Лбищенский рейд: Как уральские казаки Чапаева убили


Континенталист, 13.08.2019 22:55   –   cont.ws


Лбищенский рейд — успешная операция Уральской армии против сил РККА по уничтожению штаба группы войск Туркестанского фронта РККА, а также его командующего В. И. Чапаева. Осуществлена в сентябре 1919 года и завершилась полным уничтожением сил РККА в Лбищенске.

Военно-стратегическая обстановка накануне операции

В августе 1919 года за земли Уральского казачьего войска шли упорные и тяжёлые бои: обе стороны — и белые, и красные — осознавали важность Уральского фронта. 

Советское командование уделяло этому фронту особое внимание, понимая, что именно через земли Уральского казачьего войска легче всего было осуществить соединение войск Колчака и Деникина, что уральские казаки могли держать под постоянной угрозой связь между Советской Россией и красным Туркестаном, а также то, что этот район был стратегически важным, так как представлял собой не только зерновую житницу, способную прокормить крупную армию, но и территорию, богатую нефтью.

Большевики вели наступательные действия подавляющими численно силами, уральские казаки, отчаянно сопротивляясь, отступали под натиском 4-й и 11-й красных армий. Уральцы искали способ перехватить инициативу и остановить наступающего противника.

Уральские казаки

В это время уральское казачество находилось в тяжелейшем положении: большая часть его территории находилась под оккупацией красных и была ими разорена; среди населения и личного состава войска свирепствовала эпидемия тифа, ежедневно вырывавшая десятки незаменимых бойцов; не хватало офицеров; войско испытывало катастрофическую нехватку вооружения, обмундирования, патронов, снарядов, медикаментов, врачебного персонала. 

Уральским казакам в значительной степени приходилось все добывать в бою, так как от Колчака и Деникина помощи почти не было. 

В это время большевики уже оттеснили белых за станицу Сахарную, за которой начинались песчаные малоплодородные низовья реки Урал, где нечем было кормить лошадей. Еще немного - и казаки лишатся коней, своей главной силы… 

Планирование операции

Чтобы попытаться найти выход из положения, атаман уральцев генерал-лейтенант В.С. Толстов созвал круг офицеров от сотенных до корпусных командиров, на котором обсуждался характер встречной операции против красных. 

Старые командиры во главе с генералом Титруевым выступили за проведение обычной наступательной операции, предложив объединить конные части уральцев из 3 тыс. шашек в 3 лавы и атаковать хорошо укрепленную станицу Сахарную с 15 тыс. человек красной пехоты, большим числом пулеметов и орудий. Подобная атака через ровную, как стол, степь была бы явным самоубийством и план “стариков” отвергли. 

Приняли план, предложенный “молодежью”, который “старики” назвали “авантюрой”. По этому плану из состава Уральской отдельной белой армии выделялся небольшой по численности, но хорошо вооруженный отряд из лучших бойцов на самых выносливых конях, который должен был тайно пройти расположение красных войск, не вступая с ними в бой, и проникнуть к ним глубоко в тыл. Так же скрытно он должен был подойти к Лбищенской станице, занятой красными, внезапным ударом взять ее и отсечь красные войска от баз, вынудив их к отходу.

В это время казачьи разъезды захватили двух ординарцев красных с секретными документами, из которых стало ясно, что в Лбищенске находится штаб дивизии Чапаева, являвшийся одновременно и штабом всей войсковой группы Туркестанского фронта, склады оружия и боеприпасов на две стрелковые дивизии, а также установлена численность красных войск.

Так как Лбищенск охранялся силами красных до 3000 штыков и шашек при большом количестве пулемётов, а днём в районе станицы патрулировали два аэроплана красных, задача отряда была изначально весьма трудной. Для выполнения операции надо было пройти около 150 километров по голой степи, причём только ночью, так как дневное передвижение не могло бы остаться незамеченным красными лётчиками, иначе вся операция теряла смысл, ввиду того, что её успех целиком зависел от внезапности.

По словам Дмитрия Фурманова, комиссара 25-й стрелковой дивизии, “казаки это знали и учитывали при своем, бесспорно, талантливом налете… На операцию свою возлагали они надежды очень крепкие и потому во главе дела поставили опытнейших военных руководителей.” 

Состав сводного отряда

Для реализации рейда был организован специальный сводный отряд, в который вошли казаки 1-й дивизии 1-го Уральского корпуса полковника Т. И. Сладкова и добровольцы крестьяне-белогвардейцы из Саратовской губернии подполковника Ф. Ф. Познякова (Позняковский конный). 

Полковник Тимофей Ипполитович Сладков

Командовать отрядом численностью 1192 бойцов при 9 пулемётах и 2 орудиях был назначен полковник Н. Н. Бородин — человек, лично участвовавший в боях. В поход было приказано взять еды максимум на неделю и побольше патронов, отказавшись от обоза для увеличения манёвренности.

Н.Н. Бородин

Переход Каленый — Лбищенск

31 августа с наступлением сумерек отряд казаков выдвинулся из посёлка Каленого в степь в западном направлении. Двигались с соблюдением всех возможных мер секретности: запрещалось жечь костры, курить, громко разговаривать. 

Отказ от привычных правил боевых действий казаков - лихих конных атак со свистом и гиком с обнаженными сверкающими шашками - тоже поняли не все. Кое-кто из участников рейда ворчал: “Ну что это за война, крадемся ночью, как воры!..” 

Для сохранения операции в секрете от красных спецотряд на большой скорости всю ночь уходил всё дальше и дальше в степь. После небольшого дневного перекура белый отряд изменил направление движения, уже двигаясь по Кушумской низине, и пошёл вверх вдоль устья реки Урала. Поход был весьма тяжёл, например, 1 сентября казакам пришлось провести весь день под палящим солнцем в степи в низине, так как выход из неё хорошо просматривался красными лётчиками. Начальнику отряда в один из моментов, когда аэропланы пролетали вблизи, пришлось распорядиться отогнать лошадей в камыши, тачанки и орудия быстро забросать травой, а личному составу лечь рядом и ожидать улета красных. С наступлением темноты казаки форсированным маршем удалились от опасного места, подойдя на 3-й день пути к цели своего похода — Лбищенску на расстояние 12 верст и перейдя дорогу Лбищенск — Сломихинск.

Близ станицы белые расположились во впадине, выслав по всем направлениям разъезды для захвата красных «языков».

Разъезд прапорщика Портнова напал на хлебный обоз красных, частично захватив его. Пленных обозников доставили в отряд, где их допросили и выяснили, что Чапаев находится в Лбищенске, а один из красноармейцев даже вызвался показать дом, где квартировал красный командующий. В течение следующего дня казакам был дан отдых для того, чтобы привести себя в порядок перед началом боевой части операции, а в направлении Лбищенска были направлены усиленные разъезды, которые прекрасно справились с поставленной задачей никого не пустить в город и не выпустить из него: все пытавшиеся попасть в Лбищенск или покинуть его были захвачены белыми заставами.

Несмотря на все меры предосторожности, предпринятые белыми разведчиками,  красные фуражиры заметили чужие конные разъезды и донесли своему начальству. Однако Чапаев и комиссар дивизии Батурин не поверили их предупреждениям и посмеялись над ними, найдя невероятной возможность столь дерзкого рейда со стороны отступающих к Каспийскому морю белых войск. Даже когда Чапаев получил известие о захвате обоза, он не придал этому значения. Отправленные же на разведку 4 сентября разъезды красных и 2 аэроплана ничего подозрительного обнаружить не смогли, так как никто и не подумал искать белый спецотряд непосредственно под самим Лбищенском, где располагался штаб группировки красных войск.

С другой стороны, это показывает не только мудрость командиров спецотряда, выбравших для стоянки столь удачное место, но и халатное исполнение своих обязанностей красной разведкой: трудно поверить, чтобы конные разведчики не встретили казаков, а летчики не смогли заметить их с высоты! 

Планирование атаки на Лбищенск

При планировании атаки на центр группировки красных ставилась задача Чапаева взять живым. Чапаев был злейшим врагом Уральского казачества и дважды умудрялся ускользать из рук казаков: в октябре 1918 года и апреле 1919 года. Эта важная задача была возложена на специальный взвод подхорунжего Белоножкина: бойцы взвода должны были атаковать населённый пункт в первой цепи, а затем, вместе с вызвавшимся показать квартиру Чапаева красноармейцем броситься туда и схватить красного комдива. 

Есаулом Фаддеевым предлагался более рискованный, но верный план поимки Чапаева; спецвзвод должен был идти конным и, быстро пронесшись по улицам Лбищенска, спешиться у дома Чапаева, оцепить его и взять начдива спящим. План этот был отвергнут из-за опасения, что большая часть людей и конского состава взвода может погибнуть.

В 10 часов вечера 4 сентября 1919 г. спецотряд отправился к Лбищенску. Перед выходом полковник Сладков обратился с напутственным словом к бойцам, прося их быть в бою вместе, при взятии станицы не увлекаться сбором трофеев и не разбредаться, так как это могло привести к срыву операции. Напомнил он и то, что в Лбищенске находится злейший враг уральского казачества -Чапаев, беспощадно уничтожавший пленных, и что чапаевская дивизия при продвижении от Лбищенска до станицы Скворкиной выжигала все станицы протяжением 80 верст в длину и 30-40 в ширину, и что дважды Чапаев ускользал из их рук - в октябре 1918 года и в апреле 1919 года, но на третий раз он должен быть ликвидирован. После этого прочли общую молитву и двинулись. 

Подошли на 3 версты к станице и залегли, дожидаясь рассвета. По плану взятия Лбищенска, солдаты Познякова атаковали середину станицы, которая протянулась вдоль Урала, большая часть казаков должна была действовать на флангах, 300 казаков оставалось в резерве. 

Перед началом атаки участникам штурма раздали гранаты, командиры сотен получили приказания: по занятии окраины Лбищенска собрать сотни повзводно, каждому взводу поручив очистку одной из сторон улицы, имея при себе небольшой резерв на случай неожиданных контратак красных.

Взятие Лбищенска

Враг ничего не подозревал, в станице было тихо, только лаяла собака. В В 3 часа утра цепи белых двинулись к городу. 

Вышедшими вперед разведчиками были захвачены красные караулы. Без единого выстрела была занята окраина станицы, отряд начал втягиваться в улицы Лбищенска. В этот момент раздался винтовочный залп в воздух - это стрелял караул красных, находившийся на мельнице и заметивший с нее продвижение белых. Он сразу разбежался. 

Началась “зачистка” Лбищенска. По словам участника боя есаула Фаддеева, “двор за двором, дом за домом “очищали” взводы, сдававшихся мирно отправляли в резерв. Сопротивляющихся ожидала участь быть разорванным бомбой или разрубленным шашкой”. 

В окна домов, откуда по белогвардейцам открывался огонь, летели гранаты, но большинство красных, застигнутых врасплох, сдавались без сопротивления. 

Пленных красноармейцев было настолько много, что сперва 2-й Партизанский полк стал их расстреливать, опасаясь оставлять у себя в тылу 2 тыс. красноармейцев, но позже белые всё же приостановили расстрелы и стали сгонять красноармейцев в одну толпу

В одном доме были захвачены шестеро полковых комиссаров. Участник боя Погодаев так описал захват шестерых комиссаров; “…У одного прыгает челюсть. Они бледны. Спокойнее держат себя двое русских. Но и у них застыла обреченность в глазах. Они с испугом смотрят на Бородина. Их дрожащие руки тянутся к козырькам. Отдают честь. Это получается нелепо. На фуражках - красные звезды с серпом и молотом, на шинелях нет погон”.

Бойцы спецотряда, охватив станицу, постепенно сходились к ее центру. Среди красных началась дикая паника, в одном нижнем белье они выскакивали через окна на улицу и метались в разные стороны, не понимая, куда надо бежать, так как выстрелы и шум слышались со всех сторон. Те, кто успел схватить оружие, беспорядочно стреляли в разные стороны, но вреда от такой стрельбы для белых было немного - в основном страдали от нее сами красноармейцы.

Кое-где всё же красные смогли сгруппироваться и после коротких стычек с солдатами и казаками отходили к Уралу.

Гибель Чапаева

С помощью пленённого казаками накануне штурма станицы красноармейца специальный взвод, выделенный для поимки Чапаева, прорвался к его штабу. Пленный красноармеец не обманул казаков. Однако командир белого взвода Белоножкин не оцепил штаб красных, а повёл своих бойцов во двор дома, где был обнаружен осёдланный конь, которого кто-то изнутри дома держал за повод через прикрытую дверь. 

Когда на приказ Белоножкина находящимся внутри выходить и сдаваться не последовало ответа, в слуховое окно дома был произведён выстрел, напугавший коня, который выволок из дверей дома державшего его личного ординарца Чапаева Петра Исаева. Думая, что это и есть Чапаев, весь взвод ринулся к нему, чем воспользовался настоящий Чапаев, сбежавший в этот момент из дома  к воротам, но получивший-таки от Белоножкина в этот момент ранение в руку. В начавшейся неразберихе, пока почти весь взвод был занят красноармейцем, ему удалось бежать за ворота. В доме, кроме двух машинисток, никого не нашли.

В.И. Чапаев (в центре) и его командиры полков А.В. Бубенец (слева) И.С. Кутяков

По рассказам пленных красноармейцев, Чапаеву удалось остановить в панике бегущих к Уралу красных, собрав вокруг себя сотню бойцов с пулемётами, которых он повёл в контратаку на взвод Белоножкина, у которого не было пулемётов, и которому поэтому пришлось оставить штаб сотне чапаевцев. Последние сразу же засели в штабе и заняли оборону. 

Есаул Фаддеев видел, как со стороны реки показалась группа красных, контратаковавшая белых и засевшая в штабе.

Группа красноармейцев, засев за стенами штаба, задерживала наступление казаков и пыталась прикрыть переправу раненого Чапаева на снятых воротах, превращённых в плот, на другой берег Урала. Казачий сотник В. Новиков, наблюдавший за Уралом, свидетельствовал также, что лично видел, как напротив центра Лбищенска перед самым концом боя красные кого-то переправили через реку.

В этом бою, «по дальнейшим показаниям, …Чапаев, ведя на нас группу красноармейцев, был ранен в живот. Ранение оказалось тяжелым настолько, что он не мог после этого уже руководить боем и был на досках переправлен через Урал… он [Чапаев] уже на азиатской стороне р. Урал скончался от раны в живот».

Поэтому несостоятельной является версия, которая была официально принята и декларировалась в советской историографии о том, что якобы обороной штаба руководил Чапаев. Обороной красных руководил, прикрывая переправу Чапаева, бывший офицер Ночков, начальник штаба красной 25-й дивизии. Основные силы белых к этому моменту ещё к центру Лбищенска не подошли, и Чапаева упустили.

Заняв берег реки, казаки уже не встречали сопротивления: ловили и рубили в панике метавшихся красных.

Взятие штаба красных и окончание разгрома красных

Здание, в котором располагался штаб дивизии, сейчас Акжаикский историко-краеведческий музей.

Отряд Ночкова, засевший в штабе, жестоким огнём парализовывал все попытки белых занять центр станицы. Дом был расположен таким образом, что из него простреливались все подходы к центру Лбищенска. После нескольких неудачных атак казаки и солдаты стали накапливаться за стенами соседних домов. Большевики предприняли несколько контратак. 

В это время часть коммунистов и солдат красной конвойной (расстрельной) команды во главе с комиссаром Батуриным, которым терять было уже нечего, с пулемётом заняла партком на окраине станицы, отбивая попытки белых охватить штаб Чапаева с другой стороны.

С третьей стороны протекал Урал с высоким берегом. Положение было настолько серьезно, что сотня казаков, перекрывшая дорогу от Лбищенска, была подтянута к станице и несколько раз атаковала партком, но откатывалась обратно, не выдерживая огня. 

Видя заминку у штаба, казаки-пулеметчики хорунжего Сафарова решили рискнуть и выскочили на тачанке на расстояние 50 шагов к штабу, надеясь при помощи пулемёта подавить сопротивление красных, но сами погибли под ураганным огнём оборонявшихся. Полковник Н. Н. Бородин, намереваясь спасти раненого солдата, последнего уцелевшего из бойцов в тачанке, лично повёл на подмогу находящемуся под огнём в тачанке группу казаков, но сам упал сраженный пулей красноармейца.

Полковник Сладков, принявший командование спецотрядом, приказал пулемётному спецвзводу взять дом, где засел Батурин, и затем овладеть штабом большевиков. Часть казаков отвлекала красных, ведя с ними перестрелку, а другие, взяв два ручных пулемёта «Льюис», залезли на крышу соседнего, более высокого дома, и превратили крышу дома с красными в решето, перебив большую часть оборонявшихся. Сопротивление парткома было сломлено.

В это время казаки подтянули батарею. Орудийного обстрела красные уже не выдержали и бежали к Уралу, оставив штаб без прикрытия. Во время последовавшего штурма штаба белыми красноармейцы бросили раненого Ночкова, он отполз под лавку, где его нашли и убили казаки.

Красные, успевшие бежать, бросаясь с обрыва, плыли через Урал. Из них почти никто не уцелел, их расстреливали: «Урал окрасился кровью. Раненые, выбиваясь из последних сил, все же плыли, но, настигнутые другой пулей, шли ко дну».

Единственным и крупным упущением организаторов Лбищенского рейда было то, что они своевременно не переправили на другую сторону Урала отряд, который смог бы уничтожить всех беглецов. Тем самым на протяжении долгого времени красные не знали бы о катастрофе в Лбищенске, продолжая посылать через него обозы в Сахарную, которые неизменно перехватывались бы белогвардейцами. 

За это время можно было окружить и ликвидировать ничего не подозревавшие красные гарнизоны не только Сахарной, но и Уральска, тем самым вызвав крушение всего советского Туркестанского фронта… 

За немногими переплывшими Урал была выслана погоня, но их не догнали. К 10 часам 5 сентября организованное сопротивление красных в Лбищенске было сломлено, а к 12 часам дня бой прекратился. В районе станицы насчитали до 1500 убитых красных, 800 были взяты в плен. Многие утонули или были убиты при переправе через Урал и на другом берегу.

В следующие 2 дня пребывания казаков в Лбищенске было поймано еще около сотни прятавшихся по чердакам, погребам, сеновалам красных. Население выдавало их всех поголовно. П.С.Батурин, комиссар 25-й дивизии, заменивший Фурманова, спрятался под печь в одной из изб, но хозяйка выдала его казакам. По самым скромным подсчетам, во время Лбищенского боя красные потеряли не меньше -2500 убитыми и пленными. Общие потери белых во время этой операции составили 118 человек - 24 убитых и 94 раненых. 

Наиболее тяжелой утратой для казаков была гибель доблестного генерала Бородина. Ничего не зная о состоявшемся сражении, вскоре в станицу пришли большие красные обозы, тыловые учреждения, штабные работники, школа красных курсантов, и карательный “отряд особого назначения”, печально “прославившиеся” при расказачивании. От неожиданности они так растерялись, что даже не успели оказать сопротивления. Все они были сразу захвачены. Курсанты и “отряд особого назначения” были почти полностью порублены шашками. 

Трофеи

Трофеи, взятые в Лбищенске белыми, оказались огромными. Было захвачено амуниции, продовольствия, снаряжения на 2 дивизии, радиостанция, пулемёты, кинематографические аппараты, 4 аэроплана. В тот же день к этим четырём прибавился ещё один: около 11 часов утра 5 сентября на аэродром в Лбищенске сел советский аэроплан и был захвачен казаками. Были и другие трофеи. Полковник Изергин рассказывает о них так: «В Лбищенске штаб Чапаева располагался не без удобств и приятного препровождения времени: в числе пленных — или трофеев — оказалось большое число машинисток и стенографисток. Очевидно, в красных штабах много пишут…»

Последствия

В результате Лбищенского боя гарнизон красных (до 3000 штыков и сабель) был практически полностью уничтожен — в самом Лбищенске насчитали 1500 тел убитых, остальные утонули в р. Урал или были зарублены в степи. Было взято в плен около 800 человек. Общие потери белых во время этой операции составили 118 человек — 24 убитых (в том числе Бородин Н. Н.) и 94 раненых.

Выводы Каково же было значение Лбищенской спецоперации?

Во-первых, она показала, что действиями сравнительно небольших по численности специальных сил в ходе одного удара, на который в общей сложности ушло 5 дней, можно свести на нет двухмесячные усилия превосходящего во много раз противника. Во-вторых, были достигнуты результаты, которые тяжело получить, проводя боевые действия “в обычном режиме”: был уничтожен штаб всей войсковой группы Красной Армии Туркестанского фронта, произошел разрыв связи между красными войсками и их деморализация, что вынудило их бежать к Уральску. В итоге красные были отброшены к рубежам, откуда они в июле 1919 г. начали свое наступление против уральцев. 

Моральное же значение для казаков самого факта, что бахвалившийся на каждом митинге сокрушительными победами над уральцами (на деле - ни один полк казаков не был им разбит) Чапаев был уничтожен их же руками, было поистине огромно. Этот факт показал, что и самых лучших красных начальников можно успешно бить. 

Однако повторению такой спецоперации в Уральске белогвардейцам помешали несогласованность действий между командирами, катастрофическое развитие эпидемии тифа среди личного состава и резкое увеличение сил красных на Туркестанском фронте, которые смогли оправиться лишь через 3 месяца из-за крушения фронта Колчака. 

(с) Балмасов Сергей

Интересно? Не забудь поставить оценку и подписаться на наш журнал!

<p><strong><a href=”https://blockads.fivefilters.org”></a></strong> <a href=”https://blockads.fivefilters.org/acceptable.html”></a></p>

Сегодня в СМИ





Свежие комментарии


D6761e4dbe1599976ffe8a134a9ce961?s=35

Their next goal, following your mortgage, would be to help their 13-year-old child spend on postsecondary education in another city. mortgage calculator canada Proceeds from the transaction are expected to have an immediate impact by enabling us to improve our liquidity and decrease the outstanding debt under the company's $2 billion credit facility,” said Interim Chief Executive Bonita Then.v 10.12.2019 11:02

Their next goal, following your mortgage, would be to help their 13-year-old child spend on postsecondary education […]