18 марта и после


Эль Мюрид, 12 янв. 2018   –   el-murid.livejournal.com


DTODu79XUAAK88EПредвыборная кампания Путина, по всей видимости, так и пройдет среди тщательно отобранного верноподданного народа, большую часть которого будут символизировать его личные охранники - наряжающиеся то рыбаками, то врачами, то истово верующими, то работниками посещаемых предприятий. Фотографии “электората” вызывают лишь на первых порах смех, потом это становится даже неинтересно.

В принципе, каких-то сомнений в том, что Путина объявят победителем, нет и быть не может. Здесь всё вместе - и давящая пропаганда, и “правильный” подсчет, и тщательный фильтр, который не пропустит никого, кто может даже отдаленно составить конкуренцию Главному кандидату. Рассчитывать на то, что власть в России сменится через настоящее голосование, не приходится - не для того эти люди захватили и узурпировали власть, чтобы вот так отдать ее кому-нибудь.

Вопрос, конечно, возникает вокруг лишь кандидатуры Грудинина. Вполне возможно, что задуманная сугубо политтехнологическая операция, призванная подтянуть явку до нормативных показателей, дала некоторый сбой. Я, конечно, со свечкой не стоял, поэтому вариант первоначально проектного левого кандидата, возможно, и существовал, но по всей видимости, какие-то отклонения от изначального замысла все-таки происходят.

Тем не менее, пока власть не высказывает какую-то озабоченность. Что выглядит вполне адекватным: Грудинин неизвестен основной массе людей, а дозирование информации, которая целиком и полностью контролируется властью, ее вполне устраивает как инструмент контроля. Правда, есть еще интернет, но во-первых, власть до сих пор не очень понимает, что это такое, а во-вторых, как раз неурегулированность вопросов пропаганды и избирательной борьбы через интернет позволяет власти довольно произвольно трактовать возможные неприятности, связанные с более слабым контролем над этой частью информационного пространства. Призвольность трактовок и неурегулированность отношений подразумевает, что в любой момент любого кандидата могут обвинить в незаконном и несоответствующем использовании интернета вплоть до снятия его с дистанции.

В общем, пока Грудинин никакой озабоченности у власти явно не вызывает. Хотя, конечно, есть вещи, которые возникают самопроизвольно, особенно в подготовленной к этому среде. В 14 году психоз на фоне возвращения Крыма сделал вопрос: “Кто если не Путин” абсолютно абсурдным, но именно в этот момент внезапно появился феномен Стрелкова - причем не человека, а легенды, кторая была создана в считанные дни и начала жить своей собственной жизнью. Само возникновение этой легенды говорит о том, что даже на фоне Путина-победителя народ психологически смертельно устал от него и первый же подходящий вариант, на который можно было переключить надежду на лучшую жизнь, стал основным. Кстати, такие вещи происходили и ранее - несомненный победитель Гитлера Черчилль проиграл на первых же послевоенных выборах серому и довольно невзрачному Эттли, который и завершал Потсдамскую конференцию победителей от имени Великобритании. Англичане устали от великолепного и великого Черчилля, и проголосовали за что-то более спокойное и предсказуемое.

В этом смысле сегодня мало чем отличается от 14 года, скорее, усталость от Путина и разочарование в нем гораздо выше. Стандартные мероприятия, которые сейчас проводятся - создание атмосфера жути и страха, “кругом враги”, “вы что, хотите майдан?” - это совершенно рутинные вещи, которые власть просто обязана проводить, отдавая себе отчет в том, что несмотря на все опросы и отчеты, в реальности в народе зреет глухая злоба и ненависть, которые ищут выход. Все эти мероприятия и направлены на то, чтобы перевести возникающий негатив на абстрактных врагов, отвести эту ненависть от ее реального объекта.

В таких условиях Грудинин, как легенда, может стать ею даже вне зависимости от своего желания, как стал ею Стрелков. Сомневаюсь, что он сам понимал степень доверия, которое он имел летом-осенью 14 года.

Легенда не поможет Грудинину выиграть выборы - хотя бы потому, что выборов в России нет и не будет, пока путинский режим находится у власти. Это исключено напрочь. Поэтому на самом деле вопрос стоит иначе - что он будет делать после 18 марта.

Сугубо технически у него есть три различных сценария.

Первый - исчезнуть. “Выборы” закончились, он вернется в свой совхоз, на чем через год-полтора о нем если и вспомнят, то смутно и морща лоб: да, что-то такое помню. Помнит ли кто-нибудь всех кандидатов, скажем, на выборах 2004 года?

Второй - в случае явной фальсификации и откровенных подлогов и в случае своей реальной победы (а в существующей ситуации возможен даже такой вариант) - призвать людей к неповиновению. Тот самый “майдан”. Оговорюсь - я в данном случае не призываю и не выражаю своего отношения к такому сценарию, я пока лишь отмечаю его в числе прочих.

Ну, и третий вариант - принять итог выборов (повторюсь, говоря о выборах, я употребляю это определение просто потому, что не могу подобрать печатное слово к тому, что сделал из них нынешний режим), но использовать созданную структуру для продолжения деятельности - уже в ранге несистемного политика. С ресурсом, который создан в ходе предвыборной кампании. Сегодня такой ресурс есть только у одного несистемного политика - Навального, но судя по всему, он сходит с дистанции хотя бы потому, что его нынешний статус им не проработан (а возможно, не сработали какие-то заготовки и договоренности на этот случай). По сути, в случае, если Грудинин выберет третий вариант действий, он станет единственным, у кого будет под рукой работающий организационный ресурс. Что само по себе для современной России явление уникальное.

Повторюсь - четвертого сценария у Грудинина попросту нет, поэтому все, что будет происходить после 18 марта, вписывается только в приведенные три.

Первый сценарий совершенно неинтересен, хотя бы потому что понятно, что дальше. Важны следующие два. В сущности, у Грудинина на самом деле первая “вилка” “после выборов” - исчезнуть или не исчезать. Если он решит “не исчезать”, то ему придется решать ключевую дилемму: вести страну к реформам через революцию снизу или создавать структуру перехвата власти в расчете на будущее её обрушение, не такое уж и далекое. Очень сомневаюсь, что Путин сумеет досидеть до конца своего очередного срока. То есть, он-то, конечно, досидит, но страна может уже не выдержать его гениального правления.

Оба сценария для Грудинина опасны как в личном плане, так и в политическом. Однако о том, что будет после 18 марта, ему придется задумываться уже сейчас. Просто потому, что само 18 марта никакого интереса не вызывает.

Сегодня в СМИ

Главный редактор

Группа




Свежие комментарии