В защиту модальной зарплаты


Фриц Моисеевич Морген, 28.07.2019 11:00   –   olegmakarenko.ru


Средняя зарплата противна нашему менталитету. На днях, когда мы обсуждали модальную зарплату, многие писали: вот, это другое дело, гораздо ближе к реальным цифрам. Когда же я спрашивал, какие конкретно цифры мои собеседники считают «реальными», из ответов становилось ясно, что речь идёт о… минимальной зарплате.

Я много лет не мог понять, какой смысл всерьёз спорить о размерах слона, если он стоит прямо перед нами. Казалось бы, вот рулетка, вот табуретка — бери, да измеряй. Вот длина хобота, вот площадь уха, вот диаметр копыта: записывай размеры в столбик, пользуйся ими для расчётов. Выяснилось, однако, что такой бездушный подход кажется логичным только моему бухгалтерскому мозгу. Не имеющий опыта расчётов обыватель думает иначе:

1. Средний россиянин — это бедняк, работающий на самой рядовой должности в одном из бедных регионов.

2. Средняя зарплата — это та сумма, которую получает такой бедняк на руки: без учёта премий, подработок и удачных месяцев.

Когда кто-то говорит, что средняя зарплата в России составляет 44 тысячи рублей, его немедленно опровергают: смотри, дескать, пропагандист, вот скан расчётного квитка, на котором медсестра из Копейска получила 15 тысяч. Попытки указать на тот очевидный факт, что некоторые получают зарплату ниже среднего, наталкивается на стену непонимания. В понимании обывателя зарплат ниже среднего быть не может: разве что в каких-то экстремальных случаях типа работы вахтёром на полставки.

То же самое верно и для пенсий. Сейчас средняя пенсия в России — что-то около 14 тысяч рублей. Тем не менее каждый раз, когда речь заходит про среднюю пенсию, кто-нибудь непременно пишет: «это ложь, у моей тёти пенсия 9 тысяч». Опять-таки, за кадром остаётся ни на чём не основанное предположение, будто пенсий ниже среднего быть не может.

Увы и ах: если для финансиста или статистика реальная зарплата — это таблица из нескольких десятков измерений (в число которых входят и средняя, и модальная, и медианная зарплаты), то обыватель под «реальной зарплатой» понимает минимальную зарплату работающего на полную ставку человека. Обсуждать среднюю или даже медианную зарплату с обывателем бесполезно: «Росстат лжёт», — ответит он нам, — «я знаю человека, у которого зарплата ниже».

Забавная сценка из офлайновой жизни. Я веду разговор со знакомым пенсионером, который зарабатывает что-то около 150 тысяч в месяц: 15 тысяч официальная зарплата в госучреждении, 10 тысяч пенсия, 125 тысяч — не связанный с основной работой инженерный фриланс. Заходит речь о средней зарплате, и мой знакомый немедленно заявляет, что никакой средней зарплаты в 60 тысяч в Петербурге нет, и что реальная зарплата — те самые 15 тысяч, которые он официально получает в родном НИИ, из которого не хочет уходить из ностальгических соображений. Чуть позже тот же пенсионер рассказывает мне, что отдать барберу тысячу рублей за подравнивание усов — это норма, что отдых в южной Европе гораздо лучше отдыха в Египте, и что никто из его знакомых даже под дулом пистолета не купит себе продукцию «АвтоВАЗа». Никакого когнитивного диссонанса у моего знакомого не возникает: несмотря даже на то, что он имеет два высших образования и зарабатывает себе на жизнь своими мозгами.

Из всего этого следует неприятный для меня вывод: я был неправ, когда с гневом ополчился на модальную зарплату. Модальная зарплата — это именно то лекарство, которое может побудить людей отойти от концепции «россиянин должен быть бедным» и научить их отличать минимальное от среднего. В то время как среднюю или даже медианную зарплату широкая публика будет отторгать нутром, в довольно близкую к минимумам модальную она будет верить.

Подведу итог

Для журналистов модальная зарплата может стать тем самым возгласом «дважды два равно семь» через который мы постепенно движемся от «дважды два равно восемь» к «дважды два равно пять».

Сейчас считается, что Россия состоит из тех, кто получает минимальную зарплату, а люди, которые получают уже хотя бы среднюю зарплату — это или счастливчики, или рвачи, объедающие бедняков. Лично моё мнение иное: люди, получающие среднюю зарплату, — это тот хребет, на котором стоит Россия. Тут нам следует брать пример с Советского Союза, политика которого по этому вопросу ясна из прикреплённых к посту плакатов.

PS. Небольшой обзор показателей для тех, кто предпочитает голосовать мозгом, а не сердцем.

Модальная зарплата в расчётах не слишком-то полезна: модальную зарплату получают только 15% работников, при этом мы даже не можем уверенно сказать, как расположены эти 15% относительно остальных 85%. Лично я затрудняюсь найти модальной зарплате применение за пределами пропагандистских целей — с тем же успехом можно было бы смотреть, например, на среднюю зарплату мотоциклистов. Она будет отличаться от средней, но делать из зарплаты байкеров выводы относительно ситуации в стране получится навряд ли.

Медианная зарплата более практична: с её помощью можно судить о среднем россиянине. Напомню, 50% россиян получают больше медианной зарплаты, а 50% россиян — меньше, таким образом, медианный россиянин стоит ровно посередине.

Минимальная зарплата уже не так важна: куда как важнее минимальный доход, который в цивилизованной стране должен быть выше прожиточного минимума. Популисты часто предлагают повысить минимальную зарплату, однако это неразумный шаг, который сам по себе может привести разве что к безработице. Чтобы помочь малообеспеченным, нужно позаботиться в первую очередь о тех, у кого работы по разным причинам нет.

Наконец, средняя зарплата — весьма и весьма ухватистый показатель. Агитаторы не любят среднюю зарплату не за то, что она якобы малоинформативна, а за то, что она слабо уживается сейчас с их лозунгом «Россия нищает». Среднюю зарплату можно использовать для решения двух задач:

1. Сравнения текущей ситуации с положением прошлых лет или с ситуацией в других странах.

2. Расчёта бюджета семьи, в которой взрослые нацелены усердно работать.

Какая была модальная зарплата в 2000 году? Какая медианная зарплата сейчас в Китае и в Израиле? Эти данные не так-то просто найти, в то время как данные по средней зарплате вполне доступны. Если мы хотим найти место России на зарплатной карте, если мы хотим понять, куда мы движемся, нам стоит использовать именно среднюю зарплату.

Также именно среднюю зарплату логично использовать, чтобы рассчитать время накопления, например, на квартиру. Если мы возьмём, к примеру, мой Петербург: понятно, что есть вакансии и за 30, и за 120, и за 180 тысяч рублей. Вместе с тем 60 тысяч (52 тысячи после налогов) — это именно та зарплата, на которую может претендовать практически каждый готовый усиленно работать петербуржец.

Сегодня в СМИ





Свежие комментарии