Двойное эхо войны. История одной семьи


Интернет-ополчение, 14.05.2016 10:01   –   ipolk.ru


28 февраля 1941 года, в г.Горловка родилась девочка. Назвали Верой. Не дюже богатой, и не бедной, была семья. Обыкновенная семья, каких было много. Отец Благов Алексей души в дочке не чаял.

Не долго длилась семейная идиллия. Настало время Великой Войны.

Точно не знаю, призвали Алексея, или добровольцем пошел. Но с июня стала его жена Ефросинья солдаткой.

То ли до прихода немцев, то ли после прихода наших, получила Ефросинья Благова (в девичестве Крейтор) уведомление, о том, что ее муж числится без вести пропавшим. (Думаю, что еще в 41-ом, до оставления Горловки советскими войсками). Куда податься матери с младенцем? Тем более немцы у дверей. Бежать? А куда? Ушла к родне. В село Добра Сталинской (Донецкой ныне) области. Там и увидели немцев вживую. Там и росла девочка Вера.

Настал 1943 год, и по осени освободили Горловку от захватчиков. Ефросинья пошла в город на дом посмотреть, а дома-то и нет. То ли наша, то ли немецкая бомба приголубила. Вернулась к родне. Матери и брату. Пошли времена освобожденные, но не менее тяжелые. Есть было нечего, и сеять тоже было нечего. Взял брат Ефросиньи свою семью и мать, да и поехал (а может быть и пошел пешочком) в Грузию. Там, мол, и поесть чего можно найти, и плотнику всегда дело найдется. Звал с собой и сестру Ефросинью. Но сестра не пошла за братом. Мол, придет муж с войны (без вести пропавший, еще не погибший), а я ему ждать обещала. Никуда не поеду. Мыкалась Ефросинья с дочкой аж до 25 ноября 1945 года. Все ждала мужа. Ко всем понаприехали (кто не погиб), а её — нет. А братец всё в Грузию звал. Не густо, мол, тут, но и не пусто. Все зелени больше. Не выдержала Ефросинья. Накопилось. И усталость от прошлых тяжелых годин, и зима на носу, а своего угла нет. Подхватила свой немудреный скарб в одну руку, дочку в другую руку и пошла. Пешком. 600 км! В зиму! Как потом рассказывала дочка (Вера), какая-то женщина, предложила ей: Хоть дочку-то пожалей, замерзнешь ведь где-нибудь в пути, и дочку погубишь. А Ефросинья упорная была, отвечала: Там, где я помру, там и дочка будет.

Выдюжила. (Тогда здоровья-то больше было в людях). Дошла. И доехала до города Кутаиси, где брат ее обосновался.

Брат поначалу принял сестру к себе. Помог с устройством на работу. Дочка Вера влилась в многочисленный детский коллектив. Так и пошла жизнь. Нелегкая, но надежная. С помощью брата поставила барак на полторы комнаты. Всё свои стены. Да и не слишком холодно зимой в Грузии.

А дочка Вера росла, играла, и только одно омрачало ее детство — папки у нее не было. У всех вокруг были. У кого инвалид, у кого целый, а у нее никакого. Копила копеечки, и однажды, когда Ефросинья в выходной собралась на рынок, принесла ей в ладошках горку желтяков: Мам, купи мне папку. Пусть будет даже одноногий, я согласна. Разрыдалась Ефросинья. «Сыл» больше моих нет. (Любила и в старости так восклицать). Не пошла в тот день на рынок. Весь день ревела в подушку.

Жил неподалеку парень. Молдаванин. Шарбан Коля. В войну попавший в плен и освобожденный из лагеря советскими войсками. Выслали его в Грузию (от фронта подальше), да и немного в нем здоровья-то и оставалось, опосля концлагеря-то. Предложил он Ефросинье жить вместе. Детей, мол, у него уже не будет (аукнулся лагерь), а Веру, как собственную воспитаю. Работал Коля штукатуром. Потом в бригаду асфальтоукладчиков повезло устроиться. В дождливую погоду, Веру на закорках в школу носил, чтоб ноги не замочила. Любил и лелеял приемную дочку до невозможности. И приемная дочка отвечала тем же. Так и выросла девочка Вера во взрослую девушку. Красивую, грамотную, начитанную. И не устававшую искать родного отца. То из того архива отрицательный ответ получит, то из этого. Все же на бумажках было тогда, и далеко не все было в идеальном порядке. Выросла Вера, да и замуж вышла. За грузина. «Високи такои, маладои и красиви» (из к.ф. «Отец солдата»). Родились два мальчика. Так и жила бы, как и все, уже женщина Вера, да на счастье услыхала еще об одной возможности установить судьбу кровного отца. Написала, и случилось то, чего ждала столько лет! Оказывается, отец ее жив, здоров и живет и работает в Горловке!

Все это происходило уже в 1977 году. Никому дома не сказала. Втихую написала письмо в Горловку. Вдруг, мол, отцу я и не нужна уже вовсе.

Через малое время в квартиру позвонил молодой парень, высокий, статный, красивый. Двери ему открыл муж Веры, Амиран. Молодой человек поинтересовался (держа конверт в руке): — Здесь ли живет Вера Благова? — Да, здэс — ответил ему Амиран, — и пригласил гостя зайти. Поскольку Вера была еще на работе, Амиран сам накрыл на стол и пригласил гостя. Сели, выпили. Ну и сказал гость, что он брат Веры. Как?!!! У нее нету же ни братьев, ни сестер. На что молодой человек пояснил, что раньше не было. А теперь есть, и целых три брата.

Отступление:

Многим может показаться непонятным, почему, будучи живым, отец Веры, Алексей Благов, не разыскал семью. Ларчик просто открывается. Из Горловки Ефросинья ушла 25 ноября 1945 года, пришла в Грузию в феврале-марте (точно не знаю), и два!!! года жила у брата без регистрации и прописки. Алексей Благов вернулся в Горловку 15 декабря 1945 года. И искал свою семью ДВА!!! года. Написал кучу запросов во ВСЕ республики. И отовсюду получал отрицательный ответ.

Ещё могут спросить, почему не писал с фронта. Писал. Но письма не доходили, поскольку «адресат выбыл» и был в селе Добра. А на месте адреса воронка. И никто не мог сказать толком, куда его жена и ребенок делись.

Что ему оставалось делать. Погоревал, но со временем притупилась боль утраты, а тут и девица-красна по нему сохла. Женился на ней. Родились у Алексея три парня: Александр, Евгений, и Юрий. А в память о дочке Алексей воспитал девочек, оставшихся без родителей. Шестеро их было, как мне помнится.

Продолжение:

Так вот. Сидят Амиран с шурином Александром, пьют коньяк «Варцихе», приходит домой Вера, глянула, что гость в доме, поздоровалась, и на кухню. Добавить к столу надо же ведь, а то эти мужики… ой всё.

Амиран погодил чуток, потом позвал и спросил: Тебе этот человек знаком?

Вера сначала удивилась, потом присмотрелась, и упала в обморок. Признала черты отца, которые помнила со старых фотографий. Были и слезы, и море радости.

На зимние каникулы (чтоб с детьми) поехали в Горловку всей семьей. На вокзале в Донецке Веру с семьей встречала целая толпа народа. Отец, братья и… шестеро воспитанниц со своими семьями. В нанятый автобус еле все уместились. Многого может и не вспомню, но счастливое лицо Алексея навсегда впечаталось в память. Это был мой дед — Благов Алексей Сафронович.

Из-за множественных ранений (осколки в легких) не мог переносить долгую дорогу. Дядя Александр, специально купил одиннадцатые Жигули, чтобы привезти его повидать свою Фросю.

Летом 1978 года это произошло.

Николай Шарбан к тому времени был парализован (из-за инсульта) и лежал уже шестой год. Встреча двух фронтовиков стоила того, чтобы ее видеть. Чисто по-мужски дед Алексей поблагодарил деда Колю за то, что он помог. Помог его жене и его дочке. Посидели, погоревали, выпили (ну куда ж без того) за всё. И за прошлое, и за настоящее, и за будущее. То есть за меня с братом.

Погостил в благословенной Грузии дед и уехал. Все-таки привык и прикипел уже к Горловке. И никто никого не уговаривал. Все были взрослыми людьми.

В 1978 году осенью умер Николай Шарбан. Пусть земля ему будет пухом. Достойный человек, достойный отец (хоть и не кровный, но родной до боли), достойный дед. Сына назвал в его честь. Бо любил деда дюже.

В 1983-м году по весне Благов Алексей Сафронович умер.

Великая Отечественная война: Двойное эхо войны. История одной семьи

P.S. После развала Советского Союза семья потеряла связь в ставших независимыми Грузии и Украине. Автором этой статьи, внуком Благова Алексея Сафроновича, проводится уже третья безуспешная волна поисков своей родни в Горловке.

Уважаемые ополченцы! Прошу помощи! Если у кого-то есть контакты в Горловке, люди, которые могут оказать содействие в розыске, прошу отвечать в комментариях или в ЛС.

Известна точная дата рождения старшего из братьев, Александра Алексеевича Благова, есть пара предполагаемых адресов, нуждающихся в проверке.

Мы должны помочь семье воссоединиться! И этим реальным делом победить ещё раз войну и катастрофу развала СССР.

Let’s block ads! (Why?)

Сегодня в СМИ





Свежие комментарии