Cуета вокруг «берданок». Было ваше, стало наше


Континенталист, 6 дек. 2018   –   cont.ws



Появление у русской армии «берданки» традиционно считают успехом и достижением. Но близкое знакомство с темой вызывает ряд вопросов. Мы, конечно же, ответили на все!

Андрей Бекасов

Богатая невеста

В конце 1860-х годов пережившие Гражданскую войну США, может, и не были величайшей оружейной державой, но и с изобретателями оружия и с его производителями там было всё зашибись. Как обычно после большой войны, толпа народу напридумывала разных убийственных штук, а другая толпа понастроила заводов для их производства. И тут, как назло, мир. В этой ситуации понаехавшие русские офицеры в глазах американцев выглядели просто ходячими кошельками. Диких московитов можно было раскрутить не только на патент, но и на размещение крупного заказа. Считалось, что денег у них куры не клюют, а если вдруг не хватит - русский царь продаст следом за Аляской ещё какую-нибудь Чукотку или Камчатку. Перед полковником Александром Павловичем Горловым и поручиком Карлом Ивановичем Гунниусом широко распахнулись все двери. Уже в начале своего визита в США они побывали в военном министерстве, где их ознакомили с наработками и результатами проводившихся испытаний. А затем дали возможность и понаблюдать за такими испытаниями в штате Нью-Йорк. Вдумчиво перепробовав несколько десятков систем, господа офицеры выбрали три варианта: Ремингтона, Пибоди… и Бердана. По их мнению, ни одна из этих систем не годилась для армии, но наиболее перспективной была система Бердана. Именно её доводкой они и занялись.

Третий, не лишний!

Выбор двух первых образцов особых вопросов не вызывает. Система Ремингтона, известная под названием Ремингтон Роллинг Блок, считается одной из лучших. А для некоторых - самой лучшей винтовкой того периода. Официально на вооружение американской армии она не попала (не сошлись в цене; закупила её только нацгвардия богатого штата Нью-Йорк). Зато «ремы» «на ура!» пошли в Латинской Америке и старушке-Европе. Например, в Бельгии производством «роллингов» занялась фирма Нагана, а среди её заказчиков оказалась даже гвардия Папы Римского. Впрочем, системе Пибоди тоже не приходится жаловаться. В доработанном варианте (с ударным механизмом швейцарца Мартини и нарезкой ствола Генри) она стала основным пехотным оружием Британской Империи. Той самой, над которой в XIX веке не заходило солнце. И в других странах её тоже активно покупали, производили, усовершенствовали. Вот что пишет о них Георгиевский кавалер армии царской - а заодно инженер-полковник армии советской - Владимир Маркевич:

«Затвор винтовки Ремингтона отличается прочностью, живучестью, небольшими размерами. Недаром он был на вооружении во многих государствах. Среди охотников система Ремингтона пользовалась большой популярностью; она хорошо функционирует при низких температурах. Системы типа Мартини имеют большое распространение и широкое применение. Они скорострельные, хорошо закрытые от проникания в механизм пыли и грязи, придают оружию большую портативность и компактность».

А вот про систему Бердана — ту, которую сочли лучшей Горлов и Гунниус, - Маркевич ничего не пишет.

Неудивительно, ведь от неё в итоге отказалась даже Россия. И те же американцы, которые при выборе своей новой винтовки испытали даже не «несколько десятков», а 99 опций (среди них значился и «Бердан-русский»), в итоге в 1873 году остановились на варианте Спрингфилда.

Кто такой Козлевич, чтобы с ним делиться?

Поначалу сотрудничество двух приехавших офицеров с Хайремом Берданом развивалось самым лучшим образом.

Русские офицеры (ну или Бердан с их пинков) внесли в винтовку ряд усовершенствований. Производство решили устроить на заводе Кольта, которым рулил ещё один хороший человек - генерал Франклин.

Генерал Франклин

Поскольку в винтовке Бердана, как оказалось, случайно затесалось немного деталей не совсем его авторства, кольтовцы благородно предложили следующий вариант: Бердан уступает им права на винтовку, они улаживают патентные проблемы, а потом продают винтовки всем желающим - ну, в смысле, русским. Делал кольтовцам всяческие намеки: не надо, мол, с этими двумя договариваться, лучше я вам заказ на 30 тысяч винтовок сделаю. Генерал Франклин даже написал в своём дневнике с негодованием - надо же, какой нехороший человек! Пытался влезть без масла в работу хороших людей на благо России…

Лучшее — враг хорошего?

В итоге благостную идиллию разрушил… сам Хайрем Бердан. Дождавшись, пока дело с заказом Кольту полностью окажется «на мази», он метнулся в Англию. Там, на заводе в Бирмингеме быстренько доработал свой новый вариант затвора — так называемый «шпингалетный». А затем поехал ещё дальше, в холодный и сырой Санкт-Петербург.

В ходе проведённых в России сравнительных испытаний Опытовая комиссия отметила превосходство новой винтовки над прочими образцами - в том числе и над старым «Берданом». Так закончилась, едва начавшись, история российского «Бердана №1» и началась - «Бердана №2». Интересно, что едва ли не больше всех возмутился этим фактом… находившийся в США полковник Горлов. В декабре 1869 года он отправил военному министру Милютину рапорт, где долго и подробно расписывал, какая чудесная штука - созданная с его участием на заводе Кольта винтовка №1; и какое сомнительное, непроверенное и вообще - очень, очень плохое оружие! - «Бердан №2». В конце рапорта Горлов практически со слезами на глазах предлагал принять вместо «Бердана №2» хотя бы систему Генри-Мартини… в девичестве — Пибоди. По его мнению, она хоть и была хуже «Бердана №1», но всяко лучше «шпингалета». Впрочем, министр Милютин тоже оказался не лыком шит и на все Горловские рапорты ответил резолюцией, что убедительных доводов о плохости «Бердана №2» господин полковник не предоставил. А раз так, то и говорить не о чем. Даже личный визит в Россию - теперь уже генерала - Франклина не очень помог. У Кольта, помимо первого контракта, согласились выкупить лишь задел по комплектующим.

Невольник чести

Ещё не начав стрелять во врагов России, «берданка» стала причиной смерти одного из своих создателей. Вернувшийся из США капитан Гунниус, узнав об отмене заказа на «Бердан №1», отправился на приём к наследнику престола - Великому Князю Александру Александровичу. Что именно произошло во время их беседы, никому не известно. Может, наследник «открыл глаза» капитану на какие-то факты, связанные с винтовкой. А может, добавил к ним обвинения, на которые боевой офицер с медалью «за покорение Чечни» мог ответить только вызовом на дуэль. Но лиц царствующей фамилии вызывать на дуэль запрещалось. Вернувшись домой Карл Гунниус… застрелился. Поскольку он считался одним из ведущих специалистов по патронам с металлической гильзой и их производству, для русской армии это оказалось серьезной потерей. А вот Горлов, получивший статус военного атташе в США, через год стал генерал-майором.

С его подачи на вооружение русской армии попали револьверы «Смит-Вессон». Эта фирма тогда испытывала серьёзные финансовые проблемы (американские военные предпочли револьверы Кольта) и огромный русский заказ фактически спас её от банкротства. Впрочем, фирма Кольт В дальнейшем у Александра Павловича не было поводов жаловаться на карьеру, в отставку он вышел в 1886 году, будучи генерал-лейтенантом. А ещё через несколько лет российская армия, так и не сумев получить удовлетворительный вариант переделки «берданки» в магазинную винтовку, приняла на вооружение винтовку капитана Мосина - остающуюся в строю и сейчас легендарную «трёхлинейку».

Впрочем, не все считают, что «берданка» - оружие абсолютно неэффективное и устаревшее.

Андрей Бекасов

https://warhead.su/sueta-vokrug-berdanok-chto-bylo-v-nachale

Сегодня в СМИ

Сергей Удалов


Самое обсуждаемое



Свежие комментарии



Ранее на эту тему

Руслан Гуржий В то время как украинская диаспора Сакраменто собирает миллионы долларов для своей родины, отправляя десятки кон […]
Власти Франции опасаются попытки государственного переворота со стороны движения «желтых жилетов», пишет газета Le Figaro.
ОПЕК+ договорились о продлении квот на 2019 год, сообщает Reuters со ссылкой на одного из участников переговоров.
Источник: tass.ru 4 декабря 1948-го в СССР была подана патентная заявка на полупроводниковую ЭВМ.