Виртуальные победы и реальные противоречия


Эль Мюрид, 18.11.2018 11:36   –   el-murid.livejournal.com


В Дамаске заявлено о взятии под контроль лавового поля потухшего вулкана Аль-Сафа, которое в течение четырех месяцев занимали боевики ИГ, отошедшие в эту местность после того, как были выбиты из Кунейтры. География местности осложняла использование тяжелой техники, поэтому сирийские военные и шиитские наемники были вынуждены почти на равных воевать с боевиками. Сценарий чем-то похож на штурм Мосула, где узкие улицы западной части города точно так же не позволяли использовать техническое превосходство иракской армии и террористических группировок шиитов, вынудив их давить массой и размениваясь с боевиками с колоссальным соотношением 7:1-10:1. Кстати, и завершение штурма плато Сафа тоже напомнило окончание шурма Мосула - почти девять десятых боевиков попросту растворились и ушли в окружающий пейзаж, оставив заслон смертников, которые несколько суток держали противника и тоже по большей части исчезли среди каменистой пустыни. Всего сирийцы и шииты потеряли за четыре месяца порядка 3 тысяч человек, боевики отчитываются о десятикратно меньших потерях - и здесь все очень напоминает Рамади, Тикрит, Ракку и Мосул - соотношения потерь где-то близки.

16_big

Исламское государство вернулось (точнее, его удалось вернуть) к состоянию, в котором оно пребывало до 2011 года - сетевой партизанской группировки. Основная масса боевиков, воевавших в Ираке и Сирии, разделилась на три части. Иностранцы по большей части откочевали либо на родину, либо на новые территории, где ведут свой джихад - в Афганистан, Синай, Ливию. Часть вернулась домой, превратившись в обычных гражданских, оставшиеся ведут партизанскую и рейдовую войну на огромных площадях и территориях. Стратегия прежняя - раскачивание обстановки и сборка всего проекта в том месте, где ситуация рухнет. Причем на нынешнем этапе Исламское государство чувствует себя гораздо увереннее, чем в конце нулевых - у него есть огромные финансовые ресурсы, колоссальные запасы оружия по меркам любой террористической группировки, численность боевиков и сочувствующих выросла даже не кратно, а на порядки (в конце нулевых ИГ насчитывал не более 3 тысяч активных боевиков и порядка 10-15 тысяч сторонников по всему Ираку, сейчас только в Афганистане насчитывается более 10 тысяч боевиков ИГИЛ - частично местных, частично пришедших извне).

Условия, в которых идеология ИГИЛ оказывается востребованной, никуда не делись - огромный регион в руинах, колоссальные ресурсы вброшены в войну, объективная необходимость толкает формальных победителей - режим Асада, курдско-арабскую коалицию СДС, иракские власти - проводить масштабные репрессии в суннитской среде буквально по любому подозрению. Массовые расстрелы, как в Мосуле, Тикрите, Рамади, когда шииты сотнями убивали попадавшихся им на глаза местных жителей строго по установке - все жители захваченных ИГИЛ городов считаются пособниками террористов - в прошлом. Но репрессии, аресты, пытки и бессудные расправы никуда не ушли. Просто это перестало быть горячей темой и новостью СМИ.

Наиболее вероятным полем нового возрождения ИГИЛ (скорее всего, с существенной сменой облика и адптированной идеологии) может стать Афганистан. Именно здесь намечается новый обрыв - Талибан в случае прихода к власти на время обрушит обстановку в этой стране, что даст Исламскому государству шанс. В этом плане попытки Кремля поддержать талибов являются прямой помощью ИГИЛ, так как такое развитие событий целиком и полностью отвечает его долгосрочным планам. Борьба двух основных проектов радикального ислама не закончена. Аль-Кайеда предлагает проект создания клерикальных национальных государств, сменив прогнившую светскую или квазисветскую коллаборационистскую власть на жесткий шариат, ИГИЛ прямо отрицает национальное деление, выступая за всемирный халифат, в котором не будет национальных границ на территории проживания мусульман. Обе идеи выглядят жизнеспособными, у каждой из них есть своя правда, а потому борьба между ними закончится еще не скоро.

Кремль, заигрывая с Талибаном, решает свои краткосрочные задачи, что неудивительно - горизонт планирования у нынешних временщиков крайне мал, они совершенно не задумываются, что будет через год, а тем более - еще позже. При этом талибы рассматривают всех в качестве временных попутчиков, а потому любые подковерные договоренности с ними ничего не будут стоить, как только Талибан придет в Кабул. Как обычно, кремлевским станет это понятно лишь по факту.

Тем временем Исламское государство приспосабливается к новой обстановке. Естественно, что военное поражение существенно снизило его авторитет среди немалой части населения региона, однако любой успех проекта снова вызовет взрывной рост численности его сторонников - у людей просто нет никаких перспектив в нынешней жизни, власти Сирии и Ирака рассматривают суннитское население Междуречья исключительно как нелояльное и враждебное. К тому же суннитское восстание подавлено, что дает право победителям на жесточайшие репрессии в отношении него.

Достаточно вспомнить, что в 2013 году отряды ИГИЛ, вошедшие в Ракку, а в 14 году боевиков, взявших Мосул, местные сунниты встречали как освободителей. Уже поэтому не стоит обольщаться и слушать рёв пропаганды - противоречия остались, кризис не преодолен, да никто по большому счету и не собирается им заниматься. А потому условия для возрождения идеи остаются.

Нас на самом деле всё это касается пока мало. Но у нас есть свои собственные неразрешимые проблемы - стремительно нищающее население на фоне обжирающихся местных князьков, баев и прочей сановной сволочи. Безнадежные теракты на Северном Кавказе только маркируют процессы деградации. Однако в том случае, когда (слово “если” здесь уже совершенно неприменимо - это произойдет неизбежно) режим Путина начнет рушиться, по самым слабым звеньям его прогнившей ржавой вертикали пойдет цепная реакция, и преимущество получат самые организованные силы. На Северном Кавказе самой организованной среди всех маргинальных сил сегодня как раз и является Исламское государство. Сегодня оно загнано в подполье, его численность и возможности невелики, но всё резко изменится, как только обстановка станет хоть чуть-чуть более благоприятной. При этом как раз ИГИЛ обладает колоссальным опытом, позволяющим ему справляться с другой организованной силой - преступностью. В этом смысле никаких проблем у боевиков не будет - преступность неспособна противостоять силе, вооруженной идеей.

Поэтому как только в Москве произойдет обвал, мы в самые короткие сроки столкнемся с полномасштабной гражданской войной на Северном Кавказе, где для нее созрели уже все условия. Двадцать лет путинской стабильности просто придавили все противоречия, не разрешая их и плодя новые. В этот раз война на Северном Кавказе может стать гораздо более масштабной и ожесточенной, чем в девяностые. Кадыровская частная армия, насчитывающая не менее 20-25 тысяч человек - это вполне реальный факт, однако не стоит забывать об оставшихся в живых в Сирии и Ираке 4-6 (а возможно, и более) тысячах выходцев из Северного Кавказа и Средней Азии, которые во многом были ударной силой Халифата. Кстати, командовал обороной плато Сафа как раз чеченец, он же остался в отряде прикрытия и о его гибели заявлено вчера. Рабочими языками боевиков ИГ на плато был арабский и русский - что говорит о многом. Все эти люди ушли в Сирию и Ирак, оставив за собой счет к нынешним северокавказским правителям, и немедленно вернутся домой, как только там начнутся события. Так что не стоит обольщаться сегодняшним маргинальным состоянием ячеек ИГИЛ на Северном Кавказе. 4-6 тысяч мотивированных и опытных боевиков - это колоссальная сила, особенно перед обычными карателями - Ирак это продемонстрировал очень хорошо. Когда обстановка рухнет, перед населением Северного Кавказа в полный рост встанет вопрос - кого поддержать - местных ставленников Кремля или исламских нео-большевиков с их идеями свирепой радикальной справедливости. В Приморье, к примеру, или во Владимирской области на нынешних выборах народ дал однозначный ответ на этот вопрос - кто угодно, лишь бы не эти. Почему на Северном Кавазе ответят иначе - неясно.

https://zen.yandex.ru/media/el_murid/virtualnye-pobedy-i-realnye-protivorechiia-5bf1249bce919800abda4a6a?from=editor

Сегодня в СМИ





Свежие комментарии


A41c402e6e4cdead5118265adf0dd402?s=35

Instead, set the strain test based on a market rate, either by looking with the Canadian ten-year bond yields or getting the Bank of Canada set a rate that is independent of the average of financial institutions posted rates. mortgage calculator In the four decades since, the trucking magnate has battled governments big and small on both sides in the border to preserve his monopoly within the only major connector between your U.v 13.12.2019 13:41

Instead, set the strain test based on a market rate, either by looking with the Canadian ten-year bond yields or […]