Гуманитарная отсталость российских студентов


Фриц Моисеевич Морген, 20.07.2019 11:00   –   olegmakarenko.ru


Иностранная профессура попыталась создать в России университет по западному образцу. Студенческий городок, например, они открыли для круглосуточного доступа, что позволило студентам заниматься и по ночам. К сожалению, российскими студентами иностранные преподаватели остались в итоге недовольны. Если вкратце, наши ребята продемонстрировали традиционную проблему выпускников советско-российской школы — неумение думать и неспособность к конструктивному общению.

Отзыв преподавателей звучит как приговор:

https://www.kommersant.ru/doc/4026658

Начать с того, что при работе над текстом студенты оказались склонны подменять аргументацию субъективными суждениями. Они скорее делились впечатлениями о прочитанном («эта идея плохая», а «эта — хорошая»), вместо того чтобы попытаться оценить, насколько логично и аргументированно автор представляет свою позицию. Одновременно с этим учебную литературу студенты воспринимают как носителя аксиом и не умеют различать в тексте позицию автора и взгляды тех, кого он цитирует и/или с кем полемизирует на страницах своей работы, то есть меряют все вместе как единое целое. Зачастую критическое мышление подменяется у наших студентов скептицизмом в отношении всего и вся.

Далее, российские студенты боятся ошибаться, сказать вслух что-то, возможно, неверное, неточное, а также не решаются задавать вопросы, если что-то неясно, непонятно. При этом им крайне важно одобрение преподавателя.

Студенты полагают, что роль преподавателя сводится к чтению лекций и задаванию вопросов, а задача учащихся — отвечать на вопросы, если они могут (если не могут — молчать)»,— замечают профессора.

Взгляд со стороны выявил еще одну особенность: наших студентов отличает неспособность услышать мнение, противоположное своему, вообразить себя своим оппонентом, даже в игровой ситуации во время занятия, когда, допустим, командам надо отстоять разные позиции. Более того, действует установка: признание, что изменил свою точку зрения, сродни поражению. Иностранные гости пришли к убеждению, что наши студенты не способны включаться в свободную дискуссию и предпочитают быть пассивными слушателями.

Особенно отметили иностранцы, что студенты у нас «нетворческие»: главным образом конспектируют, не ведут параллельно заметок, где бы фиксировали свои впечатления, мысли, идеи от услышанного, а ведь по-хорошему их можно использовать при подготовке письменных работ и проектов, но учащимся это не кажется очевидным.

Вместе с этим российские студенты не умеют принимать обратную связь от преподавателя. Длинный отзыв на письменную работу наши учащиеся заведомо считают критическим. В их восприятии удачная работа не нуждается в комментариях преподавателя: зачем, если все хорошо?!

Отечественным студентам не знакомы такие явления, принятые в заграничных системах высшего образования, как консультационные часы и эссе (одна из ключевых форм письменных работ, отличающаяся от того, что у нас обычно понимается под этим жанром). Так, индивидуальные встречи с преподавателем воспринимаются как собственная неспособность самостоятельно справляться с учебными задачами, а во время беседы студенты не умеют отличить и тем более принимать конструктивную критику.

Сreative writing (в прямом переводе с английского — творческое письмо — речь о том самом эссе) российские студенты подменяют простым пересказом прочитанного. Наши ребята, как правило, не умеют сами формулировать исследовательский вопрос, тему и ждут задания от преподавателя. Другая особенность — неспособность работать от черновика к черновику, редактировать свой текст: что написал, то и сдал.

Наглядным подтверждением этого мрачного диагноза стал комментарий журналиста «Коммерсанта», решившего, будто профессора недовольны отсутствием обратной связи от студентов, и будто главная причина проблем вчерашних школьников — сданный ими ЕГЭ.

На самом деле, конечно, если ЕГЭ и изменил ситуацию, то в лучшую сторону. У молодёжи сейчас уже значительно реже встречаются старые понятия, согласно которым в споре выявляется не истина, но авторитет спорящих. Старшее поколение зачастую думает, будто свои ошибки признают только трусы, и что нормальные пацаны всегда стоят на своём до последнего, какие бы убедительные аргументы противная сторона им ни приводила.

Смешно сказать, в российской блогосфере считается, что найти у публичной персоны два противоположных мнения на промежутке в 10 лет — это страшный компромат. «Посмотрите, какой приспособленец и лицемер, в 2009 году говорил одно, а в 2019 году говорит другое», — вот типичный упрёк адекватному человеку, умеющему признавать ошибки и менять мнение при получении новых фактов.

Если мы посмотрим в корень, мы увидим, что классическая для наших школ и для нашего общества система мышления — это даже не варварство, а ещё более древняя архаика.

Как-то я читал историю про стаю полудиких обезьян, которых туристы кормили конфетами у одного курортного города. Однажды некий мальчик решил пошутить, и дал обезьяне свёрнутую в виде конфеты пустой фантик. Обезьяна развернула фантик, обнаружила обман и, вздохнув, сильно ударила школьника. Исследования учёных подтверждают: уже обезьяны возмущаются, когда их ожидания не оправдываются. Уважают обезьяны и приказы авторитетов: разумеется, не пытаясь логически их осмыслить.

Ровно то же самое мы видим и в наших школах. Детей учат, что тот, кто авторитетнее, тот всегда прав, и что тех, кто признаёт ошибки, надо дружно подвергать травле. Выросшие школьники твёрдо усваивают несколько правил:

1. Думать не надо, надо понять, кто тут авторитет, и занять точку зрения авторитета.

2. Тех, кто имеет другое мнение, надо оскорблять и унижать. В качестве главного аргумента в «споре» надо ссылаться на мнение своего авторитета.

3. Если кто-то признаёт ошибку, он слабак, его надо травить с утроенной силой.

4. Свои ошибки признавать нельзя ни в коем случае.

5. Понимать чужое мнение не нужно: вашу попытку вникнуть в слова оппонента могут принять за слабость. Нужно выцеплять из чужого мнения удобные для удара места, а потом бить по ним.

Понятно, что приехавшие к нам с Запада преподаватели, у которых не было семидесятилетнего провала в гуманитарных дисциплинах, приходят в ужас от наших традиций. На Западе школьников учат спорить цивилизованно, без переходов на личности и с использованием корректных аргументов.

Чтобы вы не считали меня западопоклонником, ритуально отмечу, что хватает своих проблем и за рубежом. Главная из них ясна из прикреплённой к посту короткометражки: во многих школах на Западе детям сейчас не ставят честных оценок, что полностью убивает у них мотивацию к учёбе. Учить обычных детей, не имея возможности ставить им двойки и пятёрки — это примерно как вести бизнес, не платя сотрудникам нормальных зарплат и не имея возможности их уволить. Если бизнес семейный, может, что и получится. Если у вас в подчинении бригада никак не зависящих от вас негров-землекопов, добиться от них трудовых подвигов будет крайне тяжело.

Вернёмся к российским школам. Опыт Запада показывает, что никаких глубоких реформ для усиления гуманитарного направления не нужно: достаточно вежливо общаться с учениками и объяснять им элементарные правила спора. Правил цивилизованного спора совсем немного, всю программу, пожалуй, можно при желании уложить в один учебный год, в ритме один урок в неделю:

https://ruxpert.ru/Искусство_спора

Дальше, по мере того, как образованных людей будет становиться всё больше, этот прискорбный гуманитарный провал будет постепенно преодолён.

Сегодня в СМИ





Свежие комментарии


A41c402e6e4cdead5118265adf0dd402?s=35

Instead, set the strain test based on a market rate, either by looking with the Canadian ten-year bond yields or getting the Bank of Canada set a rate that is independent of the average of financial institutions posted rates. mortgage calculator In the four decades since, the trucking magnate has battled governments big and small on both sides in the border to preserve his monopoly within the only major connector between your U.v 13.12.2019 13:41

Instead, set the strain test based on a market rate, either by looking with the Canadian ten-year bond yields or […]