Новые партии


Эль Мюрид, 1 дек. 2017   –   el-murid.livejournal.com



Игорь Стрелков на днях опубликовал частную информацию, касающуюся того, что идет довольно массовый набор в “ихтамнеты”, которые уже собраны в изрядном количестве в небезызвестных местах их подготовки. При том, что ИГИЛ вроде бы уже побежден и почти исчез из новостных лент (хотя это никак не отражается на реальном положении дел), а высокопоставленные российские военные делают недвусмысленные намеки, что в декабре группировка в Сирии будет сокращаться, дополнительный набор пушечного мяса выглядит симптоматичным.

Стоит отметить, что формально российских наземных сил в Сирии нет, а потому и сокращать особо некого. В реальности это, конечно, не так, но между фактическим положением дел и реальностью расхождения давно уже никого не беспокоят.

То, что Сирия уже стала российским Афганистаном, скрывать невозможно. Аналогии более чем прозрачны: Асад нежизнеспособен без внешней иностранной помощи, как и режим Наджиба (а до него Кармаля). При этом в Сирии Россия играет далеко не первую и главное - не единственную роль. Что, кстати, отличает сирийскую ловушку от афганской, и не в лучшую сторону. Если Россия выведет войска, Асад снова окажется на грани поражения, как и в 15 году, когда опирался лишь на помощь Ирана и набранных иранцами наемников со всех шиитских регионов Ближнего и Среднего Востока. Причем поражение Асада в 15 году исходило не от Исламского государства, с которым Асад вел сугубо периферийные стычки, а от “умеренной” оппозиции. “Умеренные” как раз никуда не делись и даже более того - они за истекшие два года переструктурировались, и из почти десятка основных группировок, враждующих между собой, осталось всего три основных - салафитский конгломерат во главе со все той же Джейш аль-Ислам, чуть более умеренные исламисты-ихванисты (хотя в Сирии “братья-мусульмане” были вынуждены существенно размыть свою идентичность, но ядро ихванистского движения все-таки осталось), и джихадисты Джебхат ан-Нусры. Более мелкие группировки за истекшие два года либо “перемололись” в ходе боевых действий, либо примкнули к более крупным группировкам.

Соответственно, на севере Сирии обстановка существенно изменилась, но эти изменения носят скорее внутренний характер, внешне для Асада все остается так же печально. При этом “оппозиция” категорически не идет на любой вариант мирного урегулирования, что говорит лишь о ее возможности в любой момент вернуться к боевым действиям. Асад при этом потерял значительную часть своих боеспособных сил в бессмысленной по своим стратегическим перспективам борьбе с ИГ. Она (борьба) имела хоть какой-то смысл, верни Асад под свой контроль ресурсные территории и объекты на востоке страны (нефть, электроэнергию и аграрные провинции). Но здесь США четко отработали с курдами, обнулив значение захвата территории ИГ Асадом. В утешение тому достались взорванные газовые поля в пустыне и фосфатные месторождения, которые пришлось отдать российским олигархам в уплату за военную помощь наемниками.

При этом “победа” над ИГИЛ создала новую ситуацию и на юге Сирии - теперь там начинается партизанская война, и что хуже - еще неизвестно. Классическая контрпартизанская стратегия через создание густой сети аванпостов и блокирование территории требует численного перевеса в 15-20 раз над партизанами, чего сирийцы создать просто не в состоянии. Второй вариант борьбы с партизанами - создание мобильных рейдовых групп “охотников”, но и в этом случае они должны опираться на узлы контроля территории, так что  людской ресурс все равно требуется в количествах, существенно превышающих текущие возможности режима.

По всей видимости, проблема будет решаться как раз через использование наших наемников. По сравнению с тем откровенным мусором, который подгоняет Иран в Сирию, у российского пушечного мяса есть хотя бы какой-то результат. Правда, какова цена этого результата - можно лишь догадываться. Возникает предположение, переходящее в уверенность, что реальные потери наемников измеряются даже не трехзначным числом, но по всей видимости, это никогда не станет известным.

Кстати, наименование “ЧВК” для российских намников совершенно не подходит - “наши” ЧВК таковыми не являются в принципе. Частные военные компании имеют свою иерархию, в которой боевые охранные подразделения занимают самую нижнюю ступень, но российские наемники не являются даже охранной структурой, за исключением функций охраны месторождений. В качестве пушечного мяса они выполняют абсолютно несвойственную для ЧВК роль туземных прокси, что полностью противоречит самой сути таких структур.

Тем не менее, задача контрпартизанской войны и затыкания дыр в Сирии остается актуальной, и останется таковой еще очень долго. По всей видимости, именно для этой задачи сейчас готовят новые и новые партии наемников. Ресурс недорогой, а учитывая отношение к тем, кто погибает, нетрудно представить себе, как относятся к оставшимся в живых.

Сергей Удалов


Самое обсуждаемое



Свежие комментарии