоей правды. А чтобы мяч побыстрее пролетел, куда надо, надо посильнее по нему пнуть, и где надо, и половчее противника быть, и похитрее него сыграть. Короче, кто, быстрее, ловчее, хитрее, и т.п. в футболе, тот и прав. Это вам не исторические раскопки, где археолог кисточкой сдувает песок с ископаемой древности, чтобы не дай бог не нанести ей лишнюю царапину, которая бы осложнила установление беспристрастной правды. Тут подход к её установлению другой. Другой темперамент, и энергетика действия соответствующая.

Если очень активно поддерживать свою команду, то она (возможно) будет получше играть. Получается, что ты веришь, что твоя команда должна победить, и изо всех сил её в связи с этим её поддерживаешь, и это (вроде как) ей должно помочь, и если в связи с именно этим она победит, то получится, что вера в победу и является причиной победы.

Подход к делу, где вера первична, а всё остальное вторично, называется фанатизмом, а потому футбольные болельщики и называются по совместительству фанатами. Но только фанатизм в футболе, это одно, а вот фанатизм в истории – это, извините, другое. В футболе исход матча, за который люди болеют, ещё впереди, а в истории обсуждаемые события уже позади. Только до некоторых людей этой разницы не доходит. До них вообще не доходит, что историческая правда всегда такая, какая есть, независимо от того, кому какой нравится её видеть. У них нет понимания того, что её нельзя зафутболить, как тебе нужно. И до них не доходит, что она остаётся всегда такой, какой была, независимо от того, кто как сыграет своими аргументами. У них есть только вот это «Оле – оле-оле-оле, наши притязания – вперёд!». А притязания их заключаются в том, что у них есть своя версия истории, в которую им нравится верить, и что действовать на основе своей веры они считают своим святым правом. И к этой своей версии они подходят, как к футболу – им нравится болеть за свою версию, и они болеют, и в рамках этого они требуют подать им такую историю, которая им нравится.

В моём лексиконе таким болеющим соответствует слово больной, но сами они могут называть себя по-другому. Больной историческим фанатизмом рубится за свою «правду», как футболист на поле, и подход к решению вопроса у него соответствующий – кто окажется сильнее, ловчее и хитрее, тот и прав в абсолюте. Отсюда соответствующие манеры утверждения своих заявлений и соответствующая реакция, когда всё идёт не так, как ему нравится: он не смог опровергнуть твои доводы, а ты ему несостоятельность его доводов изложил – в ответ излияния злобы (мордобой, если кишка не тонка и обстоятельства позволяют, а если нет, то оскорбления). Что напоминает реакцию болельщиков проигравшей команды, которые не успокаиваются, и идут бить витрины и жечь машины, как будто это что-то изменит. Поэтому, такая болезнь за историю вместе с болением за футбол часто сочетаются в одних и тех же людях – один и тот же темперамент предрасполагает и к тому, и к другому. Но это ещё не самое страшное. Самая большая проблема не история, а политика.

Политика отличается от истории тем, что история уже сыграна, а политические прения всё время какие-нибудь да кону. Только футбол – спорт мирный, а потому и мутузят друг друга болельщики без оружия, а вот политика не всегда, и когда дело доходит до войны (а доходит оно регулярно), то фанатикам политической пропаганды дают в руки оружие, и они идут на его языке доказывать другим, чья хлюзда на правду выйдет.

Поэтому есть завязка фанатизма, агрессии и неадекватности. И в потакании культа неконтролируемой злобы и агрессии в адрес живущих своими ценностями я не вижу ничего хорошего. Так что, есть историческая правда, есть политические права людей и народов, и есть мирный вид спорта, называемый футбол, и было бы очень прекрасно, если бы все агрессивные люди выплёскивали всю свою энергию в него, и возвращались бы к остальным делам успокоившимися и адекватными. Поэтому при таком раскладе не только либералы, но и я бы тоже очень сильно болел бы за такой футбол - за то чтобы он всегда был.

Сегодня в СМИ





Свежие комментарии