В защиту нашей Госдумы


Фриц Моисеевич Морген, 17 окт. 2015   –   fritzmorgen.livejournal.com


У нас принято ругать Госдуму. Дескать, сидят депутаты без дела, жируют на народные денежки, разогнать бы всех… Мне такая позиция кажется несколько недальновидной, хотя у меня и нет особых иллюзий по поводу морального облика среднестатистического депутата.

Во-первых, законы всё равно кому-то нужно принимать. И если мы разрешим либералам или коммунистам принимать законы по своему усмотрению, безо всяких Госдум, вряд ли мы увидим мудрые поправки в законодательство. В самом лучшем случае мы увидим законопроекты уровня «взять всё и поделить» – типа тех, которые предлагают сейчас наши оппозиционеры. Скорее же всего будет ещё хуже: олигархи просто скупят законодателей на корню, и депутаты будут лоббировать исключительно интересы олигархов, как это было в девяностые годы в России, и как это происходит до сих пор на Украине.

Во-вторых… кто сказал, что наша Госдума работает плохо? По каким критериям можно оценить качество работы Госдумы? Безумные законопроекты, которые вызывают справедливый гнев общественности, обычно так и умирают законопроектами, не сумев дорасти до полноценных законов. Реальные же законы очень даже разумны и полезны.

//ruxpert.ru/Работа_Госдумы

Свежий пример из жизни. Осенью 2012 года Госдума приняла, а президент Путин подписал закон о сохранении номера телефона при смене оператора. И сейчас, когда мне понадобилось поменять своего сотового оператора, вся процедура заняла у меня около 10 минут.

Так получилось, что сотовых операторов я менял за последние 15 лет несколько раз. И каждый раз у меня были на то достаточно веские причины.

Когда-то давно у меня был пейджер, забавная, но в целом вполне себе рабочая коробочка, которая обеспечивала мне надёжную связь с моими контрагентами. Как сейчас помню, лучшим оператором тогда был «Неда-Пейджинг», а лучшим пейджером – Motorola Advisor. Пейджер честно отслужил мне несколько лет, после чего я его ещё и продал одному знакомому врачу за какую-то символическую сумму.

Потом, примерно в начале нулевых годов, я таки обзавёлся сотовым телефоном. В качестве сотового оператора я выбрал «Мегафон», который тогда ещё назывался «North-West GSM» – очень характерное для девяностых годов название. К этому названию прилагался такой же вызывающий сейчас ностальгию по временам студентов-дизайнеров логотип: в виде стоящего в странной позе человечка с мобильником.

Через какое-то время мне понадобилось говорить по телефону много, и я перекочевал к оператору «Скайлинк», у которого единственного в городе была нормальная безлимитка. За сто долларов в месяц (тогда операторы бесстыдно выставляли цены в долларах) можно было сколько угодно говорить внутри Санкт-Петербурга. У «Скайлинка» был экзотический стандарт связи NMT-450, к которому прилагались не менее экзотические мобильники.

Мобильники «Скайлинка» в итоге и стали причиной моего ухода от этого оператора: они были морально устаревшими до такой степени, что это стало просто неприличным. За огромные деньги предлагались крупные неудобные телефоны, в которых не было даже элементарной фотокамеры.

К этому времени – а на «Скайлинке» я провёл ещё несколько лет – другие операторы города тоже начали предлагать безлимитные тарифные планы. Я выбрал МТС, так как тогда не был ещё знаком с этим оператором.

На МТС я просидел всего лишь год – после чего с моего счёта пропали 5 тысяч рублей, и мне стало интересно, как же я сумел выговорить такую сумму на казалось бы безлимитном тарифе. Когда я осознал, что МТС торгует интернетом по 275 тысяч рублей за гигабайт, и что с моего счёта в любой момент могут списать несколько тысяч рублей под каким-нибудь иезуитским предлогом, я решил, что безопаснее для кошелька будет перейти на «Билайн». Шёл примерно 2008 год.

С «Билайном» всё было замечательно, кроме одного грустного обстоятельства. Через какое-то время мой телефон внезапно перестал ловить связь в окрестностях моего же офиса, который был расположен – сюрприз – в том же здании, в котором стояла одна из билайновских вышек. Замена мобильника и сим-карты не помогла, техподдержка «Билайна» бессильно развела руками. Выбора у меня не было, пришлось очередной раз менять номер.

Я выбрал последнего оставшегося оператора – Tele2. И долгое время был очень доволен связью: так как качество было (против ожиданий окружающих) вполне приличным, а цены – более чем социальными. Закинутых на счёт двух-трёх тысяч хватало обычно на несколько месяцев: при этом я особо не ограничивал себя в общении даже в зарубежных поездках.

Несколько месяцев назад однако я начал замечать, что деньги со счёта списываются как-то слишком уж шустро. Краткое расследование показало, что я плачу 3-4 тысячи рублей в месяц, и что с меня дерут крайне неласковые суммы за разговоры по межгороду. Я заглянул в будочку Tele2, и там мне посоветовали перейти на тариф для узбекских гастарбайтеров. Так я и сделал – но проблема, как и ожидал, не исчезла.

Пару дней назад я распечатал свои расходы на сотовую связь за последние полгода и был мрачно обескуражен: выяснилось, что с меня снимают по тысяче рублей в месяц ещё и за интернет, которым я пользуюсь едва-едва, только на чтение новостей в очередях и на тому подобные нерегулярные нужды.

Это стало последней каплей. Круг замкнулся, и я решил вернуться к «Мегафону», так как именно сим-карта «Мегафона» стоит вот уже несколько лет в моём планшете, и никаких претензий к качеству и стоимости связи у меня за это время не было. Безлимитный тариф на «Мегафоне», который позволит мне сколько угодно пользоваться интернетом и говорить по межгороду, стоит 1200 рублей в месяц. На «дешёвом» Tele2 на те же нужды уходило по 3,5 тысячи рублей. Я не самый бедный человек в Петербурге, однако принять решение таки было несложно.

Плавно возвращаюсь к замечательному закону, который приняла в 2012 году наша Госдума. Как проходила смена оператора раньше? Довольно грустно. Нужно было сохранить адресную книгу, сообщить всем о смене номера, а потом ещё и проплатитьна полгода вперёд переадресацию со старого номера на новый, чтобы никто не потерялся.

Как прошла смена оператора сейчас? Очень просто. Я заглянул в офис «Мегафона», за 10 минут мне заполнили все бумаги и выдали новую сим-карту. Через неделю старая сим-карта перестанет работать, я выну её из телефона и вставлю в телефон новую сим-карту. Номер телефона при этом останется прежним: только я начну экономить по 25 тысяч рублей в год.

А теперь расскажите мне, что Госдума – это «бешеный принтер», и что закон, согласно которому оператора можно теперь менять с сохранением номера – плохой закон. Я с интересом выслушаю ваши аргументы.

Сегодня в СМИ

Главный редактор

Группа




Свежие комментарии