Российская Арктика как важнейший экономический актив


Инвест-Форсайт, 22 апр. 2018   –   www.if24.ru



Известный политолог, профессор Высшей школы экономики Дмитрий Евстафьев — о перспективах, которые открывает для России развитие Арктики.

Освоение Арктики сейчас рассматривается в качестве приоритета развития России на ближайшее будущее. Арктическая зона — регион, в котором в ближайшие годы может развернуться противоборство ключевых государств мира.

В России склонны рассматривать Арктику прежде всего как стратегический плацдарм, приоритет в области безопасности, а во вторую очередь, как источник углеводородного сырья после 2050 года при условии выхода мировых цен на нефть за пределы 90–100 долларов за баррель. На деле ситуация существенно более сложна: Арктика является важнейшим ресурсным регионом для будущих поколений, который следует «распечатывать» крайне осторожно и только при полной уверенности в правильности выбранной экономической модели.

Сейчас имеет смысл сосредоточиться на подготовке в операционном и инвестиционном плане к освоению региона.

Уже сегодня значение Арктического региона выходит за рамки только сырьевой экономики. Освоение Арктики может стать одним из важных драйверов экономического роста на ближайшие 5–7 лет в условиях ухудшения внешнеэкономической конъюнктуры и возможного закрытия для России части внешних рынков. Прежде всего это касается высокотехнологичной продукции машиностроения, поскольку в силу понятных политических причин освоение Арктической зоны, по крайней мере в ближайшей перспективе, объективно будет вестись на базе российских технологий и техники.

Причем не только в силу введенных против России санкций, но и в силу необходимости строить в российской Арктике единое военно-экономическое пространство, гарантированно защищенное от каких-либо дестабилизационных действий. То есть экономические и логические решения должны быть основаны не только на российском оборудовании и технологиях, но и на российских стандартах.

Надо быть крайне наивным, чтобы допускать, будто геополитические конкуренты России дадут ей возможность осваивать регион в спокойном режиме, не создавая дополнительных по сравнению с общей ситуацией сложностей. Последнее подразумевает наличие программы комплексного и последовательного освоения региона, включая проработку инвестиционной составляющей.

Развитие Арктики в рамках классических механизмов рыночной экономики невозможно хотя бы в силу отсутствия в этом пространстве (да и в ряде прилегающих) инфраструктуры для классических инвестиционных проектов.

Которая, с одной стороны, может быть сформирована только при активном участии государства и значительных государственных гарантиях, а с другой, даже возникнув, будет иметь существенные отличия от остального внутрироссийского инвестиционного пространства. Отличия во многом станут порождаться не только чисто экономическими или технологическими аспектами, но и социальными.

Складывающаяся экономическая ситуация потребует разделения процесса освоения региона на этапы с различным экономическим и социальным содержанием. Речь идет о необходимости системы среднесрочного экономического и инвестиционного планирования под программу освоения региона. Арктика является регионом, где могут быть апробированы ключевые подходы и механизмы более глобальной общегосударственной системы экономического и инвестиционного планирования, которые могут быть в дальнейшем масштабированы.

Особенностью ситуации является то, что в Арктике есть возможность осуществлять координацию и планирование в масштабах региона. Отраслевые аспекты, которые в России в целом будут в обозримой перспективе доминировать, в Арктике по определению будут вторичны, хотя их и нельзя игнорировать.

Освоение региона на базе этой модели предусматривает приоритет государственных инвестиций на начальном, инициирующем этапе. Такой подход не представляет операционной проблемы, это макроэкономическая проблема, поскольку в течение относительно длительного времени арктический проект продемонстрирует формальные убытки, которые не обязательно будут компенсироваться притоком частных инвестиций.

При условии понимании проекта развития Арктической зоны России как «большого проекта», по значимости эквивалентного если не «атомному», то «ракетному» (поскольку гражданская составляющая развивается в данном случае параллельно), можно говорить о выходе на формирование первичного инвестиционного пространства через 4–5 лет, а полноценную инвестиционную деятельность в логической и сырьевой сфере — через 8–10.

Эти сроки вполне подходят в качестве индикативных в общероссийском экономическом планировании как рубеж, до которого придется обеспечивать рост экономики преимущественно на базе внутренних источников: оптимизации инвестиционного пространства и закрытия «отложенного спроса» на развитие инфраструктуры. Эта пауза, естественно, связана с перестройкой мировой экономики и экономического пространства вокруг России и с неизбежностью усиления внешнего экономического давления на Россию.

Принципиальные отличия данного инвестиционного пространства могли бы быть определены следующим образом:

Приоритет логистических задач.

Логистический аспект на нынешнем этапе развития арктической политики России будет приоритетным как в геополитическом плане, так и в чисто коммерческом. Именно логистика объективно будет центральной точкой инвестиций в развитии современной Арктики. Ключевая проблема состоит в необходимости переформатирования меридиональных коммуникаций в широтные.

Она не может быть решена вне процесса долгосрочного освоения сырьевых ресурсов Арктики, что невозможно на нынешнем уровне цен на сырье и при нынешнем уровне логистики. Это означает необходимость опережающего развития логистики — преимущественно за счет государственных инвестиций, а не наоборот.

В целом, логистический аспект развития российской Арктики, за исключением отдельных специфических аспектов развития, лежит вне системы коммерческих приоритетов.

Критическим фактором для конфигурации логистического пространства Арктики является обустройство в соответствии с высочайшими технологическими и транспортными нормами Северного морского пути.

Это является задачей высшего управленческого и инвестиционного класса, которая содержит и значимый военно-силовой компонент, делающий неизбежным ограничения на привлечение в проект иностранного капитала. Хотя и не исключающий портфельное инвестирование через специальные облигационные схемы.

Неизбежность сырьевого крена в инвестиционной деятельности как частных инвесторов, так и государства.

Этот крен нельзя принципиально выправить, но он может быть сбалансирован за счет мер инвестиционного обременения, что неизбежно будет снижать инвестиционную привлекательность арктических проектов.

Перераспределение инвестиционных ресурсов за счет административных («политических») решений на развитие хотя бы вспомогательных перерабатывающих и машиностроительных производств и индустрии «региональных промыслов» является неизбежным, вопрос состоит в выработке деликатных и экономически оправданных механизмов такого перераспределения.

Необходимость выработки разумной социальной модели присутствия в регионе.

Ключевая проблема освоения Арктики заключается в необходимости формирования социальной модели для региона, которая бы давала возможность выйти за рамки «вахтовки», но без тяжелых социальных последствий, свойственных освоению Севера в советский период времени, которые Россия до сих пор в полной мере не смогла преодолеть.

Представляется разумным на нынешнем цикле освоения Арктики сделать ставку на осмысленное и мотивационно-прозрачное сочетание долговременной оседлости и «длинной вахтовки» как принципа кадровой политики. С соответствующими выводами с точки зрения формирования системы социально-обеспечивающих механизмов.

«Длинная вахтовка» как принцип освоения за счет социально благополучных слоев населения предполагает устойчивое и социально-комфортное среднесрочное (6–8 лет) или долгосрочное (12–15 лет) проживание людей в районах Крайнего Севера и Арктики на основе долгосрочных и защищенных государственными гарантиями контрактов с целью последующего возвращения в другие районы России в социально-устойчивом состоянии, для чего формируется специальная добровольно-принудительная инвестиционная система, предотвращающая «проедание» работниками денежных средств, помещаемых в надежные и гарантированные государством инвестиционные инструменты.

Под «длинную вахтовку» должен создаваться специальный механизм не только пенсионного, но текущего инвестирования.

«Длинная вахтовка» как принцип социального освоения арктических территорий неотделима от формирования новой инвестиционной культуры у населения, что исключит возможность «проедания» потенциальных инвестиций и исключит «зависания» в регионе в экономически маргинальной ситуации.

Инвестирование в рамках «длинной вахтовки» должно быть нацелено на аккумулирование достаточного капитала для продолжения экономически и/или социально активной деятельности «на материке».

«Длинная вахтовка» является еще и инструментом формирования полноценного частного инвестиционного пространства в России, основанного на инвестициях, имеющих как минимум среднесрочную «глубину».

Эти принципы, апробированные в специфических условиях Арктики, могут быть в дальнейшем тиражированы для других макрорегионов, являющихся объектом комплексного развития, а также для крупных многопрофильных Территорий опережающего развития — даже там, где нет ситуации «вахтовки».

Из этого вытекает и необходимость нового формата банковской деятельности в регионе, при которой приоритеты кредитно-финансовых структур, как во взаимоотношениях государства с населением, являются «заданными».

Но в рамках этих заданных приоритетов используются новейшие технологии банковских коммуникаций и специфические инвестиционные инструменты. Именно применительно к инвестиционным процессам в Арктике могут оказаться востребованы банковские сервисы на основе технологии блокчейн, а в ряде случаев и локального оборота криптовалют.

Необходимость политического и военно-силового хеджирования операционных и инвестиционных рисков, как на межгосударственном уровне, так и на внутригосударственном (противодействие региональному сепаратизму, жесткая декриминализация на всех уровнях и проч.).

Главным неэкономическим риском, хеджирование которого является исключительной задачей государства, становится проблема преступности различных уровней и коррупции государственных служащих.

Необходимость перехода на новый уровень в экономической и организационной проектности. Освоение Арктики требует не просто проектного подхода, но альтернативных систем управления экономическими и инвестиционными процессами, когда чисто экономические критерии не будут решающими, а решения станут приниматься на основании существенно более сложных механизмов.

При этом будет существовать потребность в ограничении избыточной милитаризации Арктики, которая лишит регион инвестиционной привлекательности в долгосрочной перспективе.

Мы столкнемся с необходимостью действовать в формате комплексной политико-экономической проектности, когда ряд параметров будет оставаться непросчитываемым с точки зрения формальной экономической логики.

Относительно более низкая значимость развития сервисного сектора экономики по сравнению с реальным сектором для обеспечения высоких темпов экономического роста.

Развитие сервисного сегмента арктической экономики всегда будет отставать от развития реального сектора, а главное — оно должно полностью соответствовать тем социальным приоритетам, которые для развития региона обозначены на текущий момент, и ни при какой ситуации не быть инструментом выкачивания средств из региона в форме персонального иди институционального проедания инвестиционных ресурсов.

Открытость к инвестированию ресурсов любого типа и происхождения в едином формате и на единых условиях.

Эксклюзивные соглашения — в особенности с иностранными инвесторами (формально или фактически иностранными) — дают краткосрочные выгоды, однако в среднесрочной перспективе создают слабокупируемые риски.

Требуется обеспечить более прозрачные и эффективные государственные гарантии не только для прямых частных инвестиций в развитие, но и портфельных.

В рамках политики по возвращению в Россию «беглого капитала» стоит подумать над выпуском специальных «арктических» облигаций, то есть фактически обезличенных ценных бумаг, которые локализованы только по региону инвестирования, но гарантируют владельцам доход выше, чем соответствующие портфельные ценные бумаги стран ЕС и США.

Инвестиции в развитие арктических проектов представляются почти идеальным инструментом для апробации подобных «векторных» портфельных анонимизированных инвестиций.

Экономическая и организационная сторона российского арктического проекта, который уже некоторое время осуществляется, хотя и на основе прежде всего политических, а не экономических решений, является серьезным вызовом для всей системы экономического управления в России.

В первую очередь, потому что будет «перпендикулярен» большинству тех экономико-идеологических установок, которые господствовали в российской власти в последние годы.

Арктика является хорошим полигоном для формирования экономической системы, которая будет иметь в качестве приоритета не только достижение неких формальных показателей, а реальное и комплексное социально-экономическое развитие и развитие государственности.

Эта система должна быть основана на принципах частно-государственного партнерства, но в существенно обновленном по сравнению с первой половиной 2010-х годов понимании и с развитыми антикоррупционными процедурами.

Последнее будет иметь серьезный положительный эффект для всех государственных инвестиционных программ и программ соинвестирования, которые при большинстве разумных сценариев развития российской экономики станут ключевыми драйверами экономического роста в условиях усложнения внешнеэкономической конъюнктуры.

Главный же вывод состоит в следующем.

Перед Россией всерьез встает необходимость особой системы управления экономическим развитием Арктического региона, которая бы давала возможность не только осуществлять интеграцию различных коммерческих и военно-силовых проектов в единую смысловую линию на основе единых стандартов, но и относительно быстро и гибко изменять приоритетные вектора инвестиционной деятельности и приложения организационных ресурсов.

Это требует совершенно нового сочетания как кадровой политики, так и системных решений. Однако эффективный ответ на эти вызовы не только даст выигрыш в текущей политике, но и обеспечит системное развитие страны на основе новых управленческих и экономических решений на годы вперед.

В этом смысле развитие Арктики — не только чисто экономический драйвер, но и стимул к системным изменениям в системе государственного управления.

Сегодня в СМИ

Сергей Удалов


Самое обсуждаемое



Свежие комментарии



Ранее на эту тему

Информационная повестка в России становится все более однообразной и сосредотачивается на внешней политике.
Пришла пора твёрдо уяснить: нам, русским, есть чем гордиться. У нас не только великое прошлое, но и достойное настоящее, а также не м […]
США – России: Пустите нас к себе в подбрюшье В середине апреля российское агентство РИА Новости распространило сообщение о заявл […]
Усиление давления на Тегеран со стороны Вашингтона может на годы заблокировать российским нефтяным концернам доступ к дешёвой нефти […]