Завтра


Эль Мюрид, 2.08.2019 09:48   –   el-murid.livejournal.com


Как именно продут завтра протестные мероприятия в Москве (кстати, в Петербурге тоже намерены провести акцию поддержки москвичей на своей акции), будет известно завтра, гадать смысла особого нет. Но перед нами вполне классическое перерастание социально-экономических протестов в политические. Люди приходят к выводу, что просить у власти решения их проблем бессмысленно, нужно начинать требовать. Требовать же можно только одним способом - став властью.

vhrpQ6yN-580

Социум устроен вполне рационально - всегда есть консервативное большинство, предназначение которого - сохранять устойчивость социальной системы. И всегда есть меньшинство, требующее перемен. Оно отвечает за развитие системы. Задача вменяемого государства - обеспечить функционирование механизма, сохраняющего устойчивость и способность к переменам. Если такой механизм отсутствует - перед нами деспотия. А судьба любой деспотии всегда одна и та же - будучи замкнутой системой, неспособной к изменениям, она в итоге лопается от накопленной социальной энтропии. Заткните, пардон, анальное отверстие организму и кормите его на убой. Результат очевиден.

У консервативного большинства есть специфическая особенность - оно всегда за действующую власть. Но по своей воле оно никогда не станет эту власть защищать, ему проще и комфортнее поддержать любую новую, которая придет предыдущей на смену. Поэтому все цифры поддержки и рейтинги имеют смысл только в ситуации какой-то стабильности. Ровно в ту секунду, когда стабильность закончится, все эти цифры перестают значить хоть что-то. Любые изменения все равно будут производиться меньшинством, а большинство поддержит любую устойчивую конфигурацию, которая придет после периода смуты.

У деспотий тоже есть свои специфические особенности - они неспособны на трансформацию. Через какое-то время иллюзии людей, которые сегодня требуют допуска на выборы и честного подсчета голосов, рассеются. Они поймут, что в рамках деспотической системы управления никакие демократические процедуры не работают. И тогда они перестанут требовать допуска во власть, а придут к единственно логичному выводу - вначале нужно демонтировать существующую систему управления, и уже на ее месте создать новую, в котором будет представлен механизм учета интереса меньшинства. Эта стадия самая долгая и сложная, так как меньшинств много, в сложном обществе их вообще очень много, а потому механизм согласования интересов и выработки решения не может быть простым и примитивным, но в то же время он должен быть интуитивно понятным, чтобы не переусложнять и без того непростые задачи.

В соседней Украине, к примеру (которая продвинулась гораздо дальше нас в вопросе ухода от деспотии), этот механизм еще не создан. Чему пример - существование противоречий, вызвавших восстание на Донбассе. Они пока еще не разрешены, хотя понимание их наличия уже есть. Нам же только предстоит проходить этот путь. Он будет другим, но вариантов все равно нет - либо механизм будет создан, а деспотия уничтожена, либо мы придем к тому же результату, но стихийно и через стадию распада с последующей пересборкой. Что может затянуться на поколения.

Меньшинство в социуме тоже обладает своими специфическими особенностями - оно всегда неконструктивно. Оно - сигнальная система, говорящая о проблемах. По сути, это совесть социума. Совесть не лечит, она болит. Зудит, сигнализируя, что что-то очень не в порядке. Меньшинство - это нервная система, передающая сигнал, что организм болен. Какое-то время можно не обращать на нее внимание, но чем это закончится - понятно.

Пока требования протестующих в Москве крайне наивны - они все еще надеются, что в рамках уголовно-бандитской системы власти, созданной конгломератом преступности и полуфеодальной номенклатуры, они могут посредством квазидемократических процедур что-то изменить. Им еще только предстоит осознать, что это невозможно по определению - став частью мафиозного государства, они в лучшем случае сами станут мафией, а вообще-то говоря, их попросту выбросят из системы. Выбор прост - либо Рогозин, который встроился в систему и стал для нее своим, либо Ройзман, которого система выбросила. Других вариантов в деспотии нет и быть не может.

default-1f1k

Протестующим еще только предстоит осознать это, и только после осознания они перейдут на новый уровень, когда разные меньшинства, имеющие совершенно разные и несовмещающиеся конструктивные повестки, объединятся на одной-единственной - деструктивной. Меньшинство сильно как раз в рамках деструктивной повестки, конструктив - не его стихия. Вначале нужно снести деспотию, а уже потом, после создания механизма действенных демократических процедур, решать констуктивные задачи. Или стать новой деспотией - и тогда пойти весь предыдущий путь заново. С первого раза вообще мало что получается или получается хорошо. Но если ничего не делать, то не получится вообще ничего.

Сегодня в СМИ





Свежие комментарии