«Два дня рождения и три чуда»: Вани Фокина из Магнитогорска.


Континенталист, 14.02.2019 12:06   –   cont.ws


Ване Фокину через два дня исполнится годик. При этом он уже пережил больше событий, чем многим выпадает за всю жизнь. Хотя специалисты уверяют, что он вряд ли запомнит хоть что-нибудь, слишком маленький, но вся страна еще долго каждый год 31 декабря будет вспоминать трагедию в Магнитогорске и настоящее чудо — как спустя 35 часов на 27-градусном морозе из-под завалов достали живого младенца. 

На прошлой неделе, 8 февраля, в Магнитогорске прошли траурные мероприятия на 40-й день после взрыва в жилом доме на улице Карла Маркса. Целый подъезд дома рухнул с первого по десятый этаж рано утром 31 декабря, когда все еще спали. В первые часы удалось спасти 18 человек, еще шестерых сотрудники МЧС достали из-под завалов, включая двоих детей. К настоящему моменту все госпитализированные уже выписаны из больниц — Ваня вместе с мамой покинули клинику сегодня.

Как ребенок 35 часов на таком морозе провел — это просто безумие. Никто не понимает, как вообще пациент выжил, это просто невозможно. Пусть он там где-то с одеялами был, но это не то, что могло спасти, потому что вокруг тебя бетон и железо, и все это на открытой местности — они моментально остывают, согреться в таких ситуациях просто невозможно. В такой ситуации сложно не верить в какую-то высшую силу”, — признается анестезиолог-реаниматолог НИИ Денис Леонов, сопровождавший Ваню во время эвакуации в Москву. 

Ваня сидит в кроватке палаты московского НИИ неотложной детской хирургии и травматологии. За окном поздний вечер, мальчик только проснулся, смотрит немного рассеянно по сторонам, чуть задерживает взгляд на маме, словно решая, попроситься на руки или еще посидеть. Мы разговариваем с его мамой Ольгой Фокиной стоя в дверях, потому что в палате не так много места, а в комнате вместе с Ваней уже и так трое — у них сегодня еще гости кроме нас, журналистов. Мальчик с мамой живут в палате уже месяц, проходят комплексное лечение и реабилитацию.

Три недели в НИИ малыш провел в отделении реанимации, куда его доставили буквально в первые сутки прямиком из Магнитогорска самым быстрым из всех невоенных самолетов. Взяв с собой на борт все необходимое, чтобы максимально оперативно и безопасно доставить малыша в лучшую клинику для детей в такой ситуации, бригада медиков на протяжении полутора часов полета совершила еще одно чудо. Малыша удалось окончательно стабилизировать уже во время экстренной эвакуации.

«Собрались за 30 минут»

Днем 1 января анестезиолог-реаниматолог Денис Леонов был на дежурстве, когда позвонил директор НИИ Валерий Митиш и сказал, что нужно слетать в Магнитогорск и привезти в Москву малыша, которого несколько часов назад достали из-под завалов дома. Нашли замену на дежурство в отделении, собрались за полчаса и выехали в аэропорт, где глава Федерального медико-биологического агентства Владимир Уйба уже готовил борт для эвакуации. 

Денис Иванович производит впечатление необщительного молодого человека. Он спокоен и собран. Сам Леонов считает, что накладывает отпечаток профессия. Говорит, анестезиолога-реаниматолога раздражают лишние разговоры. “Есть четкая задача — ее нужно сделать без всякой возни и разговоров. Есть задача — выполняешь. Потому что всегда после выполнения этой задачи обязательно появится еще одна, еще, еще, еще. Поэтому никто не разговаривает”, — добавляет врач. Это совсем не означает, что нет эмпатии и сочувствия к пациентам. Просто когда имеешь дело с теми, кто в любой момент может уйти, для сентиментальности и рефлексии не остается места. Сочувствие есть всегда, убежден Леонов.

Когда прилетели в Магнитогорск, все произошло в считаные минуты: медики оценили состояние Вани, перенесли на борт, и уже меньше чем через 10 минут самолет был в воздухе на пути в Москву — в НИИ неотложной детской хирургии и травматологии, где уже не одно десятилетие спасают детей, пострадавших в результате различных катастроф и стихийных бедствий.

«Таинство на борту»

Все полтора часа полета Леонов провел склонившись над Ваней. По словам врача, мальчик в тот момент был абсолютно реанимационным пациентом — у малыша, к счастью, не было никаких экстренных хирургических или травматологических проблем. Перелом большеберцовой кости с незначительным смещением — это могло подождать несколько дней или даже недель.

В чем заключалась наша задача: пациент был крайне тяжелый, на искусственной вентиляции легких с повышенной фракцией кислорода — это уже первый критерий реанимационной тяжести состояния. Второе — это нестабильная гемодинамика, то есть низкое артериальное давление и высокий пульс за счет того, что у ребенка была тяжелая степень обезвоживания. Уже на борту самолета мы выполняли интенсивную терапию. Выполнили инфузионную терапию — стабилизировалась гемодинамика, справились с обезвоживанием”, — вспоминает анестезиолог-реаниматолог.

Еще одной проблемой, требующей экстренного решения, было переохлаждение, так как крайне низкая температура тела повышает риск кровотечений и может дать массу других осложнений. Малыша согревали специальными одеялами, которые позволяют это сделать быстро, при этом исключая вероятность ожога. “Сработала выбранная тактика лечения: интенсивная инфузионная терапия, согревание ребенка и искусственная вентиляция легких. Уже во время эвакуации мы его окончательно стабилизировали”, — пояснил анестезиолог-реаниматолог.

Пока врач работал на борту, невольно думалось: “Похоже, он берется за все то, что другие считают невозможным”. Сам Леонов этого не отрицает, хотя добавляет, что сама специализация предполагает действовать даже в тех ситуациях, когда тяжело и невозможно.

Естественно, делаешь все, но бывают случаи, когда уже ничего невозможно сделать, бывают такие случаи, когда слишком поздно, скажем так. Скажем, необратимые повреждения при травмах, ну неважно, когда это уже необратимо: пациент еще живет, но заболевание или травма уже принесли свои необратимые повреждения, и соответственно, летальный исход неизбежен. И все равно мы же работаем, никто же этих пациентов не бросает”, — пояснил Леонов.

«Без потерь»

После этого все жизненные показатели у Вани стали постепенно выравниваться. Уже в первую ночь, проведенную в НИИ, после обследований стало ясно, что никаких повреждений мозга у малыша нет. Восстановилась функция почек, последствия краш-синдрома стали постепенно сходить на нет. Краш-синдром еще называют “болезнью освобождения”, и уже после шести часов, проведенных под завалами, как правило, диагностируют крайне тяжелую степень. Ваня провел под завалами больше 30…

С мальчиком в НИИ, конечно, работала целая команда высококвалифицированных специалистов, но и сам глава института Валерий Митиш признается, что вся история выздоровления — в некотором роде медицинское чудо. Уже на седьмой день Ваня пришел в сознание, еще через десять дней ел самостоятельно, и примерно тогда же малыша вместе с мамой перевели в обычную палату.

Весь прошедший месяц Ваня провел в хорошем состоянии. Никаких осложнений не развилось, он полностью откликнулся на наше лечение. Лечение было очень эффективным для Вани — никаких хирургических вмешательств делать не пришлось, перелом большеберцовой кости сросся хорошо, уже снята гипсовая иммобилизация, убрана лангета. К счастью, не потребовалось вообще никаких операций”, — рассказал Митиш.

Ножка была серьезно обморожена, еще в первые дни врачи всерьез опасались возможной ампутации. Но кровоток в пальчиках удалось восстановить — ножка спасена. Ваня уже встает, пока очень аккуратно. Он очень любит, когда мама носит его на руках по коридорам, там малыш с интересом наблюдает за другими детьми. “Специалист приходил, рассказал, какие сейчас по возрасту игры нужны. Играем в эмоциональные игры, некоторые нравятся, улыбается и смеется. Дома, может, больше будет того, что нравится и что интересно. Болтает на своем детском языке пока, слоги отдельные говорит, слова — ждем вот”, — рассказала его мама.

Пока она держит Ваню на руках, малыш с осторожным любопытством разглядывает новых гостей, тянется к украшениям, чтобы разглядеть их поближе, с интересом слушает все, что ему говорят. Еще Ваня любит собирать пирамидку, раскидывать кубики и листать книжки — в общем, все то, что делает любой малыш в его возрасте. И еще Ваня обожает вареную картошку.

Все развивается благополучно. Он прошел полный курс и лечения, и реабилитации в условиях нашего института. Вместе с мамой они прошли комплексную реабилитацию. Весь намеченный комплекс лечения прошел успешно и эффективно. Мы довольны. Он действительно вышел из этой ситуации без ущерба”, — сказал Митиш.

«День рождения дома»

Ваня улыбается и передает всем привет”, — говорит детский доктор мира, президент НИИ Леонид Рошаль. 

В ближайшую субботу, 16 февраля, Ване Фокину исполнится годик. “Не придумали, что еще подарить на день рождения. Нужно еще разбирать все те игрушки, которые надарили, пока мы тут в больнице. Игрушек у Вани сейчас много, любимой нет, и вообще он пока интересуется всем, еще не выбрал, что нравится больше всего”, — рассказывает Ольга. В Магнитогорске ждет гора новых игрушек — подарки от людей, сочувствующих семье.

На днях Фокины приобрели двухкомнатную квартиру взамен разрушенного жилья. Отметить первый день рождения Вани на новой квартире еще не удастся — нужно докупить мебель. “Как только подготовим новую квартиру так, чтобы туда с детьми уже можно было въехать и жить так — мы надеемся, в ближайшее время”, — добавила Ольга. А вот на праздник планируют шарики, торт и самых близких людей рядом.

Один подарок мальчику мама уже сделала — это плюшевая собака, сделанная на заказ. На собаке вышиты два дня рождения Вани: 16 февраля 2018 года и 1 января 2019-го. 

Будь в курсе актуальных событий: vk.com/geopoliticsrussia



или по почте

Сегодня в СМИ

Сергей Удалов




Свежие комментарии