Прикладное крысоловство


Континенталист, 4.01.2019 16:23   –   cont.ws


Ему снилось море.

Ласковое солнце щекотало оголенное тело, прохладная вода омывала ступни измученных ортопедической обувью ног, стая рыбок играла совсем рядом, абсолютно не пугаясь бледных, волосатых конечностей. Маленький крабик подполз и нагло хватанул за палец.

Он лениво пошевелил ногой, отгоняя досадную помеху, но крабик не унимался. Изловчившись, он вцепился обеими клешнями в большой палец правой ноги, пытаясь вырвать ноготь…

Судорожно вскрикнув и взбрыкнув конечностями, дежурный проснулся. Толстая крыса, спрыгнула на пол и лениво засеменила под шкаф.

- Сука!!! – в след крысе полетел ботинок, дежурный всхлипнул, переживая испуг, - Ну сука же ты проклятая!!! Я застрелю тебя сволочь! Вот помяни мое слово, тварь шерстяная!

Далеко под шкафом заскреблось, и показалось, что кто-то хихикнул…

…….

- Вот такое «В мире животных», мужики, – закончил рабочее совещание Саня, - тварь совсем распоясалась, с наступлением сумерек находиться в отделе стало небезопасно, того и гляди, придушит и в нору утащит. Или отгрызёт чего-нибудь… пещеристое… Ваши гениальные предложения?

- Я кошку могу принести - предложил Серега.

- Генитально! – одобрил Саня, - Неси! На ночь запрем в кабинете. Если и не поймает, так от запаха крыса точно уйдет!

На том и порешили.

На утро, охотников ждало разочарование - следы яростной борьбы отсутствовали.

Кошка на призывы не откликалась, и Серега, уже получивший накануне от супруги, покрылся потом.

Животное нашли по запаху. Оно добросовестно обоссало двух тумбовый Серегин стол, забившись в один из ящиков. Вид имело совсем не героический, хозяина не узнавало и затравлено шипело. Налицо была психологическая травма.

На следующую ночь крыса демонстративно изгрызла угол резко пахнущего Сережиного стола, давая понять, что наши забавы ей по хвосту.

Зато благоухало теперь в кабинете замечательно. Тонизирующе.

Приходящие сотрудники других отделов вздрагивали ноздрями и интересовались:

- Под себя уже ходите?

Дальше так продолжаться не могло.

- Вы офицеры или дети малые – пальцем деланные?!! – возмущенно орал начальник лаборатории Саня, - Какая-то необразованная крыса нас на хвосте вертит! Вас чему пять лет по училищам учили а?! Нельзя так ребята, стыдно ей богу, сидим тут в обоссаном кабинете, и сделать ни чего не можем с этой сволочью!

- Да хитрая она Николаич! В мышеловку не лезет… кошку не боится… у меня вон теперь трагедия дома, у кошки крыша съехала, ссыт по углам, от всех шарахается… жена тоже…

- Ссыт?!!

- Если бы… пилит…

- Пять выпуклых лбов!!! – возмутился Саня, - да у нее голова с головку! Напрягитесь, считайте, что это вероятный противник и нам его надо победить! Ну где?! Где ваша смекалка?!

Мы загрустили.

- Альцгеймеры! – вынес вердикт Саня - Сам думать буду!

Он задвинул кандидатскую и ушел в себя.

И придумал.

Из пластины для производства электронных плат, с тонким медным слоем по одной стороне, был сделан квадрат 50/50 см, токопроводящий слой в середине пластины был прерван меньшим квадратом т.е. получился квадрат в квадрате. В самом центре был укреплен штырек, на котором заманчиво оплывал шматок сала.

К каждому квадрату, соответственно, подвели проводок от сети 220 В.

Крыс, по великому замыслу изобретателя, следуя к салу, ни чего вокруг не замечая и вожделенно пуская слюни, неминуемо должен был закоротить контакты. (Каково?! Лишь бы не работать!)

Саня ликовал. Он водил из других отделов экскурсии, снисходительно улыбался и принимал поздравления.

Утром следующего дня выяснилось, что Крыс (а теперь иначе как с большой буквы мы о нем думать не могли) сразу вычислил самого смекалистого.

Провод к Саниному компьютеру был перекушен, а сало не тронуто.

Саня ползал на четвереньках вокруг своей конструкции и матерясь причитал:

- Ну видно же… ходила сука вокруг… вот след… и вот ещё…

- Ага, и слюна накапана…

- Вы ещё тут позвиздите!… Оставим на несколько дней… может присматривается… жизнью битая… надо сало освежить…

Но Крыс вырос в научном учреждении, и на все наши копошения снисходительно плевал. Нет, он не ушел из помещения, он по-прежнему грыз мебель, кабеля, дергал за носки, прилегшего отдохнуть на нашем мягком диване, дежурного.

А к салу не подходил.

Через пару дней, Саня, придя на работу, столкнулся в дверях с дежурным, старым офицером - аксакалом части.

- Вы Александр…! - дежурный прихрамывал, возмущенно тряс в воздухе пальцем, и нервно дергал бровью, - Я всегда ожидал от вас!… Чувствовал!… Но такое…!

- Да в чем дело-то? – не понял Саня.

- Ах вы не понимаете?! – затрясся аксакал, - Я буду командиру жаловаться!

- Что с ним? – спросил Саня у помощника дежурного, когда аксакал уковылял.

Помощник умирал.

- Представляешь, он ночью спать ушел в ваш кабинет, ну диван-то только у вас, так вот, прошло часа два, сижу, книжку читаю, вдруг крик такой пронзительный и свет сразу вырубило. Чуть не родил от страха. Сижу в темноте, не знаю что делать. С какой стороны атаку отбивать. Потом слышу, возня какая-то… упало что-то… мат пошел. Он, оказывается, ночью пописать захотел, ну и в темноте, босиком, к выключателю… через вашу крысоловку… там и пописал…

- В конец зассали все помещение! – возмущенно бормотал Саня, поднимаясь в кабинет и распахивая дверь, – Демонтируем устройство, пока нам тут общественный туалет не сделали!

Еще некоторое время после этого, коллеги развлекались тем, что входили в наш кабинет, задумчиво приближались к Саниному столу, на ходу расстегивая ширинку, и делали изумленные глаза – «Ой! Извини, ошибся!»

Саня ходил мрачнее тучи.

Потом Крыс сгрыз у него конспект по воспитательной работе.

Саня замкнулся, он только изредка зыркал на нас унижающе, и вздыхал.

Мне стало жаль его. Через пару дней я подошел к Сане и обнадежил:

- Я её застрелю.

- Уволят нахрен…

- Не ссы… (Саня поморщился, это слово он теперь ненавидел), не из пистолета… я тут придумал…

И я сделал пушку.

Вероятно, ни один Крыс на свете не удостаивался такой чести.

Трубка, примотанная проволокой и изолентой к металлическому бруску, набитая серой со спичек и накусанными гвоздями. Понятно, что бегать с этой адской машиной за крысой ни кто не собирался.

На проведение операции, был пожертвован тубус.

Итак, с одной стороны разрезанного тубуса вставлялась пушка, стволом вперед, перед которым помещались кусочки сала, а перед салом, две пластинки, разделенные кусочком пластилина…

По задумке, Крыс, почувствовав запах, заходит в трубу тубуса, замыкает пластинки, ток от батарейки «Крона» подается на лампочку от фонарика, с аккуратно раздавленным стеклом колпака, лампочка, в свою очередь, закреплена на запальном отверстии пушки, и касается вольфрамовой нитью серы. Нить накаливается, сера воспламеняется, ну и собственно – «Бубух!», в лоб крысе.

Короткая панихида, всенародное ликование и аплодисменты.

Вечером пушка была установлена.

А ночью сработала.

Хорошо, что дежурные, с некоторых пор, перестали ночевать в нашем кабинете.

Выстрел гулко прокатился по темным коридорам части, до полуобморочного состояния напугав дежурную службу, которая была не в курсе.

До самого утра дежурный с помощником ниньзями ползали по коридорам с пистолетами на товсь, зарабатывая неврастению.

Нас не вычислили только благодаря строгой конспирации.

Нет, Крыс убит не был. Разрядив орудие, он сожрал сало и ушел. Совсем.

Мы слышали, краем уха, что в соседнем отделе началось безобразие с поеданием кабелей и мелкими пакостями, но нас он оставил в покое.

Обиделся, наверное.

В. Усатов

Сегодня в СМИ





Свежие комментарии