Gazeta Polska (Польша): терпеливый Путин, расколотый Запад и угроза новой перезагрузки


Континенталист, 17.07.2019 21:29   –   cont.ws


Устав от санкций, Европа захотела пойти на сближение с Москвой. Это радует Путина, который терпеливо ждет, когда в ЕС произойдут изменения. Раз с американцами ничего не вышло, пойдет и перезагрузка с Европой, тем более что она ослабит и евроатлантическое партнерство, пишет газета. Но перезагрузка станет плохой новостью для стран, находящихся в буферной зоне между Западной Европой и Россией.

17.07.2019

Антоний Рыбчиньский (Antoni Rybczyński)

С 2014 года еще ни разу не бывало так, чтобы Запад (как минимум его важная и большая часть) так сильно стремился к перезагрузке отношений с Москвой. Это показали последние недели: Россия вернули все права в рамках ПАСЕ, Трамп снова встречался с Путиным, а Макрон и Меркель проявили желание возобновить переговоры в нормандском формате. Санкции нанесли удар по экономике и российскому обществу, но не смогли всерьез пошатнуть фундамент режима Путина. Другое наказание за нападение России на Украину, то есть международная изоляция, уже давно утратило актуальность: западные лидеры в конечном итоге решили отказаться от бойкота Путина после того как начался его очередной президентский срок. Судя по всему, сейчас начинается новый этап «нормализации».

Путинская оттепель

Год назад в начале своего очередного президентского срока Путин попытался несколько скорректировать свой внешнеполитический курс. Если 2012-2018 годы остались в истории как период вооруженных конфликтов, которые провоцировала или подпитывала Россия, использования агрессивной риторики и экспансионистских действий на международной арене, то сейчас мы видим попытку восстановить отношения с Западом.

Почему Путин на нее решился? Отчасти его вынудили пойти на такой шаг экономические проблемы России (ставшие в определенной мере следствием санкций, но в первую очередь — отсутствия реформ), а также патовая ситуация в двух регионах, где Москва проводила свои самые масштабные заграничные операции: на Украине и в Сирии.

На это, к счастью для Кремля, накладывается обостряющийся конфликт внутри евроатлантического сообщества («Северный поток — 2», Иран, торговая политика) и ЕС (Брексит, тема мигрантов, нападки европейского мейнстрима на Польшу и Венгрию). У путинской стратегии «перезагрузки 2.0» (первая была делом рук администрации Обамы) есть два варианта. Оптимальный предполагает, что Кремлю наконец удастся склонить к переговорам Трампа, а более реальный означает нормализацию отношений с Европой. Конечно, Путину было бы гораздо выгоднее добиться сближения с американцами, но оно маловероятно.

Переговоры российского президента с Трампом в Осаке не дали никаких результатов, как и встречи на рабочем уровне (например, 10 июля в Хельсинки с участием заместителя главы МИД РФ Сергея Рябкова и заместителя госсекретаря США по политическим вопросам Дэвида Хейла). О том, что отношения между Москвой и Вашингтоном зашли в тупик, свидетельствует, в частности, фраза из заявления Госдепартамента, сделанного после встречи в финской столице: «Хейл подчеркнул, что хотя США стремятся сгладить разногласия и развивать сотрудничество с Россией по ряду международных проблем, негативные действия Москвы по-прежнему остаются препятствием для прогресса в двусторонних отношениях».

Раз с Трампом договориться не получается, а отношения с США лишь ухудшаются, Кремль делает ставку на сближение с Европой. Оно не только принесет Москве экономические выгоды и усилит ее позицию относительно Вашингтона, но и вобьет клин в евроатлантическое партнерство. Кремль также постарается использовать новую ситуацию, которая сложилась в Брюсселе после выборов в Европарламент. Пророссийские популисты, вопреки опасениям, не одержали на них победы, однако, баталии на почве выбора важнейших европейских чиновников показывают, что Европарламент раздроблен. О плюсах и минусах традиционного доминирования крупных фракций социалистов и христианских демократов можно, конечно, спорить, однако, ясно, что нынешний расклад сил позволит России свободнее проводить свою стратегию по ослаблению ЕС и подрыву его единства.

Разумеется, дл претворения этой стратегии в жизнь Путину понадобится располагающая атмосфера на Западе, а она уже есть, по крайне мере во многих европейских странах. Государства Западной Европы склонны быстро забывать о российских преступлениях, как выяснилось, не только совершенных против других народов где-то на периферии континента (в Грузии или на Украине), но и против собственных граждан (малазийский «Боинг», покушение на Скрипаля). Им не мешает даже то, что российские спецслужбы ведут гибридную подрывную войну против демократии в отдельных европейских государствах.

Популистов, симпатизирующих Москве, критикуют вовсе не за сотрудничество с Россией (это лишь предлог), а за стремление подорвать доминирование в ЕС уклада, держащегося на социалистах, христианских демократах и либералах. При этом Кремлю удается ловко убеждать Запад в том, что без России невозможно разрешить мировые проблемы, а поэтому с ней нужно вести диалог. На самом деле все совсем наоборот: Москва не помогает разрешать конфликты, а провоцирует их. При этом западные страны считают Россию гораздо более мощной и влиятельной страной, чем она есть в действительности.

Газовые договоры — это лишь один из признаков стремления значительной части Запада и Европы к перезагрузке. Путин знает, что делает, поднимая финансовую тему (Голландия выступает самым ярким примером того, как современные западные страны расставляют приоритеты: спокойствие оказывается важнее справедливости, а перспективы извлечь прибыль — памяти о жертвах). Во время своего визита в Италию в начале июля Путин на каждом шагу подчеркивал, какой ущерб несут обе стороны от санкций. Ему, конечно, вторило итальянское правительство (спустя пару дней появилась запись, компрометирующая входящую в коалицию «Лигу», которую, как выяснилось, финансировала Россия). «Европейские страны не поставили на наш рынок в миллиардах исчисляемые товары. Это ущерб для всех нас», — говорил Путин на пресс-конференции с итальянским премьером.

Перезагрузка угрожает Западу

Что принесет с собой нормализация отношений между частью Запада и Россией? Только плохие новости для стран, находящихся в буферной зоне между Европой и РФ. Киев может ожидать усиления давления в вопросе претворения в жизнь минских договоренностей, а это будет означать закрепление фактической утраты контроля над Донбассом (хотя формально автономный регион останется в границах Украины). Александру Лукашенко придется согласиться на российские условия интеграции, поскольку, как можно предположить, Брюссель уже дал свое неофициальное согласие на такой сценарий.

Вполне возможно, что испытательным полигоном для такой «реальной политики» ЕС (проводящейся, к сожалению, с согласия США) стала Молдавия. Там неожиданно свергли правительство лагеря влиятельного олигарха Владимира Плахотнюка и создали экзотическую коалицию проевропейских демократов с пророссийскими социалистами. Достаточно вспомнить, что за несколько дней до политического переворота в Кишинев одновременно приехали представители России, ЕС и Соединенных Штатов… Сейчас молдавское правительство возглавляет демократка Майя Санду, но проблема в том, что президентом остается кремлевская марионетка Игорь Додон (есть запись, на которой он говорит, что его партию финансировала Москва, и требует от Плахотнюка заключить политическую сделку в присутствии российского посла), а социалисты получили министерство внутренних дел и обороны. Кроме того, они, конечно, руководят армией и спецслужбами, так что когда российский лагерь обретет всю полноту власти, лишь вопрос времени.

Причины для беспокойства есть также у другого олигарха, управляющего страной «с заднего сидения»: недавние провокации и бурные события в Грузии могут затормозить сближение этой страны с Западом, а при неблагоприятном развитии событий даже привести к повторению чего-то вроде молдавского сценария.

Однако произвести перезагрузку в отношениях с Европой, заключив союз только с Германией, Италией и небольшими странами вроде Венгрии и Австрии, у Путина не получится. В ситуации, когда Великобритания, Польша, страны Балтии, большая часть Скандинавии и еще пара других членов ЕС (плюс, конечно, Украина) выступают единым фронтом с США, Москве придется привлечь на свою сторону также Париж. Тогда она сможет обострить разногласия в ЕС, что, в свою очередь, негативно отразится на НАТО.

Возможная перезагрузка — это также плохая новость для таких стран, как Польша или страны Балтии: они входят в состав ЕС и НАТО, но Западная Европа считает их членами второй категории, а Россия — частью своей (временно утраченной) традиционной сферы влияния. Польское руководство поступает совершенно верно, отказываясь безучастно следить за сближением Парижа и Берлина с Москвой, отметая дипломатический курс своих предшественников и всеми силами стараясь укрепить союз с Вашингтоном. «Старая» Европа настолько стремительно нормализует отношения с Россией, что нам стоит поспешить. Судя по действиям правительства «Права и справедливости» (PiS) и президента Дуды (Andrzej Duda), польское руководство это понимает. Нам нужно укрепить и углубить сотрудничество с американцами (даже если это потребует расходов), ведь окно геополитических возможностей закрывается. Станет ли союз США для нас надежной защитой? В политике никогда нельзя быть ни в чем уверенным, особенно если речь идет о перспективе десятилетий, однако, если мы не хотим, чтобы Россия и Германия раздавили нас в дружеских объятиях, нам придется делать на него ставку. Между Москвой и Вашингтоном существует обостряющийся конфликт интересов, который имеет принципиальный характер, а не касается только какого-то региона или горячей точки. Он делает объективно невозможным американо-российское сближение и, как следствие, любые геополитические сделки и новые «ялтинские сговоры».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

https://inosmi.ru/politic/2

<p><strong><a href=”https://blockads.fivefilters.org”></a></strong> <a href=”https://blockads.fivefilters.org/acceptable.html”></a></p>

Сегодня в СМИ





Свежие комментарии