Обитаемый остров


Эль Мюрид, 24 марта 2018   –   el-murid.livejournal.com



В каком-то смысле современные США — это своеобразные прогрессоры Стругацких. Вооруженные своей собственной «базовой теорией», они всегда действуют в одной-единственной парадигме: максимально сужают пространство решений в существующей очень инертной и многофакторной системе, в идеале пытаясь добиться ситуации, в которой у объекта их прогрессорской деятельности вообще не осталось бы выбора. Фактически американцы всегда действуют, а главное — мыслят — форсированными, кризисными ситуациями. Они любят кризис, умеют его создавать и что немаловажно — умеют с ним работать. Не всегда эффективно, не всегда с требуемым результатом, но точно умеют.

8119aff37b02748103ed1981123e3511

Российская управленческая школа тяготеет к иным решениям и техникам, пытаясь все время найти «красивое» решение. «Красивое» решение — это, в первую очередь, решение эффективное, то есть, требующее минимального расхода ресурсов для достижения максимально возможного результата. Однако «красивое» решение — это решение не только эффективное, а и создающее новые возможности для новых эффективных решений, то есть, решая одну задачу, мы самим решением создаем возможности для решения новых.

Проблема в том, что такого рода стратегия возможна только в ситуациях подавляющего преимущества, когда противник уже разгромлен, объектен и практически лишен возможности ломать созданный рисунок пространства решений. Такую стратегию Советский Союз демонстрировал на последнем этапе Великой Отечественной, когда Третий рейх был обескровлен и мог лишь огрызаться, но на противодействие у него уже не было ресурсов.

Однако до этого Советский Союз за создание такой комфортной для себя обстановки заплатил чудовищным расходом ресурсов, практически напрямую перемалывая свои и вражеские силы с высокой степенью неопределенности в конечном результате. В ходе таких прямых перемалывающих действий реальная угроза военного поражения сохранялась на протяжении всей первой половины войны.

Говоря иначе, российская управленческая школа весьма противоречива: она способна на эффективные и действенные решения, но за них всегда нужно платить вначале, причем избыточно большую цену. Отсюда и постоянная цикличность в развитии: от застоя через мобилизацию к модернизации. Аврал в такой традиции — непременный атрибут любого решения.

Сегодняшняя Россия неспособна к противодействию убийственной стратегии американцев: у нее нет таких ресурсов, которыми она смогла бы в прямом противостоянии перемолоть американскую (а по сути — объединенную западную) мощь, управленческая культура и интеллектуальный уровень нынешних руководителей России убоги и так и остались на уровне бандитской подворотни, откуда они по большей части и выползли три десятилетия назад, оставшись мелкими жуликами и проходимцами нынешнего безвременья. Ресурсная база России подорвана дважды: распадом Советского Союза, который был системой, опирающейся не только на сумму своих частей, но и на синергию этого объединения. Распад СССР на улусы независимых государств ликвидировал эту синергетическую составляющую, занимающую очень существенную долю в мощи СССР. Второй раз Россия потеряла свою ресурсную и инфраструктурную базу в ходе разворовывания страны бандой дорвавшихся до власти уголовников, срощенных с позднесоветской партийно-советской номенклатурой и познесоветскими спецслужбами.

У России нет возможности использовать убийственную, но единственно возможную стратегию выживания СССР во Второй мировой, когда советское руководство обменивало территории и миллионы жертв на утрату темпов германского нашествия и расход Гитлером своих невосполнимых ресурсов. Нам сегодняшним просто нечего обменивать, да и соотношение ресурсов совершенно несопоставимо.

В этом смысле «прогрессоры»-американцы практически уже создали то пространство решений, в котором они побеждают при любых вводных со стороны трепыхающейся, но уже готовой к сдаче российской номенклатуры. По сути, американская стратегия против Путина свелась к выбору из двух сценариев, каждый из которых вполне комфортен для США.

Первый сценарий — ликвидация путинского режима руками части путинской номенклатуры через тот или иной вариант «цветной революции» с последующей безоговорочной капитуляцией на условиях победителя. Будет ли это щадящий вариант табакерки в висок и последующей списочной выдачей нескольких сот человек в Гаагу, будет ли это более жесткий сценарий с локальной гражданской войной по типу украинской или совсем хтонический вариант бойни, разбросанной по нескольким регионам — Штатам, в сущности, безразлично. Самый худший сценарий потребует от них мобилизации союзников и взятии под контроль важнейших узловых точек на территории России с максимально быстрым изъятием опасных материалов и объектов, но в целом даже самый жесткий сценарий приведет нас к варианту Беркема аль-Атоми с его «Мародером», где ситуацию в административных центрах будут контролировать собственно американцы, а периферия станет Диким полем, на котором десятилетиями будут кормиться наемники (причем по большей части русскоязычные) под командой «белых» людей с периодическими карательными экспедициями ”освободителей”.

maroder-berkem-al-atomi-leo-hao-marauder

Однако такой запредельный сценарий не слишком вероятен, как, впрочем, и самый безобидный с тихим дворцовым переворотом.

Второй вариант, который тоже вполне устроит США — тотальная изоляция России с введением программы «Нефть (газ, зерно, лес) в обмен на продовольствие». Лафа с продажей ресурсов за СКВ будет прекращена в принципе (что, конечно, никак не помешает причастным к программе заниматься небольшими гешефтами и контрабандой, как это делал сынок Кофи Аннана в Ираке), но в целом вопрос о существовании русских олигархов будет закрыт самим фактом прекращения торговли русскими ресурсами за деньги и переводом ее на строго бартерную основу. Танкер нефти на эшелон «ножек Буша», миллиард кубометров газа — за эшелон джинс.

В такой обстановке Россия гарантировано перестанет существовать как вероятный противник, ее военный потенциал либо станет частью программы обмена на продовольствие, либо выйдет из строя просто по причине стремительного развала остатков промпотенциала.

Оба сценария пока равновероятны, но для существования США и всей западной цивилизации они не представляют серьёзной угрозы. Основное бремя проблем будут нести санитарные по отношению к России террритории: Украина, Грузия, Казахстан. Учитывая, что Путин сделал все возможное и даже больше для превращения ближнего зарубежья в искренних врагов России, Западу не придется по крайней мере мотивировать соседей на несение этого бремени. Легкая оплата и разрешение на грабеж приграничных территорий компенсирует практически весь комплекс издержек бывших братских республик.

Собственно, ничего необычного в том пространстве решений, которое практически уже создали американцы, нет. Они действуют предельно рационально, даже избыточно, в рамках своей, не слишком человеческой, этики.

Возможно ли сломать это пространство решений? Конечно. Но для этого нужно действовать вне рамок как американской, так и традиционной российской школы управления. Непрямые методы для нас несвойственны, хотя и не уникальны — тот же Суворов большую часть своих побед одержал не столько в сражениях, сколько в маневре, чем и вызывает искреннее удивление и восхищение. Хотя для ряда других школ как раз такой подход естественнен и обычен. Тот же ИГИЛ громил (и продолжает громить, хотя теперь уже локально) своих противников исключительно маневром, ставя в тупик всех без исключения. И только когда американцы сумели напрячься и собрали против Исламского государства всё, что нашлось под рукой, лишили ИГИЛ маневра, им удалось попросту задавить боевиков ресурсом. Прямо и в лоб, с чудовищными потерями союзных туземцев — но в конце концов, в историю попадает только счет на табло. Штаты пошли затратным путем, но в рамках все того же форсированного подхода проектирования искусственного кризиса, с которым ИГИЛ не сумел справиться (скорее всего, просто по причине дефицита времени).

Решить проблему, которую навязывают России американцы, возможно. Более того — по сути, есть только один сценарий, в рамках которого это противодействие вообще может стать неожиданным для них. Раз целью США является ликвидация путинского режима, значит, он должен быть ликвидирован. И так же, как планируют американцы — изнутри. Однако если в сценарии американцев есть выбор — либо ликвидация режима, либо изоляция, то противодействовать этом сценарию можно, если объединить этот выбор: и ликвидировать, и замкнуться на себя, гарантируя полный отказ от любых внешнеполитических действий, прекращение безумной путинской политики вмешательства в чужие дела. Это чуждый для российской культуры сценарий, он, скорее, китайский, так как китайцы вообще никогда не делают выбор из двух зол, они всегда выбирают оба. Справедливо полагая, что в каждом из «зол» есть свои сильные стороны. Для русской культуры характерна логическая операция «или», для китайской - «и». Поэтому и нужно идти нестандартным и неожиданным для американцев путем, который для них станет неприятной неожиданностью.

Такой отказ от участия во внешней политике возможен через единственный вменяемый и управляемый сценарий: ликвидацию армии с сохранением единственного военного компонента: триады РВСН (с соответствующей инфраструктурой охраны и обороны позиционных районов). Вся остальная армия, как институт, должна в таком случае быть ликвидирована. По сути, это капитуляция, хотя и не безоговорочная: РВСН должны будут остаться единственным, но абсолютным гарантом безопасности от внешнего системного противника. С другой стороны, Росгвардия и военно-полицейские силы должны не только остаться, но и взять под контроль как российскую территорию, так и все потенциально опасные с точки зрения проникновения иррегулярного противника соседние территории.

Ликвидация российской армии станет гарантией для мирового сообщества, что российское руководство на самом деле прекратит свои эксперименты по силовому навязыванию тех или иных установок и идей — от всемирного счастья до бандитских и уголовных понятий. В то же время наличие стратегического ядерного потенциала гарантирует самой России ее безопасность с точки зрения возможной внешней агрессии. Фактически, это вариант Японии, но со стратегическим ядерным оружием (причем тактическое и оперативно тактическое ЯО в таком сценарии тоже подлежит безусловной ликвидации).

Ликвидация армии даст России ресурс, который может быть использован для проведения модернизации без нового грабежа населения. Олигархи и путинские друзья должны стать вторым ресурсом модернизации — вся их собственность должна быть конфискована и направлена для проведения программы реиндустриализации и воссоздания промышленной базы четвертого уклада. Увы, но на этом этапе Россия не сможет перепрыгнуть через четвертый уклад просто по причине своей замкнутости и отсутствия достаточно ёмкого рынка. Однако четвертый уклад мы вполне способны потянуть даже на базе своего внутреннего рынка, хотя нужно отдавать себе отчет в том, что нам придется вернуться во многом в распределительную экономику равенства в относительной бедности.

Реиндустриализация России — программа, которая позволит восстановить то, что было уничтожено во время правления ельцинских партаппаратчиков и путинских мафиози. Однако главное, что предстоит восстанавливать — это здоровье народа и образование, даже не станки и заводы. Так как задачу возвращения России к цивилизации никто не отменяет и не может отменить, но возвращаться придется из четвертого сразу в шестой уклад, и без качественного человеческого капитала этого достичь не удастся. Здесь как раз и возможен рывок, так как Запад сегодня находится в очевидном тупике: технологически он способен к переходу в шестой уклад, когнитивных предпосылок для этого у него как раз нет. Уже поэтому у нас даже в нынешнем состоянии продолжает оставаться шанс на рывок, однако нужно понимать: чтобы его совершить, необходимо будет вернуться назад, пожертвовать чем-то для восстановления разрушенного (в данном случае — внешней политикой), создать новое поколение разумных системно образованных людей, вооружить их новым образом будущего — и вот только тогда сложатся условия для возвращения страны на достойное ее место.

Ключевой проблемой для всего комплекса этих вопросов остается тактика переходного периода. Его идеология и тактические решения. Какая часть элиты сможет пойти на очевидный риск утраты всего в обмен на довольно призрачную перспективу остаться у власти и даже слегка преумножить ее. Неясно, какие маргинальные слои решат прорваться в элиту, став ресурсом указанного сценария. Вопросов именно здесь больше чем ответов, хотя при известном желании их можно (а вообще-то говоря, и нужно) найти. Очевидно только одно: в рамках продолжения гниения страны при Путине нас ожидает только один вариант: который уже реализуют американцы. Здесь никаких сомнений быть не может. Значит, нужно искать выход за пределами путинского режима. Хотя риски при таком поиске также велики.

https://zen.yandex.ru/media/el_murid/obitaemyi-ostrov-5ab6a29051aa4d167cf20b7b

Сергей Удалов


Самое обсуждаемое



Свежие комментарии