Рывки, надрывающие пупки: особый путь России.


Континенталист, 4.08.2019 12:17   –   cont.ws


Возможно, кроме нас, никто в мире не задаётся вопросами: чем наша страна не такая, как другие? Почему, вкалывая, как проклятые, мы никак не заработаем нормальную жизнь?.. Мы Восток, или Запад?

Мы – Север.

Знания людей о климате/погоде обычно ограничиваются тем, что везде бывает лето и везде бывает зима. А то, что они разные в разных местах, из внимания выпадает.

Однако же, зима зиме рознь! Важно, прежде всего, переходит ли температура воздуха нулевую отметку по Цельсию. Затем, насколько сильны и длительны морозы.

Граница в нуль градусов столь же определяюща для судеб народов, как и, например, граница воды и воздуха для жизни рыб и животных. Мороз определяет условия жизни всяких существ, животных и растительных, а также выживаемость экономик и вообще человеческих культур.

Из-за морозов надо утеплять жилища и производственные помещения. Тратить месяцы труда на заготовку дров. Ради двух-трёх месяцев снегопадов приходится круглый год содержать дорогостоящий парк снегоуборочной техники. Всё это удорожает производство.

С другой стороны, биопродуктивность территорий, ежегодно поражаемых длительной морозной зимой, иногда в разы ниже, чем на территориях, находящихся в более щадящих условиях. Например, в Восточной и тем более Западной Европе.

Мало того. Половина России находится в географической зоне, вообще непригодной для нормальной жизни людей. Там слишком холодно, нельзя вести хозяйственную деятельность без совершенно сумасшедших затрат. Обустройство этих территорий ложится нагрузкой на экономику тех земель, где хоть как-то можно жить.

Ниже даю карту январских изотерм – средних температур января. Я нарисовал её, когда мы с С.И. Валянским оформляли нашу книгу «Понять Россию умом». Интернет не вошёл тогда ещё в нашу жизнь столь многогранно, как сейчас, и карту пришлось делать, взяв за основу школьный атлас. Не знаю, как теперь, а двадцать лет назад изотермы января изучали в школах. Я просто обвёл некоторые из них фломастером.

Из этой карты видно, что западная граница России в точности совпадает с изотермой января минус 8°С, то есть к востоку от неё земли с длительной зимой. Азиатские же наши границы пролегают – на юге и востоке, между минус 12 и минус 16°С. В январе холоднее, чем у нас, только в Монголии. Результаты известны.

Кстати, о значении точки замерзания воды. Нулевая изотерма января на карте Европы столетиями разделяла так называемый «восток» и так называемый «запад». Когда-то она разграничивала Восточную и Западную Римскую империю, позже – во второй половине ХХ века, восточный (социалистический) и западный политические блоки.

Пограничные государства – те, что между изотермами в нуль и в минус восемь градусов мороза, где зима не очень длительна, «застряли» между теми, и между этими. В составе богатого «запада» они самая несчастная и угнетаемая часть. В составе бедного «востока» – наоборот, самые передовые. Вот и болтаются в политике, не зная, что лучше.

А мы-то сами – кто: восток или запад? Мы – север: наша страна разлеглась вокруг Полюса холода Северного полушария. Имеет ли смысл вести на полюсе спор, восток мы, или запад?..

Россия слабая. 

Российский крестьянин изначально находился в худших условиях, нежели европейский, американский или азиатский. Одна только длительная, чрезвычайно холодная зима снижала возможности выживания. И по сию пору из-за зимних морозов мы взять с природы для жизни можем меньше, а на производство промпродукции и содержание инфраструктуры тратим больше, чем другие.

Наш климат был таким на протяжении тысячелетий. Рентабельность нашего производства из-за географических факторов ниже, чем на Западе, – значит, очень мало остается на развитие, а до ХХ века почти ничего не оставалось, всё проедалось или тратилось ради простого выживания. Ресурс, который мы могли бы накопить за эти тысячелетия, существенно меньше, чем у стран Запада. И на поддержание государственных интересов в нашей стране, в силу низкой нормы прибавочного продукта, оставалось меньше средств, чем в странах с лучшими геоклиматическими параметрами.

Исходя из объективных данных, мы давно должны были безвозвратно отстать от всего мира по всем статьям.

Россия сильная.

Но что мы видим?! Мы видим, что на протяжении всей истории Россия не только стояла вровень с другими, самыми передовыми в техническом смысле странами, а зачастую и превосходила их. И об этом можно судить уверенно, ведь если благосостояние народов сравнивать трудно, то уровень развития государств – можно, например, по результатам войн. Для победы, помимо храбрости солдат, высокого боевого духа и наличия образованных полководцев, нужно иметь достойную технологическую и экономическую базу.

Вот небольшая статистика. С 1380 по 1917 год Россия провела в войнах 334 года. (Что интересно, войны начинали не мы.) Так вот, 134 года этих войн нам пришлось противостоять союзам и коалициям, то есть одновременно биться с несколькими врагами. В том числе одну войну вели сразу против девяти врагов, две против пяти, двадцать пять – против трёх и тридцать семь войн против двух.

То, что Россия в этих условиях уцелела, означает, что она оказывалась на уровне, превосходящим технический и образовательный уровень противников.

Русские горки.

Если провести комплексное историческое исследование, с учётом всех факторов, то окажется, что экономическое отставание России от соседей – это наше НОРМАЛЬНОЕ СОСТОЯНИЕ. В самом деле, в силу геоклиматических особенностей России мы должны постоянно отставать. И мы отстаём.

Однако же, особенность русского пути в том, что когда соседи, видя наше ослабление, пытались подчинить Россию себе, происходил экономический рывок: верхи, если они интеллектуально и нравственно соответствовали насущной задаче (что, в общем, не всегда случалось), вводили в стране режим, который можно назвать мобилизационной экономикой. Низы, понимая ситуацию, практически добровольно шли на уменьшение своего благосостояния.

В результате упорной работы, как правило, с низкой оплатой труда или даже без таковой, появлялись новые технологии. Но какие? Естественно, имеющие отношение к военному делу. Военное же развитие всегда включает в себя всё самые передовое, и требует повышения уровня смежных отраслей. Так появлялись новые точки роста для экономики, медицины, вообще всякой науки, а наука тянула за собой образование.

Такое движение рывками можно назвать «русскими горками». В ходе рывка возвышалось значение армии. И впрямь: её приоритет перед другими сословиями всегда признавался безоговорочно. А задачи технологий всегда превалировали над социальными.

Но в результате рывка мы лишь догоняли некий средний мировой уровень! И когда после достижения своего перевеса в геополитической ситуации возвращались к обычной, не мобилизационной экономике, опять начиналось отставание, через некоторое время оно достигало критического значения, и всё повторялось вновь.

Во время рывка рождались былины о русских чудо-богатырях; периоды релаксации приносили другие песни: де, русские ленивы, тупы, на печи лежат.

Общий сценарий для русской истории.

1. Исходно низкая норма внутренних накоплений. Это не злой умысел,а объективная реальность, ибо это и есть наше стационарное состояние.

2. Правящая «элита», помня о прошлых подобных случаях напряжения всех сил, не рискует вводить режим мобилизационной экономики и продолжает пользоваться ресурсами, накопленными после последнего рывка, но не всегда эффективно. Кроме того, контакт с Европой показывает властителям неудовлетворительность их собственного состояния с точки зрения бытового комфорта. Не понимая истинных причин этого отставания, вожди предпринимают попытки улучшить своё, а иногда и общее положение, копируя зарубежные порядки. Им помогает своя интеллектуальная «элита» и иностранные советники, что только ухудшает экономическое положение.

3. Появление внешнего вызова: иностранные государства пытаются закрепить наше экономическое отставание, нанеся политическое поражение. Это даёт сигнал к началу перехода к мобилизационному режиму функционирования экономики. Как правило, такой переход требует появления новых идей, самых передовых на этот момент в мире, а также новых людей в руководстве. (Возврат после мобилизационного режима к стационарному также приводит к смене «элиты»).

4. В результате напряжения всех сил удаётся преодолеть внешний кризис, после чего у народа пропадает побудительная причина поддерживать предыдущий режим функционирования. Народ вообще склонен вспоминать вождей, выполнивших труднейшую работу по спасению страны, как ужасных тиранов.

Далее все повторяется.

Рывков разной амплитуды в истории России было немало, но значимых среди них три: цикл Ивана Грозного (переход к единому русскому государству), цикл Петра I (переход к империи) и цикл Иосифа Сталина (переход в индустриальное общество). Каждый из этих вождей проводил полную модернизацию армии.

Во всё обозримое прошлое рывки происходили стихийно, и вожди наши просто следовали необходимости. Если бы власти и народ отдавали себе отчёт в истинных причинах событий, может быть, жертв было бы меньше.

Сейчас очевидно назрел рывок ради перехода в постиндустриальный, экологичный мир. Если он не произойдёт – с Россией будет покончено.

                                                                                 Дмитрий Калюжный.

<p><strong><a href=”https://blockads.fivefilters.org”></a></strong> <a href=”https://blockads.fivefilters.org/acceptable.html”></a></p>

Сегодня в СМИ





Свежие комментарии