Кунгуров. Заключение по тексту


Эль Мюрид, 28.06.2016 21:30   –   el-murid.livejournal.com


Прислали текст экспертного заключения по инкриминируему Кунгурову тексту, в котором якобы содержится оправдание терроризма. Я не знаком с процедурой и формой такого рода заключений, возможно, что это лишь промежуточная его форма, но в целом из него однозначно следует, что в предъявленном Кунгурову тексте не содержится ни единой строчки, в которой можно усмотреть оправдание терроризма.

Собственно, и без этого понятно, что здесь натягивают сову на глобус, но в данном случае с этой всей ахинеей придется возиться и разбираться со всей серьезностью. Пока никакого сбора денег ни семье, ни на адвоката, ни на что иное нет - но если жена Алексея попросит, я думаю, что нужно будет помочь.

Полностью текст заключения по ссылке https://yadi.sk/i/_IDuMzBmsrj7P

Содержательная часть:

Состав преступления определяется в инкриминируемой статье следующим образом: «публичные призывы к осуществлению террористической деятельности или публичное оправдание терроризма».

Уточним понятия, используемые в этой статье УК, формирующие состав преступления. Если в инкриминируемом тексте возможно обнаружить часть текста, содержащую данные понятия, то виновность будет доказана. Если такой части текста не обнаруживается, то автор не виновен. Чьи бы то ни было «впечатления» от текста, затронутые чувства, домыслы, «ощущения» не формируют состава преступления. Только конкретный «публичный призыв», конкретно к «осуществлению террористической деятельности», только конкретно «публичное оправдание терроризма» формируют состав преступления. Их и должна найти в тексте сторона обвинения. Список понятий, составляющих состав преступления, включает следующие.

1.Призыв.

2.Террористическая деятельность.

3.Публичное оправдание терроризма.

4.Терроризм.

Итак, что обвинению необходимо обнаружить в инкриминируемом тексте?

Первое. В тексте нужно найти призыв. При этом «Призыв – это просьба, мольба».1

Второе. Призыв (просьба, мольба) должен быть не о чем-нибудь, а, если он будет в тексте найден, должен просить осуществлять террористическую деятельность, то есть конкретно следующую деятельность, которая определена Федеральным законом РФ «О противодействии терроризму».

Террористическая деятельность2 - деятельность, включающая в себя:

а) организацию, планирование, подготовку, финансирование и реализацию террористического акта;

б) подстрекательство к террористическому акту;

в) организацию незаконного вооруженного формирования, преступного сообщества (преступной организации), организованной группы для реализации террористического акта, а равно участие в такой структуре;

г) вербовку, вооружение, обучение и использование террористов;

д) информационное или иное пособничество в планировании, подготовке или реализации террористического акта;

е) пропаганду идей терроризма, распространение материалов или информации, призывающих к осуществлению террористической деятельности либо обосновывающих или оправдывающих необходимость осуществления такой деятельности.

Третье. В тексте нужно найти «заявление о признании идеологии и практики терроризма правильными, нуждающимися в поддержке и подражании».

Это следует из примечания к статье ч.1. ст.205.2 УК, которая дает определение, что именно понимается под «публичным оправданием терроризма». Указано, что под «публичным оправданием терроризма» понимается публичное заявление о признании идеологии и практики терроризма правильными, нуждающимися в поддержке и подражании.

Характеристики правильности, необходимости поддержки и подражания не требуют пояснений, поскольку должны содержать позитивные определения и призывы подражать идеологии и практике терроризма. Уточним, что речь идет не о любых предметах и не о любой деятельности, а об идеологии терроризма и практике терроризма. Что такое идеология и практика терроризма определено в Федеральном законе «О противодействии терроризму».

Терроризм - идеология насилия и практика воздействия на принятие решения органами государственной власти, органами местного самоуправления или международными организациями, связанные с устрашением населения и (или) иными формами противоправных насильственных действий.

Итак, в тексте должны быть обнаружены заявления о правильности, необходимости поддержки и подражания идеологии насилия и практике воздействия на принятие решения органами государственной власти, органами местного самоуправления или международными организациями, связанной с устрашением населения и (или) иными формами противоправных насильственных действий.

Тщательный дословный анализ инкриминируемого текста по всем трем перечисленным признакам состава преступления показывает, что в тексте содержащих такие признаки нет ни строчки.

Больше того, в тексте есть прямо противоположные утверждения, показывающие отрицательное отношение автора Кунгурова к ИГИЛ, запрещенной в России террористической организации и ее деятельности.

Например, Кунгуров пишет, цитата: ««Исламское Государство» - всего лишь одна из десятков террористических организаций, далеко не самая кровожадная и безбашенная». Здесь автором текста конкретно указано, что Исламское государство является террористической организацией. Здесь указано также, что она «кровожадная и безбашенная».

То обстоятельство, что указывается, что ИГ входит в десятки других террористических организаций, и что есть еще более кровожадные и безбашенные не отменяет явного отрицательного (!) мнения автора текста о том, что ИГ есть террористическая и кровожадная и безбашенная организация. Назвать такое определение признанием «правильности и целесообразности поддержки и подражания» никак невозможно. Автор явно выражает свое негативное отношение.

Есть в тексте еще одно прямо осуждающее автором отношение к терроризму, а именно в следующем фрагменте.

Цитата. «Более того, сам Асад станет для США и ЕС естественным союзником в войне с «террористами», потому что, как ни крути, джихадисты для западного обывателя, особенно для европейцев, однозначно большее зло.».

Автор в этом тексте однозначно отождествляет террористов джихадистов со злом. Назвать такое определение признанием «правильности и целесообразности поддержки и подражания» террористам никак невозможно. Автор явно выражает свое негативное отношение к терроризму, называя его злом.

Есть в инкриминируемом тексте еще одно утверждение автора, определяющее его негативное (не оправдывающее, а именно негативное) отношение к террористической организации ИГИЛ.

Цитата. «А наносить удары они (РФ-авт.) стали отнюдь не по ИГ, а по прозападным «ребелам» и Ан-Нусре. Иначе и быть не может, ведь авиация работает по заявкам наземных сил, по данным сирийской разведки. А сирийская армия воюет не против ИГ, а вместе с ИГ против прозападных «ребелов».»

Цитата. «Естественно, ИГ такое положение тоже выгодно: во-первых, в пропагандистском плане, во-вторых, в военно-политическом – игиловцы будут подминать под себя ослабленные отряды «ребелов» и брать под контроль их территории. Фактически Путин не борется с Исламским Государством, а помогает ему в Сирии.».

Логика анализа следующая. Хорошо известна четкая публичная позиция Президента Путина и Российской Федерации о борьбе с ИГИЛ, фактических военных действиях против ИГИЛ. В приведенном тексте автор Кунгуров, определяя ИГИЛ как террористическую организацию, прямо утверждает, что недостаточная бомбежка ИГИЛ выгодна ИГИЛ. Кунгуров, как и все остальные, зная о позиции президента, что нужно бомбить ИГИЛ, критикует действия России (даже Путина), когда по его данным она не бомбит (или недостаточно бомбит) ИГИЛ. Он считает, что это делать необходимо, поскольку официальная позиция России – бомбить ИГИЛ - хорошо известна. Значит Кунгуров, критикуя (критикуя, а не выражая одобрение) недостаточность бомбежек ИГИЛ, тем самым выражает свою убежденность в том, что ИГИЛ бомбить нужно. Это значит, что Кунгуров выразил свое отношение к террористической организации ИГИЛ и ее деятельности как негативное, а вовсе не как «оправдывающее и призывающее к подражанию».

Выводы

Таким образом, тщательный дословный анализ инкриминируемого Кунгурову текста показывает, что нет ни одной части текста, в которой бы были «публичные призывы к осуществлению террористической деятельности или публичное оправдание терроризма».

Более того. Автор Кунгуров в данном тексте прямо и недвусмысленно выражает свое отношение к терроризму и террористической организации ИГИЛ. Прямо и недвусмысленно указывает, что «террористы… однозначно… зло», что «Исламское государство – террористическая организация». Что она «кровожадная и безбашенная». Это отношение очевидно отрицательное.

Соответственно, в тексте нет и «публичных призывов к осуществлению террористической деятельности или публичного оправдания терроризма». Нет даже таких частей текста, которые, хотя бы и с натяжками, могли бы трактоваться как «публичные призывы к осуществлению террористической деятельности или публичное оправдание терроризма».

В тексте есть четкое и недвусмысленное осуждение терроризма и террористической деятельности, террористической организации ИГИЛ.

Соответственно, в инкриминируемом Кунгурову по ч.1. ст. 205.2 УК РФ тексте нет ни одного признака состава преступления, предусмотренного этой статьей.

Откровенно говоря, мне все происходящее очень сильно напоминает события примерно 89-90 годов перед крушением Союза.

Точно так же власть судорожно металась, пытаясь завинтить гайки, не отдавая себе отчет, что все её предыдущие действия уже привели к развалу госмашины, и завинчивать уже не получается. Это как с ржавой трубой: можно ставить хомуты на трещины, но давление в трубе тут же прорубает новые в прохудившихся местах. В итоге рвет всю трубу. Рано или поздно.

Путин создал (точнее, развил, укрепил и довел до полного идеала) воровское государство, в котором на всех уровнях и во всех структурах есть только один стимул: деньги, ещё деньги, ещё больше денег. Честные и имеющие совесть в такой системе либо выдавливаются, либо теряют любые перспективы, утрачивают смысл своей деятельности, структуры управления перестают исполнять свой функционал. В итоге даже с репрессиями, на которые ориентирован любой госаппарат, одной из основных функций которого как раз и является принуждение, получается всё хуже и хуже - они начинают носить откровенно бессмысленный в своей сути характер, не выполняя задачи предупреждения преступлений и нарушений страхом неотвратимости. Если система начинает произвольным образом толковать закон и применять его бессистемно, страх перед его нарушением пропадает - неясно, что именно в таком случае является нарушением закона, ко всему прочему и качество самих законов неотвратимо падает.

Именно так разваливался Союз - в управленческом коллапсе. Механим коллапса Союза был иным, но последовательность повторяется буквально в деталях.

Сегодня в СМИ





Свежие комментарии