Активная фаза


Эль Мюрид, 11 окт. 2015   –   el-murid.livejournal.com


Сегодня Путин сделал ряд заявлений, касающихся Сирии, часть из них выглядела вполне дежурной, часть позволяет делать некоторые выводы.

Пожалуй, наиболее интересным является намек о сроках участия России в боевых действиях: “Мы не можем брать на себя лишние обязательства и никогда их не брали. Я с самого начала сказал, что активная фаза нашей работы в Сирии будет ограничена по времени сроком наступательной операции этой самой сирийской армии”, — заявил Путин.

Остается вопрос: что понимается под наступательной операцией сирийской армии, каковы ее цели, сроки и этапы. Силы правительства подорваны четырехлетней войной, ресурсы исчерпаны. Сама страна - с помощью или без - не в состоянии нанести удар ни одному из противников, с которыми она воюет. Она может лишь улучшить свое положение, но и только.

Возникает определенное, но очень стойкое впечатление, что перед нами ровно тот же сценарий, что и в Донбассе: России невыгодно прямое военное поражение и ополчения Донбасса, и сирийского правительства, поэтому на самом критическом этапе приходится оказывать непосредственную военную помощь - однако не для того, чтобы переломить ситуацию и разгромить противника, а лишь для того, чтобы не дать разгромить якобы ”союзника”.

При этом поразительно похоже и равнодушное спокойствие, предшествующее доведению обстановки до критической: и в Сирии, и на Донбассе под горестные рассказы российского телевидения о тяжелой доле “наших” фактическая помощь, которая оказывалась этим самым “нашим”, была близка к нулю. И ополчение Донбасса, и сирийская армия истекает кровью, доходит практически к черте, за которой - полная катастрофа, и вот тогда внезапно появляется спасение. Но только спасение - о победе и разгроме противника речь все равно не идет.

Рассчитывать на то, что даже с помощью ударов с воздуха и поставками новой военной техники сирийская армия сумеет в короткие сроки восстановить свою боеспособность - ну нереально это. То есть, клиническая публика, конечно, будет верить во что угодно, что скажут по телевизору или срочно переквалифицировавшиеся с украинской на сирийской тематику “специалисты”, которые с трудом различают ИГИЛ от Джебхат ан-Нусры, да и то с опорой на “Википедию”. Однако в реальности вера не заменит объективных показателей.

Сказанное означает, что наступление сирийской армии в лучшем случае ликвидирует последствия весенне-летнего наступления Исламского фронта, в ходе которого пал Идлиб. На большее сил нет. Примерно так же обстояло дело и на Донбассе - военная помощь России летом 14 года оказалась весьма своеобразной: разгром ВСУ остановил сокращение территории ДНР и ЛНР, однако стабилизировавшаяся “линия разграничения” позволила Киеву продолжить расстрелы Донецка, Горловки, Енакиева. Во время устновившегося “перемирия” гибель мирных жителей была ничуть не меньшей, чем в период активных наступательных действий карателей летом 14. Как цинично обозначают такую ситуацию наши друзья и партнеры из США - “сопутствующие потери”.

Пока ситуация в Сирии развивается ровно в том же ключе. Вполне возможно, что этот сценарий - единственное, на что способны современные российские власти. Но тогда не стоит и рассчитывать на какой-то иной результат, чем на Донбассе.

Столь бессильная и во многом авантюристичная политика, когда она сводится к прикрытию одних проблем другими, еще более масштабными, по определению не может ничем хорошим закончиться. Сегодняшняя встреча с Мохаммедом бин Сальманом, как можно понять из скупых комментариев Лаврова, носила вполне конкретный характер: принц интересовался (уж не знаю, насколько дипломатично) - так когда Россия ввяжется в войну с Исламским государством? Именно это интересует саудитов, и более ничего. Можно будет представить их бешенство, когда они придут к выводу, что им лгали. Их эмоции не очень интересны, конечно, однако вопрос - что даст это России, так и остается без ответа.

Любое вранье, как и любая авантюра, опасны именно этим: приходится накручивать на одну ложь другую, затем прикрывать их новыми порциями обещаний и уверток - и в конце концов вся эта конструкция с грохотом неизбежно обрушивается. Пирамидостроительство и “МММ” в масштабе страны в области внешней политики (собственно, и внутренняя тоже строится по такому же пирамидальному принципу накручивания лжи и просчетов) очень любопытным образом спроецировалось в Донецке, где главной кремлевской марионеткой и проводником “хитрых планов” стал как раз строитель пирамид Мавроди на Донбассе. Вряд ли так получилось специально - но совпадение весьма знаковое.

Пока происходящее в Сирии не внушает оптимизма. Несмотря на бравурные отчеты и весьма очевидный патриотический психоз в СМИ, в общем ситуация остается прежней. Асад продолжает висеть на волоске, прозападные террористы несут потери - и людские, и материальные, но темп уже упущен (как и на Украине), Запад активно готовится восполнить эти потери. Даже если наступление армии Асада сумеет вернуть оперативную обстановку на зимний уровень, боевики Исламского фронта уже получат всю необходимую помощь, восстановят баланс и будут готовы вновь качнуть качели войны в обратную сторону. При этом армия Асада исчерпает до дна все имеющиеся у нее резервы на сегодняшнее наступление - и повторного удара боевиков может уже не выдержать. Тогда для того, чтобы вновь предотвратить военный разгром Асада, 20 самолетов будет недостаточно. Придется или сдавать Асада, или вводить новые силы в конфликт.

У “хитрых планов”, к сожалению, никаких других результатов не бывает: если ты рассчитываешь не побеждать, а лишь имитировать поддержку, нелепо предполагать, что твои противники будут играть с тобой в твои игры. Особенно, если правила в этих играх определяют они.

Сегодня в СМИ

Главный редактор

Группа




Свежие комментарии


5ebb2185774a6d7b764d45795d2f92b1?s=35

Сергей Удалов 17:04

Да, похоже на игру.