Исторический минимум


Эль Мюрид, 13.07.2019 16:04   –   el-murid.livejournal.com


Рейтинг “Единой России” упал на прошлой неделе до исторического минимума в 32 процента. Здесь нужно понимать, что всегда существует некая конформистская группа (обычно ее оценивают в треть населения), которая будет поддерживать любую партию власти. Неважно, как она называется, кто в нее входит, какова идеология. Если завтра у власти окажется НСДАП, через пару-тройку месяцев у нее появится ядерная группа поддержки. Психологически это вполне объяснимо - всегда будет устойчивая группа людей, снимающая с себя ответственность за всё. Начальству виднее, у президента миллион экспертов и советников, наверху всё знают, любая власть от бога, вы что, информированы луше, чем Путин? - в общем, неважно, как именно они себя убеждают, важно то, что они категорически не хотят отвечать за свое будущее и за будущее своих детей.

Фактически 30 процентов “Единой России” - это та самая “ядерная группа” и всё. Проще говоря - у нее нет сознательной поддержки в обществе. Это политический труп. Путинские 30 процентов “по старой методике” - это, кстати, ровно то же самое. Он тоже - всё.

Любая власть держится либо на добровольном согласии людей, либо на штыках. Согласие закончилось. У “ядерного электората” есть неприятная для власти особенность - он никогда не выйдет её поддержать, когда это ей понадобится по-настоящему. Выйти поддержать - это проявить ответственность, а “ядерный электорат” как раз эту ответственность полностью с себя снял, это его базовый признак. Каддафи может вывести на Зеленую площадь миллионную толпу, но умирать ему всё равно придётся в одиночестве - ни один из этого миллиона пальцем не пошевелит, чтобы защитить любимого Брата-Лидера. И никуда от этой особенности не деться. Более того - нынешние пропагандисты и певцы режима, изо всех сил демонстрирующие народную любовь к нему, хладнокровно поддержат любого другого ровно через секунду, как этот другой повится на горизонте. Равно как и вся номенклатура. “Ядерный электорат” всегда с победителем. Ничего личного.

Сказанное означает, что режим теперь вынужден искать выход в силовом сценарии - любые решения он должен проводить не через согласие с ними, а через насилие. Не обязательно в прямом смысле этого слова. Насилие над психикой тоже сойдет. Легитимность, равная нулю и даже отрицательной величине, не оставляет ему никакого иного выбора.

Сложно сказать, как в таких условиях режим намерен проводить свой “трансферт”. Простая смена вывесок в такой ситуации эффект не даст. С другой стороны, ворам ничего другого не остается - нормальный выход из положения для них закрыт. Выборы, которые призваны сбрасывать накопленный негатив, ими выхолощены, других ненасильственных механизмов нет.

Инстинктивно власть уже делает выводы - если совсем недавно “самовыдвижение” номенклатуры было экзотикой и даже в каком-то смысле смелым шагом, то сейчас отказ от ассоциирования с ЕР - единственный шанс на выживание. Путинская “вертикаль” распадается, остается только силовой каркас, который её пока держит. Однако и с ним не всё в порядке - аресты в силовых структурах идут нон-стопом, причем по всем признакам они носят характер всё более ожесточающейся борьбы преступных группировк внутри них - деваться некуда, процессы суверенизации подсистем идут полным ходом. Каждая ОПГ внутри системы начинает спасать себя, сокращая собственные издержки, захватывая чужой ресурс, оптимизируя себя под выживание в условиях нарастающего ресурсного дефицита. В таких условиях интересами целого начинают не просто пренебрегать, а жестко от них отказываться, так как это требует непроизводительного расхода ресурса, необходимого для выживания самой подсистемы.

Поэтому в суперведомствах, ранее загребавших под себя полномочия и ресурсы - МВД, ФСБ, Росгвардии, прочих силовх структурах - стремительно назревают деструктивные процессы. И не просто назревают, а прорываются гнойниками публичных арестов, идет некротизация пораженной гангреной системы.

В таких условиях расчет на силовые сценарии навязывания воли прявящей преступной клики в любой момент могут дать сбой. Даже примерно понятно, где именно он произойдет: пока протесты подавляются нелетальными способами, всё проходит более-менее гладко. Но когда появятся первые убитые (а тут к гадалке не ходи - этот момент наступит рано или поздно, и скорее всего - рано), сценарии резко изменятся - значительная часть силовиков поначалу попросту откажется принимать участие в убийствах нелояльных сограждан, однако гражданское население будет вынуждено вооружаться и давать бессистемный отпор. Восстание на Донбассе показало, что в такой ситуации “конфетно-букетный период” отношений с властями и попытки братания с силовиками длятся буквально несколько недель, от силы месяц. Далее начинается период взаимного ожесточения и запуск конвейера встречных убийств.

Скорее всего, сценарий локальных гражданских конфликтов с переходом их в вооруженные столкновения уже не за горами. Структурность “вертикали управления” в таком случае рухнет окончательно, и наступит момент, когда “власть будет валяться под ногами”. Не по всей стране, локально - но процесс будет только нарастать. И кто-то ее поднимет. Этот кто-то - любая организованная сила, которых сегодня в стране ровно две: региональные власти и организованная преступность. По сути, “трансферт” в условиях падения легитимности федеральной власти в ноль в итоге выльется в соревнование между регионалами и ОПГ. Далее мы в любом случае попадаем в сценарий “странного аттрактора”, который неизбежно выведет нас к точке равновесия, но сегодня никто не скажет - где она и как долго мы будем в нем находиться.

В целом происходящее в стране приобретает вполне усточивые формы и тренды. Мы уже прошли период неопределенности и вошли в детерминированное пространство. Власть может строить любые планы и даже пытаться их реализовывать. Но от нее уже мало что зависит - воронка решений закручивается все туже и быстрее.

Сегодня в СМИ





Свежие комментарии


51bd0598c7fe932e8a4feb37f5354fda?s=35

Сергей Удалов 29.04.2019 21:04

hm