Путин и Асад


Эль Мюрид, 21 нояб. 2017   –   el-murid.livejournal.com



На встрече Путина и Асада в запасной столице России городе Сочи, откуда наш президент управляет своей ржавой вертикалью, было заявлено, что победа над террристами в Сирии уже практически достигнута, военная операция близится к завершению, на повестке стоит политическое урегулирование.

Отложив в сторону вопрос о победе над террористами и возможности вообще ее достижения в конкретных условиях, стоит вспомнить, что еще в 2012 году, выкручивая руки тому же Асаду и заставляя его принять план Кофи Аннана по урегулированию, были произнесены примерно такие же слова. Там было бла-бла про урегулирование, политический процесс, демократизацию и прочий невыразимо идиотский набор пластмассы. Закончилось все довольно скоро, буквально через полгода боевики начали операции по захвату Дамаска, Алеппо, далее везде. В Дамаске боевиков, кстати, так за эти пять лет и не выкурили. Бои идут ровно в тех же самых районах - Джобаре, Замальке, Восточной Гуте и других.

О единой Сирии говорить тоже не приходится. Фактически она уже разделена на зоны оккупации внешних игроков под формальным управлением их прокси. Асад в данном случае путинский прокси, хотя если точнее, то прокси Кремля и Тегерана, которые под столом отчаянно бьют друг друга ногами по вопросу контроля над этим ресурсом.

Проблема остается прежней: если Россия объявит о победе и уберет из Сирии свой ограниченный контингент, все очень быстро вернется на исходные. ИГИЛ не был проблемой Асада в 2015 году, боевые действия с ИГ он вел на очень локальных участках, а основная катастрофа исходила от “умеренных” боевиков. В этом смысле ликвидация территории ИГ никак не ликвидировала основные противоречия Асада с этой самой “умеренной” оппозицией. Если Россия останется в Сирии, то афганизация конфликта приобретет законченный вид: война будет идти, хотя и примет формы партизанской и бесконечной. Сама Сирия ресурсно не способна себя обеспечивать: потеряна аграрная провинция Междуречья, утрачен контроль над генерацией электроэнергии и на три четверти - контроль над нефтью. Утрачены территории проживание приблизительно 30% довоенного населения страны. 4 миллиона беженцев, полмиллиона погибших, миллион калек. Выживать режим Асада может только за счет внешней помощи, причем эта проблема уже стала хронической.

Вообще-то говоря, это тупик, который был виден еще в 2015, остается он таковым и сейчас. “Победа” нужна Путину исключительно как тема его предвыборной кампании, поэтому о ней и объявлено. При этом Путин ни на шаг не приблизился к ликвидации причин, по которым выходцы из СНГ и России стали крупнейшей иностранной фракцией террористов в Сирии: эти причины находятся не в Сирии или Ираке, а на нашей собственной территории. Людоедский режим самого Путина генерирует нищету и социальную безнадежность в России, от которых люди бегут. Если им будет некуда бежать, они станут сражаться на нашей территории, так что в этом смысле дальние подступы в свете этой фейковой “победы” стали гораздо ближе к нам. Можно ли считать весь этот комплекс проблем победой - вопрос даже не спорный, а риторический.

DPJBQlvWAAEZNzQ.jpg-large

Сергей Удалов


Самое обсуждаемое



Свежие комментарии