Не особо важные персоны


Континенталист, 8 июля 2018   –   cont.ws



“ - Хотите посмотреть, чем мы пугаем наших водителей?” –

спросила меня Полина Кравец и протянула несколько фотографий.

Полина – инструктор Livengrin Foundation Inc.,специальной

образовательной программы для водителей, которые были

арестованы за вождение автомобиля в состоянии алкогольного

опьянения.

Я посмотрела несколько снимков и удивилась: что же тут пугающего?

Симпатичная девушка с длинными темными волосами улыбалась на

одном фото, на других она же в компании друзей… Но вот еще одна

фотография – искареженная груда металла, которая раньше была

машиной. А затем я испытала даже не испуг, а шок от увиденного: на

больничной койке – человек без лица и ушей, с руками без обоих

кистей. Ни красивых волос, ни лучистых глаз, ни молодых тонких

пальцев. Вместо юной, веселой девушки страдающее от боли существо,

для которого теперь нет будущего, а только чудовищное настоящее…»

Так начиналась моя статья для русскоязычной газеты «Посредник» о

Livengrin Foundation Inc. – частной, некоммерческой организации,

которая занимается социальной реабилитацией алкоголиков уже сорок

лет. Точнее, посвящалась она координатору группы DUI (вождение под

воздействием алкоголя) Элен Вейган – инициатору внедрения

программы психологического воздействия на водителей, нарушивших

дорожные правила в нетрезвом виде, в одном из центров по лечению и

профилактики алкоголизма в Бакс Каунти (район Филадельфии) .

Называется эта программа VIP, но посвящается, как уже всем ясно,

вовсе не особо важным персонам. Расшифровывается данная

абравиатура по-английски: victim impact panels, а по-русски гладко

перевести эту фразу мне не помогли даже сотрудники газетыс

университетским знанием английского. Можно сказать так: «группы

столкновения с жертвами» или « группы воздействия жертвы», а на

деле это означает встречи, пострадавших людей в автомобильных

авариях с водителями, по пьянке искалечивших их.

Полина, бывшая наша соотечественница, пообещала обязательно

пригласить меня на ближайшую встречу. А пока с увлечением

рассказывала, как просто на глазах перевоспитываются виновники

происшествий, столкнувшись лицом к лицу со своими жертвами или их

родственниками, как рыдают и обещают больше никогда в жизни не

пить за рулем. Особый успех имеют перевоспитательные мероприятия,

на которые убитые горем матери приносят вещи погибших детей. Одна

несчастная женщина, которая потеряла в автомобильной аварии сына,

на встрече с горе-водителями, поведала им, что даже через пять лет

слышит его шаги и ждет возвращения. При этом она показывала всем

участникам victim impact panels окровавленную рубашку парня, в

которой тот погиб.

Ничего себе, весьма показательное мероприятие!От подобной

информации мне стало дурно, что уж говорить о тех, кто по глупости

загубил людские души. И это в стране, где все и всегда перемещаются

только в автомобилях, а допустимая норма алкоголя в крови у

водителей выше, чем, к примеру, в Бельгии, Германии и России. При

этом никакому водителю никогда не удастся доказать свою

невиновность в аварии, если полицейские только почувствуют от него

запах спиртного. Может быть эта программа и назидательная, но, на

мой взгляд, уж очень жесткая и даже безжалостная по отношению к

совершившим неумышленное убийство.

Но больше всего меня поразило то, что одна женщина - мать

погибшего в аварии пять лет не просто хранит его последнюю одежду

со следами крови, а все эти годы участвует с нею, простите меня, в

шоу. Пусть с благими намерениями предотвратить другие жертвы и в

назидание тем, кто все еще пьет за рулем, но шоу! Как она живет со

всем этим, как еще не сошла с ума? А может быть все-таки сошла?

Впрочем, у пострадавших особые права. К примеру, у Элен Вейган,

активной сторонницы программы VIP, своя трагическая история. В

детстве у нее были родители-алкоголики, потом появился пьющий

муж. Но она решила бороться с проблемой алкоголизма не только в

собственной семье, а получила соответствующее образование и стала

консультантом - психологом по социальной реабилитации алкоголиков.

Она создала программу по психологическому воздействию на

водителей, находившихся в алкогольном опьянении за рулем, в одном

из реабилитационных центров Филадельфии… А десять лет назад у нее

погибла дочь по вине пьяного водителя. Двадцатидвухлетняя мама

маленького сынишки перестала существовать сразу после звонка по

телефону: « - Еду домой, буду через пятнадцать минут»…

Сначала Элен училась жить без дочери, потом пыталась понять почему

это произошло именно с ней. Ведь это она многие годы боролась с

пьющими автомобилистами, именно она наказывала их за содеянное и

предупреждала других таким эффективным способом… Решила, что 

Бог через работу готовил ее к неизбежному и ей следует вернуться к

своему делу. Но сперва посетила в тюрьме парня, по вине которого

погибла ее дочь для того, чтобы его простить. А простив, снова стала

работать и продолжать дело пропаганды VIP. Вейган обратилась в

Палату представителей штата с предложением создать victim impact

panеls по всей Пенсильвании. «Мы видим в законе о VIP возможность

сократить повторные нарушения по вождению в нетрезвом

состоянии»,- сказал Ди Джилорамо, местный представитель Палаты и

стал главным спонсором законопроекта. Закон был подписан в Сенате

штата и в память о погибшей девушке назван Законом Элис.

Мы сидели в офисе Элен Вейган и она рассказывала о том, что ее цель

осуществить многонациональный проект программы для людей, не

владеющих английским. Год назад она стала инициатором и

создателем первой и единственной программы в Пенсильвании на

русском языке.

- Русскоязычным очень нужна эта программа. На наших встречах люди

испытывают сильнейший стресс, когда обвинителями выступают

жертвы аварий в инвалидных колясках. Многие после такого шока

больше никогда не сядут пьяными за руль. Но более восьмидесяти

процентов русских водителей не владеют английским, а воздействовать

через переводчика на психологию человека очень сложно, - сожалела

Элен.

Вот уже десять лет она выступает в качестве обвинителя на этих

драматических встречах, как потерявшая близкого человека. Говорит,

что никого не судит, а просто каждый раз рассказывает о своей боли,

снова и снова возвращаясь к тому страшному для нее времени. И верит

в то, что ее трагедия сможет предотвратить многие другие.

Всем известно, что русская душа очень загадочная, но не думаю, что

самая загадочная в мире. Вот я своим русским умом не могу понять,

как американские души из собственного горя и личной трагедии

способны извлекать пользу, пусть даже с благими намерениями.

Почему прощать надо обязательно при свидетелях, а помогать другим

изощренно садистскими мерами? И как они, демонстративно верующие

в Бога, не понимают, что сострадать можно не только жертвам, а

щадить нужно и преступников.

Когда Полина Кравец прочитала статью, она очень разволновалась и

пожалела о том, что показала мне снимки изуродованной девушки: «Не

пишите о том, что мы пугаем водителей, и не надо называть нашу

программу жесткой и безжалостной». Она посоветовала, как можно

больше написать о самоотверженности Элен, а также о необходимости 

программы VIP. И, к счастью, не пригласила меня на показательное

мероприятия, где жертвы превращаются в палачей.

Сегодня в СМИ

Сергей Удалов


Самое обсуждаемое



Свежие комментарии



Ранее на эту тему

Некоторые наши товарищи в последнее время стали недооценивать политические амбиции и планы украинских властей и крупных политиков, ко […]
Министерство образования поделилось одновременно хорошими и плохими новостями: представлен очередной “Отчёт об образовании” (Bildun […]
Некоторые наши товарищи в последнее время стали недооценивать политические амбиции и планы украинских властей и крупных политико […]
Украине удалось эффективно использовать для реформ большую часть европейской финансовой помощи, которая за последние 4 года состав […]