20. Закат Скифии


Континенталист, 21.07.2019 12:07   –   cont.ws


После смерти Александра Македонского произошёл раздел его империи. Фракия досталась Лисимаху. Во время борьбы Лисимаха с восставшим против него греческим городом Каллатиею в борьбе на стороне восставших приняли участие задунайские скифы. В 313 г до н.э. Лисимах нанёс им поражение и преследовал до их границ.

В 309 г. до н.э. имела место междуусобная война в Боспоре. Там умер царь Перисад I и его сыновья Евмел, Сатир и Притан принялись выяснять права на отцовский престол. В этой борьбы участвовали местные племена, которые претенденты на престол использовали в качестве вооружённой силы. На стороне Евмела насчитывалось до 20 тысяч пехоты и 22 тысяч конницы фатеев, включённых в состав Боспора при Перисаде I. На стороне Сатира были боспорские регулярные войска плюс союзники – скифы в количестве 20 тысяч пехоты и 10 тысяч конницы.

Боевые действия соискателей боспорской короны проходили в Прикубанье. Туда двинулся с войском Сатир для подавления мятежа. Он форсировал реку Фат, видимо, один из притоков Кубани и начал сражение со своим противником.

Битва при Фате – это та самая, которую мы разбирали в главе восьмой. Сатир выстроил войско по скифскому обычаю, с тяжёлой конницей в центре. Он атаковал и разгромил противостоящего противника, в то время как наёмники на правом фланге бежали. Тогда Сатир совершил манёвр и выйдя на правый фланг, довершил разгром врага. Затем было преследование, сопровождавшееся опустошением территории, сжиганием деревень и захватом их жителей в плен с последующим обращением в рабов.

Остатки противоборствующей стороны сосредоточились в крепости вождя фатеев, которая располагалась в лесистой и труднодоступной местности. Крепость представляла собой замок с высокими башнями, деревянные палисади прикрывали подходы со стороны болотистой местности. Сатир штурмовал крепость, получил смертельное ранение и вскоре умер.

Войска Сатира отошли от крепости. Борьбу с фатеями продолжил Притан. Но Евмел, опиравшийся на фатеев, захватил город Гаргазу и ряд других городов. В конечном итоге Евмел одержал верх в борьбе за трон Боспора. Притан сдался, затем снова попытался взять власть, опять неудачно, бежал, но вскоре был убит. Царём Боспора стал Евмел. Сын погибшего Сатира царевич Перисад бежал к скифскому царю Агару.

Эвмел правил до 304/303 г. до н.э. Ему наследовал Спарток III, который царствовал 20 лет. В эпоху Спартока III уже трудно отличить эллина и скифа между собой и результатом смешения народов стало появление термина «боспоряне».

Экономическое положение Боспора в рассматриваемый период, основанное на продаже хлеба, харктеризуется тем, что основным поставщиком зерновых в Грецию становится ставший доступным и более дешёвый рынок Египта. Правители Боспора пытаются компенсировать свои потери расширением торговли с местными варварами. На землях Боспора расширяется выращивание виноградников с целью производства вина на экспорт.

Преемником Спартока III историки называют Перисада II, конечная дата правления которого приходится приблизительно на 245 г. до н.э. Затем на Боспоре следуют цари Спарток IV и Левкон II.

Тем временем, пока на Боспоре одни цари сменяют других, правление которых покрыто «истинным киммерийским мраком», к северу от Дуная усиливали натиск геты. На западе правитель Фракии Лисимах продолжил борьбу со скифами. В 292 г. до н.э. он сделал попытку вторгнуться через территорию фракийского племени гетов. Считается, что границей между гетами и скифами была река Днестр. Но ещё до Днестра Лисимах был разбит в Гетской пустыне, а всё его войско было взято в плен. Дромихет, вождь гетов, отпустил Лисимаха на условиях уступки им северных областей своего царства. После этого Лисимах больше не тревожил скифов.

В конце IVIII вв. до н.э. активную экспансию на восток проводили кельты. Они заняли к середине III в. до н.э. Карпатскую котловину и образовали там государство. После смерти Лисимаха они захватили Фракию, покорив гетов и трибаллов. Таким образом, кельты придвинулись вплотную к границам Скифии.

А со стороны Дона скифов теснили сарматы. С конца IV в. до н.э. племена сарматов занимали территорию Северного Причерноморья. В IIIII вв. до н.э. они вытеснили скифов в Крым. Правда, речь идёт не собственно о сарматах, а о племенах, пришедших на смену скифам в Северном Причерноморье: «в боспорских эпиграфических документах вообще нет термина «сарматы». Под этим названием греческие и римские авторы имели ввиду всю совокупность варварских племён, пришедших на смену скифам в степях Северного Причерноморья».

Под натиском с запада и востока скифы смещались в Крым. Их вожди беднели и не могли уже платить как прежде, за приобретённые товары из греческих городов. Тогда они стали требовать от греков больше подарков за земли, отданные им под города.

С правителями Боспора, наоборот, у скифов складывались отношения, как торговые, так и военные. Скифские воинские контингенты участвовали в войнах на стороне Боспора, а войско самих боспорян со временем постепенно «оскифилось».

Политический центр скифов переместился из региона Северного Причерноморья в Крым. Новой скифской столицей стал Неаполь, развалины которого расположены на окраине современного Симферополя. Греческое название Неаполь как раз и означает новый город. Видимо, Неаполь скифский в Крыму был построен после оставления старой столицы – Каменского городища на Днепре.

Рубеж первой и второй трети III в. до н.э. характеризуется, как начало периода общего системного кризиса Боспорского государства. Ему сопутствуют провал письменной традиции, археологические свидетельства военных действий, а также резкая смена типологии поселений. В отношении последнего обстоятельства историки фиксируют, что на смену «немногим комплексным хозяйствам усадебного типа и античного облика здесь приходят сначала хорошо укреплённые прибрежные городища, как правило, с однотипной линейной застройкой блоками-кварталами. А затем, примерно с середины I в. до н.э., до второй половины I в. н.э. и даже впоследствии – большие поселения типа крепостей и даже городков-крепостей, главным образом, в глубинных районах полуострова, до этого пребывавших в запустении».

К этому времени среди скифов, в результате греческой торговли, усиливалось социальное расслоение населения, которое в конечном итоге привело к возникновению классов. Скифская знать стремилась к увеличению производства сельскохозяйственых продуктов с целью их обмена на ремесленные товары греческого производства, в том числе предметов роскоши. Скифские цари берут пример с греков в возведении укреплённых городов и чеканке своей монеты. Они приглашают в свои города греческих мастеров для внедрения у себя ремесленного производства.

Качество работы ремесленников того времени было таково, что не все их изделия могут воссоздать современные мастера.

Пример. «В одной из гробниц IV в. до н.э. около Феодосии пайдены золотые женские серьги, отличающиеся такой тонкостью и виртуозностью исполнения, что многие детали их неразличимы без сильного увеличения. В центре их представлена колесница (запряжённая четвёркой коней) с крылатой богиней победы Никой, по сторонам её – крылатые гении. Сверху серьги завершаются орнаментированным золотым диском, а снизу подвесками, висящими на золотых цепочках. Трудно себе представить, как могла быть выполнена такая тончайшая работа мастером-ювелиром, у которого не было даже лупы. Попытки современных ювелиров сделать хотя бы копию этих серег ни к чему не привели – такого изящества и тонкости достигнуть им не удалось».

Следующим этапом скифской политики стало стремление взять внешнюю торговлю в свои руки путём установления протектората над греческими городами Северного Причерноморья. Первой «жертвой» скифов стала Ольвия, выплачивавшая дань вождям различных племён в условиях постоянной угрозы войны в случае задержки с очередной выплатой. «Существование протектората скифских царей над Ольвией в первой половине II в. до н.э. доказывается ольвийскими монетами, носящими имя скифского царя Скилура».

Подробнее об этом мы узнаём из декрета в честь жителя Ольвии Протагена. Как следует из текста декрета, Протаген был богатиый горожанин и неоднократно оказывал услуги городу. Скифские вожди периодически подходят с войсками к стенам города и требуют подарки. Военных сил для обороны у Ольвии нет. Платить скифам нечем, т.к. городская казна пуста. Приходится просить помощи у богатых горожан. Военные угрозы становятся причиной для оттока населения, что приводит к ухудшению экономического положения Ольвии. На сторону скифов переходят рабы города. Ремонт кораблей, ветшающих стен и башен Ольвии приходится также осуществлять при помощи займов у частных лиц. В конце концов Ольвия всё слабеет и подпадает под власть скифов, признав над собой господство их царя Скилура.

Установить такой же пртекторат над Херсонесом скифы не смогли, т.к. власти этого греческого города оказали ожесточённое сопротивление.

Херсонес расположен на территории современного Севастополя. Первоначально на этом месте жило какое-то местное племя. В VI в. до н.э. здесь была основана торговая фактория, верятно, ионийская. Но развиться в колонию она не смогла и скоро перестала существовать. Гораздо позднее и без всякой связи с ней на её месте основали колонию греки из Гераклеи Понтийской совместно с выходцами острова Делос в 422 г. до н.э. Афиняне тогда изгнали их с острова и у них не было другого выхода, как основать колонию в другом месте. Но затем делосцы вернулись на свой остров и таким образом дальнейшая история Херсонеса не была связана с ними.

Город расположен на полуострове – по-гречески Херсонес и означает полуостров. В период расцвета Херсонесу принадлежали земли западного Крыма, включая Керкинитиду (современная Евпатория) и Прекрасная Гавань (посёлок Черноморский), которые, возможно, были основаны раньше, чем Херсонес.

«Херсонеская надпись повествует о том, что Дева спасла жителей города от величайшей опасности, которой они подверглись со стороны варваров во время праздничного шествия в честь Диониса». С целью ослабления скифов они использовали их враждебные отношения с сарматами.

Херсонес обратился также за помощью к Боспорскому царству. «Из декрета в честь историка Сириска (вторая половина III в. до н.э.) нам известно о договоре, заключённом между Херсонесом и Боспорским царством с целью обезопасить себя от угрозы, нависшей со стороны скифов». Правители Боспора, как было сказано выше, не только поддерживали со скифами выгодные торговые отношения, но и использовали скифские войска в своих войнах. Последний правитель Боспора из династии Спартокидов Перисад V отдавал себе отчёт в том, что после падения Херсонеса следующей жертвой скифов станет уже само Боспорское царство. Не имея сил для борьбы со скифами, Перисад V инициировал тайные переговоры также и с правителем Понта, государства, располагавшегося на территории современной Турции.

Понтийский царь Фарнак I, превративший свою державу в сильнейшее государство Малой Азии, вёл войну в 183 – 179 гг. до н.э. В 179 г. он заключил мирный договор. В тексте договора в числе европейских правителей упоминается царь сарматов Гатал. «В договор включены были из владык азиатских Артаксия, правитель большей части Армении, и Акусилох, а из владык Европы сармат Гатал, из народов свободных гераклиоты, месембрияне и херсонесцы, наконец кизикенцы». Локализация сарматского племени царя (вождя?) Гатал в исторической науке есть вопрос дискуссионный. Возможно, термин сарматы произошёл от сираков, живших на Кубани: «царство Гатала по географическим представлениям самого Полибия должно было располагаться к северу от Кубани, т.е. в месте расселения племён сираков». Скифы внимательно отслеживали ситуацию вокруг греческих городов с целью использования возможностей по установлению над ними своего протектората.

Скудость исторических источников не позволяет говорить об этих событиях более подробно. Ясно, что после войны 183 – 179 гг. до н.э. происходит сближение Боспора и Понта на основе расширяющихся торговых операций.

Давление скифов в Крыму продолжало усиливаться и Херсонес искал, кто сможет оказать ему помощь. В «179 г. был заключён договор о дружбе между понтийским царём Фарнаком I и Херсонесом (IPE, I, 402). В договоре Фарнак давал обязательство содействовать защите Херсонеса, «если соседние варвары выступят походом на Херсонес или подвластную херсонесцам страну, или будут причинять обиду херсонесцам». Однако, несмотря на это, скифы овладели землями Херсонеса и перенесли военные действия непосредственно в его пригороды.

Активность скифов в борьбе с Херсонесом имела следствием сокращение имевшей место помощи с их стороны Боспору в борьбе за азиатские владения. Итогом стали территориальные потери Боспора в азиатской части царства. А это привело к сокращению объёма импорта хлеба и как следствие, уменьшению доходов Спартокидов. Возможно, по этой причине правители Боспора стали менять ориентацию в сторону подчинения царю Понта. Причиной этому послужило требование скифов об увеличении выплаты им дани. Это на фоне, повторим, экономического ослабления Боспора. Следует предположить, что, несмотря на кажущееся более-менее устойчивое положения Боспора, де-факто его правители стояли перед выбором полного уничтожения или подчинения Понтийскому царству.

В 113 г. до н.э. в Понтийском царстве, располагавшемся на юго-восточном побережье Чёрного моря, к власти пришёл, точнее, вернулся, царь Митридат Евпатор. В этом же году он получил Малую Армению в наследство от царя Антипатра и приступил к завоеванию Колхиды. Когда земли колхов были присоединены в Понту, Митридат получил от Херсонеса, который осаждали скифы, призыв о помощи.

В 111/110 г. понтийская армия под командованием Диофанта погрузилась на суда в порту Диоскурия, ныне Сухуми и направилась на помощь Херсонесу, возле которого стояли скифы. Диофант переправил войска на северную сторону современной Севастопольской бухты, вступил в сражение со скифами, разгромил их и рассеял. От преследования скифов Диофант отказался. Он повернул на тавров, видимо, с целью обеспечения своего тыла. Там он основал город Евпаторий, который, предположительно, находился в районе современной Балаклавы.

В это время Диофант получает известия об изменении политической ситуации на Боспоре, в результате которой боспоряне решили выступить на стороне скифов. Диофант отправляется в Пантикапей и проводит переговоры с царём Боспора Перисадом V.

С согласия Перисада Диофант передал власть Митридату. Так Боспор был подчинён царю Понта.

Осенью 110 г. до н.э. скифы возобновили натиск на Херсонес. Митридат снова отправил туда Диофанта. Под натиском понтийских войск скифы уступили северо-западные владения Херсонеса: Керкинтиду, Прекрасную гавань. Тогда скифский царь Палак собрал большое войско, привлёк на свою сторону сарматское племя роксоланов, которые жили между Борисфеном и Танаисом. Произошло генеральное сражение, в котором скифы опять были разбиты. Палак бежал снова в причерноморские степи и больше о нём ничего не известно. Диофант после победы вернулся в Херсонес, присоединил к своей армии ополчение города и занял Неаполь Скифский и крепость Хабеи. Оправиться от этого удара скифы смогли не скоро.

Диофант же прибыл в Пантикапей и видимо, в этом, 109 году до н.э. и получил официальное согласие от правителя Боспора на передачу власти царю Понта Митридату.

Возможно, следствием этого акта стало восстание скифов на Боспоре, которое возглавил Савмак. Восставшие убили царя Перисада V. Это сделал Савмак собственноручно. Та же участь угрожала и Диофанту, но его спасли херсонесцы, прислав ему корабль, на котором он сбежал. Восстание охватило всю европейскую, т.е., восточнокрымскую, часть Боспора. Про Савмака известно только то, что он был скиф.

Причиной восстания на Боспоре могла послужить уния с Понтийским царством. Сам характер восстания не ясен. Возможно, это было выступление рабов или дворцовый переворот. А могло быть вторжение на Боспор крымских скифов. Возможно, что внутреннее выступление стало причиной или наоборот, следствием, вторжения скифов извне.

Савмак успел выпустить монеты, на которых изображалась голова бога Солнца Гелиоса. Подробности восстания неизвестны. Зато известно, что в описываемый период волна восстаний прокатилась в Италии, Сицилии, Греции, Македонии, Малой Азии. Идеология восстаний была связана с провозглашением солнечного царства свободы. В 133 г. до н.э. вспыхнуло восстание в Пергамском царстве. «Повстанцы, возглавляемые Аристоником, провозгласили «солнечное царство», т. е. светлое царство свободы, в соответствии с чем подданные Аристоника именовались «гелиополитами» (гражданами солнечного государства)». Восстание было подавлено Римом только в 129 г. до н.э.

Таким образом, восстание на Боспоре может, предположительно, стоять в одном ряду с восстаниями рабов в других странах античного мира.

На подготовку к его подавлению Диофант затратил полгода. Херсонес стал базой для подготовки похода, в котором приняли участие сухопутная армия и флот. В 107 г. до н.э. Диофант двинулся на Боспор. Захватив Феодосию и Пантикапей, он подавил восстание и взял в плен Савмака. Показательно, что за смерть царя Боспора Савмака не наказывают смертью на месте, а отправляют на суд правителю Понта. Это есть косвенный показатель наличия у Савмака прав на боспорский престол. Дальнейшая судьба Савмака осталась неизвестной.

После подавления восстания Савмака не только Боспор, но также Херсонес, а затем и Ольвия вошли в состав Понтийского царства Митридата.

107 год до н.э. – это дата, когда понтийский царь Митридат начинает господствовать над Боспором де-факто.

Подведём итог.

Колонизация греками прибрежной территории Северного Причерноморья со временем привела к образованию государства со смешанной культурой, в котором происходило смешение греческого и местного элементов. Такая динамика развития событий привела к образованию и собственно скифских государств. К ним относят Малые Скифии – скифские государства степного Крыма и Подунавья. «Относительно Крымской и Добруджанской «Малых Скифий» в литературе используется термин «государство».

Образование скифами государства стало логическим следствием установления с ними со стороны греков торговых отношений, что привело местное население к социальному расслоению, выделению из «общества равных» богатой знати, сосредотачивающей в своих руках не только богатства, но и власть. Также логически этот процесс разложения общинного строя привёл к необходимости образования государства, как аппарата насилия, обеспечивающего безопасность носителей богатства и власти.

Видимо, на этапе разложения развитого общинного строя и образования ранних форм государственности у скифов приоритетной мотивацией служило стремление к переходу от торговых отношений с греческими городами Северного Причерноморья к контролю торговли непосредственно со странами Средиземноморья.

На этом историю скифов вообще и историю скифского государства, в частности, можно считать законченной: «…приблизительно на рубеже веков IVIII вв. до н.э. Европейская Скифия в границах от Дона до Дуная внезапно прекратила своё существование».

Насколько «исчезновение» скифов стало «внезапным», есть вопрос дискуссионный. Дело в том, что их внезапное исчезновение со страниц истории относится к письменным источникам. Скорее всего, сами скифы, конечно, никуда не пропали.

Олег Варягов.

<p><strong><a href=”https://blockads.fivefilters.org”></a></strong> <a href=”https://blockads.fivefilters.org/acceptable.html”></a></p>

Сегодня в СМИ





Свежие комментарии