Китай пользуется моментом


Эксперт Online, 16 апр. 2018   –   expert.ru



Юань ли?

Как ожидает посол КНР в РФ Ли Хуэй, товарооборот между Китаем и Россией в 2018 году может вырасти до 100 млрд долларов по сравнению с 84 млрд долларов в 2017 году. Посол подчеркнул, передает Finmarket, что КНР в ближайшие два года намерена углублять сотрудничество со всеми российскими регионами, а не только с Дальним Востоком.

«Российско-китайские отношения в стратегическом партнерстве переживают наилучший период в своей истории. В 2017 году товарооборот между двумя странами вырос на 30%, до 84 млрд долларов. В этом году наши цели — чтобы товарооборот достиг 100 млрд долларов», —заявил Ли Хуэй в ходе встречи с губернатором Тульской области Алексеем Дюминым. «Мы хотели бы видеть новый прорыв в сфере сотрудничестве. Особое внимание будет уделено прямым инвестициям в российскую экономику», — добавил Ли Хуэй.

Тема наращивания товарооборота с Китаем всегда имела актуальный характер для российского правительства, отмечает аналитик «Алор Брокер» Алексей Антонов. Еще в начале 2010-х годов озвучивались планы по достижению показателя свыше 100 млрд долларов, однако регулярно на этом пути вставали те или иные обстоятельства. Прежде всего, конечно, это последовавшее ослабление российской экономики и, как следствие, спад покупательской способности, если говорить о поставках китайской продукции.

Сейчас ситуация начала меняться, в сформировавшихся условиях торговой войны Китая и США, а также санкционной войны России и запада активизация торговых отношений с КНР может набрать все больше сторонников и станет логическим вариантом развития событий. Учитывая, что правительства двух стран готовы поддерживать стратегические совместные проекты, сомневаться в их реалистичности поводов не будет. Особенно учитывая тот факт, что Китай уже долгое время и так стоит на первом месте по товарообороту с Россией. Доля Китая составляет, по данным ФТС за 2017 год – 14,7%, или 84,9 млрд долл, на втором месте традиционно Германия с товарооборотом в два раза ниже – 49,4 млрд долл., или 8,5% в общем товарообороте. При этом товарооборот с США до ввода новых ограничений составлял лишь 23,6 млрд долл., или всего 4%, и перекрытие торговых связей с этой страной в целом мало отразится на общей картине.

Между тем самое интересное все же не это, а то, что объем товарооборота пока растет не за счет увеличения поставок товаров из разных категорий, а за счет того, что цены на энергоресурсы за этот период в среднем увеличились на 15-20%, говорит Алексей Антонов. Из года в год в структуре поставок из РФ в КНР на первых местах энергоресурсы – углеводороды, древесина, продукция химической промышленности, транспорт, продовольственные товары и сырье сельхозпродукции.

Вряд ли КНР будет искать замену товарам из США именно в России, однако по некоторым точечным категориям все же можно ожидать роста: например, поставки мяса из США занимали очень большую долю на рынке Китая, сейчас эта ниша будет пустовать, а в России есть несколько производителей мяса, которые в целом могут себе позволить выйти на этот рынок.

Что же касается внедрения в торговлю юаней или рублей вместо привычного доллара, то, по словам Антонова, снижать свою зависимость от доллара Китай пока только начал с помощью запуска торгов на Шанхайской бирже по фьючерсам на нефть –там расчеты идут уже в юанях, однако это, разумеется, никак не распространится на общие объемы продажи энергоресурсов из России по существующим контрактам, которые оформлялись в долларах.

Китайская нацвалюта хотя и является третьей по значимости валютой в корзине валют МВФ после доллара и евро, но использование ее в международных расчетах пока еще не популярно. РФ и КНР могут создать в целом прецедент на международном рынке товарооборота, но для этого необходимо предпринять очень много сопутствующих мер и явно все это произойдет не в текущем году, заключает Алексей Антонов.

Не юань

Как уточняет управляющий партнер экспертной группы Veta Илья Жарский, как и прежде, превалируют поставки из РФ в КНР минеральных продуктов (нефти, нефтепродуктов, газа, минеральных масел). Это  67,7%, или $26,2 млрд из суммарных $38.7 млрд товарооборота. Вторым по значимости экспортируемым ресурсом остается лес и пиломатериалы с долей 8,2% (3,1 млрд).

В плане импорта ситуация изменилась сильнее, хотя структура поставок из Китая в Россию остается в целом неизменной: как и прежде в ней превалируют машины, оборудование и техника с долей 52% и стоимостью $23,9 млрд против 53% и $21 млрд в 2016 году. Вроде бы рост на первый взгляд несущественный, однако надо понимать, что в 2017 году рубль укрепился к основным валютам, в которых заключаются импортные сделки, в среднем на 10%. Таким образом при даже при небольшом росте стоимости всех поставок за год, количество купленной в Китае техники росло куда более значительными темпами. При этом сальдо по-прежнему находится на стороне Китая, то есть он, при сохранении высокого уровня потребления российских энергоресурсов, остается в двухсторонних торговых отношениях нетто-экспортером, что говорит о том, что главным бенефициаром в торговле между нашими странами остается именно КНР.

Для Китая Россия не является одним из крупнейших торговых партнеров, напоминает Илья Жарский. Для понимания: по итогам 12 месяцев прошлого года товарооборот между нашими странами оценивается в $84,9 млрд, между КНР и США только за один I квартал текущего года - уже  $141,5 млрд. Во многом это связано со значительно сократившейся емкостью отечественного рынка и существующими нерыночными барьерами. Китай в основном экспортирует потребительские товары, но потребление в нашей стране стагнирует и сокращается уже более 3 лет сряду, развитию интернет-торговли препятствует само государство, стремясь как можно более жестко зарегулировать сферу.

Китай отправляет на экспорт также металлы, изделия из них, продукцию химической отрасли, но в этом конкурирует с нашей страной на внешних рынках и в этих отраслях развитие торговых отношений маловероятно. Китай является крупнейшим потребителем сельскохозяйственной продукции в мире, но не покупает в России мяса, например свинины, и достаточно вяло наращивает объемы импорта зерновых, в первом случае в связи с тем, что в России продолжаются вспышки АЧС, а еще просто потому, что большая часть российского зерна отправляется на экспорт через порты Черного моря (что выгоднее и удобнее и экспортерам и аграриям).

По факту, констатирует Илья Жарский, мы действительно стали больше покупать китайской продукции с высокой добавленной стоимостью, то есть Россия способствует развитию китайской промышленности и экономики, однако российский экспорт в КНР остается почти исключительно сырьевым. Отсюда можно сделать вывод о том, что вариантов выведения российско-китайского товарооборота к концу текущего года к 100 долларам всего два.

Либо нефть продолжит рост к 80 долларам за баррель, либо Россия начнет закупать больше китайских товаров, возможен и промежуточный вариант, предполагающий реализацию двух сценариев одновременно. Тем не менее, считает эксперт, наша страна не реализует в полной мере собственный потенциал. Например, США и страны ЕС в основном экспортируют в Китай те же машины, технику и оборудования на суммы, в разы превышающие объемы российского экспорта нефти и газа, при этом создают новые рабочие места, развивают собственную промышленность. Что мешает нам инвестировать сверхдоходы от экспорта нефти, которые используются для латания бюджетных дыр, в реальный сектор экономики? Вопрос риторический.

Что касается расчётов в юанях или рублях, то, указывает Илья Жарский, несмотря на то что незначительная часть расчётов между нашими странами с незапамятных времен производится в юанях, речь идет лишь о выгоде для Китая. То есть, КНР платит России за часть поставляемых энергоресурсов в юанях, но свои товары России за рубли не продает, так что спрос на рублевую ликвидность со стороны китайских экспортеров такой частичный отказ от доллара не создает. “С учетом очевидной слабости рубля, я думаю, переход на рублевые расчёты в обозримом будущем невозможен”, - говорит он.

С юанем все тоже непросто: несмотря на сохранение лидирующих позиций в регионе, в целом последние несколько лет финансовый сектор КНР не выглядит самым надежным в мире. Китайская экономика зависима от экспорта, развязанная с США торговая война, скорее всего, приведет к сокращению его объемов, а это прямой путь к дальнейшему замедлению темпов роста экономики и ее охлаждению, что по цепочке приведет к снижению стоимости юаня. Так что, заключает Илья Жарский, России в общем-то сейчас переход на расчёты в китайской валюте выгодны разве что с точки зрения политики, чтобы насолить США, с точки зрения финансовых рисков такой шаг не оправдан.

Сегодня в СМИ

Сергей Удалов


Самое обсуждаемое



Свежие комментарии



Ранее на эту тему

На протяжении четырнадцати лет Дэниел Эстулин занимался исследованием масштабного влияния Бильдербергской группы на бизнес и фина […]
Черчилля цитировать не буду, но именно он сугубо прямо и честно рассказал о дебильности польского характера, проявляющегося именно в […]
Черчилля цитировать не буду, но именно он сугубо прямо и честно рассказал о дебильности польского характера, проявляющегося именно в […]
Западные экономисты удивились вялой реакций деловых кругов ФРГ на последние санкции США против России.