Исключительно вред


Эксперт Online, 17 нояб. 2015   –   expert.ru


В экономически продвинутой Калужской области собрались штрафовать поставщиков коммунальных услуг за выставление счетов потребителям с неправильно сделанными расчётами. А попросту - за попытку содрать больше положенного. Выйдет ли толк из этого замысла властей? Подействуют ли штрафы на обманщиков?

Всё просто: действенность штрафов зависит от того, превысит ли ожидаемый от них убыток прибыль от «ошибочного» завышения счетов. Объяснять лучше на примере.

Пусть «ошибка»  в счёте - сто рублей, и она допущена в тысяче выставленных счетов. Выгода «ошибшегося» составит сто тысяч рублей (ошибки в пользу потребителей не считаем, как невероятные). При условии, что из тысячи человек в среднем решают пожаловаться сто, а остальным проще заплатить и забыть, вероятность выставления штрафа – 10%. При штрафе в сто рублей за каждую «ошибку», совокупный убыток составит десять тысяч рублей.  Это и есть ожидаемый убыток: величина полного возможного убытка, умноженная на его вероятность. У поставщика услуг останется после уплаты штрафов восемьдесят тысяч рублей чистой прибыли. Вот если бы вместо выгоды оказался убыток…

Видимо, стоит увеличить размер штрафа? Если жалуются только 10% получателей счета с «ошибкой», любая величина штрафа выше девяти тысяч окажется действенной: при девяти тысячах «ошибаться» становится бессмысленно, доход от «ошибки» сравнивается с нулём.

Иной способ повысить ожидаемый убыток от штрафов -  побудить большее число людей обращаться с требованием перерасчёта ошибочных цифр. При, в среднем, пятидесяти процентах жалобщиков, штраф в две тысячи рублей лишает «ошибки» экономического смысла.

Беда, что мы ленивы и нелюбопытны: немногие обратят внимание на небольшую ошибку, и ещё меньшее число пожелает тратить время и силы на подачу жалобы, не говоря уже о походах в суд. Чем меньше «ошибка», тем ниже вероятность принесения жалобы, и тем меньше ожидаемый от штрафа убыток, определяющий поведение поставщика.

Существуют способы поощрить плательщиков быть внимательнее к получаемым счетам, и подавать жалобы в случае «ошибок». Например, можно отдавать им весь штраф или его  часть в погашение будущих платежей. Подобный обычай существовал в старину: когда кто-то до срока начинал сбор орехов в общинном лесу (по сути, обкрадывая других членов общины), поймавший нарушителя получал собранные тем орехи в виде награды.

Однако имеет ли смысл заставлять всех и каждого «ловить блох» в счетах и подавать жалобы? Ведь простая мера - установление очень высокого размера наказания, тысяч в пятьдесят за одну ошибку,  будет создавать неприемлемую угрозу серьёзных убытков. А уж  пятеро из тысячи всегда найдутся, чтобы довести дело до штрафа.

Очень важно: наказание не должно быть избыточно высоким. Если убыток от штрафа лишит поставщика услуг значительной части оборотного капитала, он может оказаться не в состоянии вести деятельность в обычном размере, и оставит людей без воды, тепла или газа. Лучше всего, если размер ожидаемого убытка от штрафа составляет некоторую часть ожидаемой прибыли. При этом «ошибки», допускаемые второй, третий и так далее разы, могут наказываться по повышенной ставке.

Избыточная высота убытка от штрафа не должна и создавать ощутимых рисков, что начнут брать и давать взятки. За сто или двести тысяч рублей рисковать должностью и свободой мало кто захочет. А если счёт пойдёт на десятки миллионов? Не должен поощрять злоупотреблений и порядок наложения штрафов: если решение будет в воле отдельного служителя местного органа власти, справедливость окажется в зависимости от его личной честности и склонности к риску. Дело должно вестись, по меньшей мере, гласно.

Если предприятие государственное, и не имеет частного совладельца, полезнее может оказаться штраф не на предприятие, но на его ответственное лицо: штраф на само государственное предприятие может и не достигать цели. В таком случае размер штрафа должен быть сопоставим с окладом жалованья. На частном предприятии такое может не подействовать: частный собственник способен возмещать руководителю сравнительно небольшой штраф на личный заработок из много более значительной прибыли от «ошибок».

Отдельно стоит вопрос о том, кто должен быть получателем штрафов. Когда это казна соответствующего уровня, у власти появляется искушение превратить денежные наказания из средства экономического управления в источник бюджетных доходов. Это порождает всем известные уродливые последствия, вроде «плана по штрафам» для полиции. В итоге штрафы утрачивают влияние на мотивацию предприятий и граждан, и превращаются в разновидность налога, притом очень скверную: налагаемую на случайно попавшегося плательщика. Во избежание подобного, следовало бы запретить законом зачислять штрафы в доходы казны, направляя их в какие-то не находящиеся в распоряжении минфина или финансовых начальников иного уровня общественные фонды. 

Как видит из беглого очерка вопроса читатель, установление разного рода платежей, пеней, пошлин, и тому подобного – дело не менее сложное, чем установление правильных налогов, и составляет предмет для серьёзного экономического и политико-экономического анализа. Избыточная прямолинейность и пренебрежение, с виду, мелочами, способны не только не принести пользы потребителям, но  и создать избыточные экономические риски, включая разорение поставщиков и появление новых возможностей для злоупотреблений. Как и всякое экономическое новшество, измышляемое властями, предложение о введении штрафов за «ошибки» в счетах следует пропустить через горнило «оценки регулирующего воздействия» (ОРВ), а также провести через серьёзную антикоррупционную экспертизу. Иначе велик риск, что установление штрафов принесёт экономике и гражданам не пользу, но исключительно вред.

This entry passed through the Full-Text RSS service - if this is your content and you’re reading it on someone else’s site, please read the FAQ at fivefilters.org/content-only/faq.php#publishers.

Сегодня в СМИ

Главный редактор

Группа




Свежие комментарии