… И мы знаем их


Эль Мюрид, 11 янв. 2018   –   el-murid.livejournal.com



Россия знает, кто совершил провокацию в отношении ее военных объектов в Сирии, заявил президент Владимир Путин на встрече с главредами российских газет и информагентств.

Он рассказал, что прямо перед началом встречи обсудил ситуацию в Сирии в телефонной беседе со своим турецким коллегой Реджепом Тайипом Эрдоганом, и выразил уверенность, что ни турецкие военные, ни турецкое руководство не имеют никакого отношения к попытке атаки на российские военные объекты. “Это не значит, что там кто-то спровоцировал, я имею в виду турецких партнеров. Там провокаторы были, но не турки, и мы знаем их”, — сказал президент.”Мы знаем, сколько и кому они платили за эту провокацию”, — добавил он.

Вот даже не смешно. То есть, понятно, что Путин живет в какой-то своей параллельной реальности, в которой только он один гений, а все остальные по сравнению с ним - интеллектуальные пигмеи. И он может врать, даже не задумываясь о том, чтобы придать вранью хоть какую-то правдоподобность. Пипл схавает.

В реальной реальности это, конечно, совсем иначе. Кви продест никто не отменял, а уж сопоставить известные на сегодняшний момент события последних 10-14 дней может любой, кто даже краем глаза следит за происходящим. И не требуется никаких шпионов, спутниковых снимков и мудрых экспертов. То есть, конечно, с ними гораздо лучше, но и того, что есть, вполне достаточно, чтобы понять как минимум смысл происходящего.

В Сочи должна состояться конференция, на которой должен решиться вопрос о власти в Сирии. Номинальный, конечно, вопрос, так как раздел страны на зоны оккупации уже в целом состоялся. Восток от Евфрата теперь американский, север Сирии - турецкий, центральная Сирия закреплена за Ираном, побережье и столичный регион - за Россией. Есть неурегулированные вопросы с югом, но конференция в Сочи должна решить более важный вопрос - вопрос о центральной власти. Россия и Иран настаивают на том, чтобы Асад оставался у власти до следующих выборов, причем у него должно быть право принять в них участие. Турки, и солидарная с ними Европа (при некоторой отстраненности США, но там понятно: Штаты как обычно, хотят остаться над схваткой и быть ее арбитром), настаивают на коалиционном правительстве, причем Асад должен будет уйти однозначно, весь вопрос лишь в том - сразу или после того, как правительство приберет к рукам полномочия.

Ну, и курдский вопрос. Россия и Иран рассчитывают на то, что курды станут болевой точкой для Турции и противовесом любым протурецким силам в будущем правительстве. Турки вообще не намерены рассматривать курдский вопрос, выводя его за скобки любых соглашений. Американцы свою задачу в целом решили - они создали довольно плотный барьер на пути “шиитского пояса”, оставив узкий проход для Ирана, который теперь находится под двойной угрозой со стороны СДС на левом берегу Евфрата и ССА из базы в Танфе с запада. Это еще не конец иранского проекта, но очень выгодный фон для будущих переговоров по изменению условий “ядерного соглашения Обамы”.

Такова политическая конфигурация происхдящего. Путин в конце декабря, заявив о победе над ИГИЛ, и дав приказ выводе войск, формально дал согласие на установившееся равновесие. Оно не устраивает никого, но по меньшей мере, оно есть. Точнее, было.

Однако начавшееся сразу после приезда Путина в Хмеймим наступление в Идлибе (хотя строго формально речь идет занятии согласованных ранее зон контроля России и Ирана) это равновесие нарушило. Асад (и стоящие за ним Кремль и Тегеран) явно намерены прибыть в Сочи, получив дополнительное преимущество. Чем, естественно, немедленно обеспокоился Эрдоган.

Фактически удар по Хмеймиму в новогоднюю ночь и повторение этого удара 6 января - это демонстрация Эрдоганом крайнего неудовольствия происходящим и недвусмысленное требование вернуться к существовавшему статус-кво. В ту же копилку можно отнести начавшееся сегодня ночью контрнаступление протурецких боевиков в Идлибе.

Так что кви продест здесь однозначно: конечно, Турции. И если бы это было не так, то Путину совершенно не требовалось общаться с Эрдганом, причем сам же Путин сообщил, что разговор как раз и шел в разрезе нападения на авиабазу в Хмеймиме. Собственно, а о чем еще говорить двум партнерам, если не о проблеме, которая между ними возникла?

Все остальное - мифический “украинский след”, неназванные “другие” заказчики нападения - это для слабоумных потребителей путинского вранья. Реальность вполне очевидна, благо её особо никто и не скрывает.

Турция уже один раз деятельным образом доказала, что готова идти на самые жесткие решения, отстаивая свои интересы. У Путина ситуация более простая: у него интерес - труба с газом через Турцию. И создание проблем для всех остальных транзитных маршрутов в Европу с Ближнего Востока. Путин отстаивает не национальные интересы, а интересы приближенных к нему “жирных котов”, и скрывать это решительно не получается. Эрдоган лучше других понимает происходящее, а поэтому он вполне уверенно держит партнера за все мягкие и деликатные места, в случае необходимости прищемляя их в нужном месте.

Собственно, вот и вся простая картина происходящего. Но Путин не был бы Путиным, если бы не соврал даже в ситуации, когда от него и не требуется ничего говорить. С другой стороны, вся российская действительность при Путине - сплошные ложь, обман и вранье, как встречи Путина с благодарным ему лично электоратом, роль которого на всех предвыборных путинских встречах исполняет его собственная охрана. Она же, видимо, и заполнит все 86% бюллетеней, она же их и посчитает.

DTODu79XUAAK88EDTODk2eX4AAZtCz

Сегодня в СМИ

Сергей Удалов


Самое обсуждаемое



Свежие комментарии



Ранее на эту тему

Всемирный банк улучшил прогноз по экономике России на фоне растущих цен на нефть. Экономисты банка подчеркивают, что РФ выиграл […]
Происходящие в Идлибе события можно в зависимости от предпочтений и степени вменяемости трактовать по-разному, но пока это продолжени […]
О развитии протестов в Иране. 1. Власти Ирана начали реализовывать комплексную стратегию по купированию беспорядков.
Конгресс национального диалога Сирии сейчас является основным событием, формирующим информационную повестку вокруг арабской респу […]