США, испытывая терпение Путина, нарываются на жесткий ответ


Интернет-ополчение, 7 сент. 2018   –   ipolk.ru



<!– /Fontsize plugin –>

<!– &#1042;&#1089;&#1090;&#1072;&#1074;&#1083;&#1077;&#1085;&#1086; &#1072;&#1074;&#1090;&#1086;&#1084;&#1072;&#1090;&#1080;&#1095;&#1077;&#1089;&#1082;&#1080; &#1080;&#1079; &#1087;&#1088;&#1077;&#1074;&#1100;&#1102;, &#1090;&#1072;&#1082; &#1082;&#1072;&#1082; &#1085;&#1077;&#1090; &#1082;&#1072;&#1088;&#1090;&#1080;&#1085;&#1082;&#1080; &#1074; &#1090;&#1077;&#1082;&#1089;&#1090;&#1077; –> <p> <img src=”http://ipolk.ru/uploads/topics/preview/00/03/60/98/17da654733.jpg”> </p>

Прежде, чем я приступлю к разбору некоторых из вопросов, которые Пол Крэг Робертс поднял в своей статье, адресуя их мне и Андрею Раевскому (aka Saker), я хочу выразить свое глубокое восхищение Полом Робертсом и его смелой гражданской позицией, а также его подлинным, не показным, американским патриотизмом.<p>В чем у нас могут быть расхождения, так это в признании того, что бесконечно терпеть унижения, оскорбления и провокации значит поощрять рост их числа и силы до тех пор, пока единственной альтернативой не будет сдаться или вести войну.</p><p>Именно здесь я и Пол Крэг Робертс коренным образом расходимся по вопросу о российской стратегии. Да, я согласен с д-ром Робертсом, что, цитируя Ульяма Фулбрайта, «слова являются поступками, а стиль — сущностью постольку, поскольку они влияют на разум и поведение людей». Но, хотя оскорбления, унижения и провокации неприятны и в некоторых случаях действительно влияют на разум и поведение некоторых людей, с сегодняшней Россией дела обстоят иначе.</p><p>У русского классика-баснописца Ивана Андреевича Крылова, среди многих выдающихся басен, есть одна, которая совершенно точно описывает текущую геополитическую реальность. Она называется «Кот и Повар» в которой повар, отправившись в кабак, оставляет кота Ваську охранять еду от мышей. Завершающие строчки басни сжато суммируют ситуацию:</p><p>А я бы повару иному</p><p>Велел на стенке зарубить:</p><p>Чтоб там речей не тратить по-пустому,</p><p>Где нужно власть употребить.</p><p>В этом суть — Соединенные Штаты не в состоянии применить эту власть против России, не будучи при этом уничтожены сами. В то же время Россия, как и пресловутый кот Васька, продолжает есть на фоне громкой говорильни и ничего более. Эта реальность в очень беспомощной манере, наконец-то прояснилась для многих в Вашингтоне. Как отмечает Грэм Элисон: «Какой бы демонической, какой бы деструктивной, какой бы хитрой, коварной и лживой, какой бы заслуживающей того, чтобы ее задушить, ни была Россия, жестокий факт заключается в том, что мы не можем убить этого ублюдка, не совершив самоубийства».</p><p>Для 2017 года это уже некоторый прогресс, когда «уважаемые и почитаемые» члены американского геополитического «научного сообщества» начинают осознавать, по крайней мере, какие-то пределы их, вообще-то, сильно преувеличенного, могущества. Это и ЕСТЬ прогресс, если мы вспомним то, где мир находился даже в 2013 году. Несмотря на то, что она подмела пол глобалистскими грузинскими марионетками в 2008 году, Россию все еще не воспринимали всерьез в глобалистской клике Вашингтона. Еще в 2014 году всякого рода военные «эксперты» США расписывали кучу сценариев, при которых победоносные вооруженные силы США и НАТО крошат в обычной войне российскую армию на Украине. Это было самолечением на фоне молниеносной операции России в Крыму, которая не допустила превращения Крыма в базу НАТО. Российский контрудар застал всех врасплох. То, что было достигнуто тогда, вряд ли можно описать как подставление другой щеки. Если это и было чем-то, так это массированным ударом по существовавшему мировому порядку, когда Россия бросила перчатку. Так отстаивается честь — действиями, а не мелочным обзыванием. За этим последовали массовые поражения на Донбассе «обученных и подготовленных» Соединенными Штатами украинских вооруженных сил.</p><p>Сегодня мы живем в мире, который не узнать. И никто в США, если только он не пишет для таблоидов и перестал заботиться о своей репутации, не описывает сценарии поражения России. Мир находится не просто в состоянии, переходном к многополярности — мы уже живем в многополярной реальности, — но мы переходим к такому миру, где Соединенные Штаты, практически, скованы в их попытках проецировать силу на Евразию. Мы переходим к такому миру, где их действия сведены к обзываниям, оскорблениям, провокациям — потому, что они не могут сделать больше ничего. Люди как-то игнорируют этот факт драматического, невероятно быстрого в исторических масштабах, упадка американского могущества. Американское процветание и влияние после Второй мировой войны покоились, главным образом на мифе и блефе об американском военном могуществе, которое должно было заставить всех ходить на цырлах и трепетать от ужаса перед лицом «наказания» за прегрешения. Россия ответила на этот блеф.</p><p>Сегодня действия Америки во все большей степени представляют собой выраженные симптомы находящейся в состоянии упадка державы, которая не может признать реальность, не сойдя с ума. И она сходит с ума — как во внутренней, так и во внешней политике. Единственной силой, которая способна удержать эту, во все возрастающей степени иррациональную и опасную, державу от того, чтобы совершить самоубийство и прихватить с собой всех остальных, является угроза массированного военного поражения. У России есть сила, чтобы сделать это, и пока это срабатывает. Но у меня самого есть вопрос: в психбольнице обижаются ли санитары, когда применяя силу к буйно помешанному пациенту и привязывая его к кровати, слышат со стороны этого пациента оскорбления и встречают сопротивление? Точно так же санитары не защищают свою честь, сдерживая такого пациента. Не может быть никаких взаимоотношений, включающих честь, когда это взаимоотношения между санитарами и буйно помешанным умалишенным пациентом. Америка недоговороспособная сторона. Она была и остается таковой с начала 1990-х. Таким образом, с американской стороны не может быть никаких взаимоотношений, включающих честь, в российско-американских отношениях.</p><p>Тогда, спрашиваю я, справедливо ли оценивать эту ситуацию, сравнивая два состояния мира — в 2014-м и в 2018-м? Ответ: это не только справедливо; только так и можно поступать. Сегодня все еще верно изречение Клаузевица: «Справедливо судить о событии по его исходу, ибо это самый здравый критерий». При всех американских провокациях, оскорблениях, унижениях и, якобы, подставлением Россией другой щеки, ДОЛЖНО задать вопрос: Россия побеждает? Как только посмотришь на картину в целом — ответом будет недвусмысленное «да». Это проявляется во многих вещах от экономики до военных дел и геополитики.</p><p>Ни Наполеон, ни Гитлер не имели дела с проблемами ядерного сдерживания. Не жили они и в мире моментального распространения информации. Судя по истерической реакции тех же самых неоконов и военных «экспертов» — будь то в 2015-м на события в Сирии или на речь Путина перед Федеральным Собранием 1 марта 2018-го — послание было услышано. Истерия — первый признак слабости. Эти неоконы могут быть иррациональны, по крайней мере, некоторые из них, но даже эти понимают, что за все придется платить. И имеются причины полагать, что присутствует понимание жестких ограничений могущества Америки. В конце концов, Наполеон и Гитлер вторглись в Россию после того, как они поставили на колени Европу. Репутация и Grande Armee, и Wehrmacht’а была в высшей степени заслуженной. Соединенные Штаты с 1950-го не могут победить ни в одной войне против никудышных противников, если не принимать во внимание стрельбу по тарелочкам во время столкновения с намного уступавшей им армией Садама (Хусейна — С.Д.).</p><p>И вот мое заключение. Будучи бывшим военным, я полностью признаю тот факт, что я просто автор письменных работ, который как любой другой «аналитик» не имеет доступа к ежедневным совершенно секретным брифингам Владимира Путина, Генерального штаба и российской разведки. Патриотизм, или даже остаточный профессионализм, не являются заменой полной информированности о ситуации, которая формируется у Верховного Главнокомандующего тысячами и тысячами людей, который даже жизнями рискуют, чтобы предоставить ключевую информацию лишь бы можно было принять одно единственно правильное решение с целью не допустить уничтожения мира. Россия знает, где сегодня находятся США и, оглядываясь назад, по крайней мере, на 5 лет всемирной истории, я вижу Россию в качестве пресловутого кота доедающего курчёнка. (А Васька слушает, да ест!) А в то же самое время те, кто должны бы применить силу, не могут сделать этого; только громко говорят и не носят никакой палки. Этот курчёнок — Pax Americana. Россия продолжит делать то, что она делает, потому что это работает и потому что она знает, как вести войны. Она знает, как защищаться. И еще потому, что мы все сегодня живем в другом мире — в таком, каким его видит Россия, а не США. В этом случае оскорбления и даже пуск еще одного бесполезного залпа «Томагавками» в Сирии или «подготовка и обучение» украинских марионеток для военных провокаций являются пределом для Соединенных Штатов. И ничего благородного в этом нет.</p><p>Публикуется с разрешения издателя.</p><p>Автор (ANDREI MARTYANOV) — эксперт по российским, военным и военно-морским вопросам. Родился в Баку в 1963 году, в середине 1990-х годов переехал в США.</p><p>Пол Робертс: Что должен делать Путин?</p><p>Андрей Мартьянов ответил на мои вопросы).</p><p>Я согласен со всем, что говорит Мартьянов. Но считаю, что мой вопрос остался без ответа.</p><p>Я понимаю политику Путина. Я согласен с Мартьяновым, что это единственная политическая линия, которая имеет смысл. Я также согласен с Мартьяновым в том, что соотношение сил драматически изменилось в пользу России. Но, используя другую фразу, я обеспокоен тем, что может произойти в то время, пока «чашку подносят к губам». Я думаю, что что-то необходимо сделать, чтобы остановить провокации Вашингтона прежде, чем они станут настолько экстремальными, что обстоятельства выйдут из-под контроля.</p><p>С исторической точки зрения, провокации действительно имеют тенденцию чаще выходить из-под контроля, чем не выходить.</p><p>Возможно, изобличив ее заранее, Россия предотвратила химическую атаку «под чужим флагом», которую разрабатывал Вашингтон для того, чтобы сорвать уничтожение Сирией последнего оплота прокси-армии Вашингтона в Сирии. То, что Вашингтон действительно мог бы использовать проведенный явно «под чужим флагом» химический инцидент во второй раз наперекор России, не указывает на то, что Вашингтон понимает, что его могущество не то, каким оно было. Я согласен с Мартьяновым, что Вашингтон должен бы понимать это, но не уверен, что Вашингтон это понимает.</p><p>На самом деле, великолепная книга самого Мартьянова, которую я недавно рецензировал, объясняет те необычайные мифы, в которых живет Вашингтон. Я сомневаюсь в том, что, — как кажется, думает Мартьянов, — в период между 2014-м и 2018-м Вашингтон выбрался из Матрицы, самим же Вашингтоном и сотворенной. Страны, которые столь поглощенные самими собой настолько, насколько поглощена собой Америка, не трезвеют за четыре года, не потерпев раскрывающего глаза военного поражения или такого экономического коллапса, от которого не существует излечения. В самом деле, Мартьянов начинает свою великолепную книгу анализом американского высокомерия и надменности Алексисом де Токвиллем, проведенным в 1837 году. Высокомерие — это определение американского существования.</p><p>Или задумайтесь над таким примером: открытая рана Новороссии гноится. А Вашингтон наводняет Украину оружием. Я думаю, что Путин оставил эту рану открытой потому, что он не хотел дать возможность пропагандистской машине Вашингтона разжечь страхи Европы перед еще большими «аннексиями» поверх того, что называется «аннексией» Крыма. Это решение, соответствует объяснению Мартьянова, но оно же открыло и новые возможности для неоконсерваторов, которые, как правильно понимает Мартьянов, имеют тенденцию к тому, чтобы быть нереалистичными.</p><p>Я не думаю, что Вашингтон уже утратил свое высокомерие и свою надменность. Моя ссылка на Наполеона и Гитлера имела целью лишь продемонстрировать примеры того, какие необычайные ошибки могут совершать люди, затерявшиеся в своем высокомерии и надменности. Простые люди, возможно, не осознают тех ограничений для американского могущества, которые описывает Мартьянов. Что они слышат со стороны США в адрес России, так это воинственные обвинения и угрозы, а также выставление их собственного президента в качестве предателя, которого необходимо подвергнуть импичменту потому, что он хочет мира с Россией, и потому, что он участвовал в заговоре с Путиным против Америки. Поскольку их собственное восприятие находится под влиянием вашингтонской пропаганды, то население США и Европы не может служить в качестве ограничителя воинственности их правительств по отношению к России. Когда в британской прессе мы читаем, что импотентное в военном отношении Соединенное Королевство (СК) готовится к войне с Россией, то где осознание реального соотношения сил? В этом нет никакого смысла, и это отсутствие смысла — предмет большой озабоченности.</p><p>Мне кажется, что какой-то решительный ответ со стороны России, который подал бы четкий сигнал о явном поражении Вашингтона, принес бы населению западных стран понимание того, что их правительства подвергают риску жизни всех их, провоцируя такие инциденты, в которых Вашингтон победить не сможет. Абсолютно абсурдна идея о том, что хоть каким-то фактором натовского сдерживания военной мощи России служат импотентные в военном отношении европейские страны, которые не в состоянии не дать себя одолеть беженцам, нахлынувшим из-за войн, которые Вашингтон на Ближнем Востоке и в Северной Африке ведет в интересах Израиля.</p><p>Существует много такого, что Путин мог бы сделать, не решая легкой задачи по потоплению военного корабля США, каждый из которых совершенно беззащитен от российских гиперзвуковых ракет. ВМС США готовятся нанести удар по Сирии. Сирия — российский союзник, на которого Путин потратил российские жизни, деньги и престиж, помогая очистить Сирию от «повстанцев», посланных Вашингтоном для свержения сирийской власти с целью установления хаоса на месте организованной страны. Путин мог бы оснастить Сирию системами ПВО С-300 и/или С-400. Россия (и Китай) могли бы вступить с Сирией и Ираном в союз, который бы предполагал или подразумевал — без провозглашения этого — положения о взаимной обороне. Это привнесло бы элемент осторожности, который у Запада отсутствует. Чем больше осторожности будет у Запада, тем меньшим будет риск войны. Но если Россия стоит в стороне или принимает удары по Сирии и Новороссии, то Россия, таким образом, говорит Вашингтону, что для осторожности с его стороны нет никакой нужды.</p><p>Моя озабоченность состоит в том, что имеется множество путей, следуя которым можно оказаться в войне. Провокации, остающиеся без ответа, и открытые раны, которые не лечат, — это те два пути, по которым можно попасть именно в войну. Все, что я предлагаю, так это, чтобы эти возможности были рассмотрены. Если результатом провокаций станет нежелаемое противостояние, то ошибка при обращении с ядерным оружием станет последней ошибкой человеческой расы.</p><p>То, что, о чем и как я думаю, выступает против оптимизма Мартьянова. В глазах многих маргинализированы именно он, Андрей Раевский, Стивен Коэн (ведущий американский эксперт по России — С.Д.), Пэт Бьюкенен и я, а не те сумасшедшие, которые ответственны за опасные и безответственные провокации против самой боеспособной и оснащенной лучшим ядерным оружием в мире державы — России. Совет национальной безопасности США, службу внутренней безопасности, службу Национальной разведки, ЦРУ, госдепартамент США, Пентагон, американские СМИ и Демократическую партию США контролируют безумцы. Республиканского сенатора Джона Маккейна превращают в героя за его ненависть к России и поддержку войны. Национальный фонд за демократию, частные фонды, Совет по международным отношениям, Национальное общественное радио, CNN, MSNBC, New York Times, Washington Post — вся денежная и громкоговорящая Америка организована ради демонизации России и любого американца, у которого возникнет хоть вопрос по поводу этой демонизации. Кто и когда мог бы себе представить, что один из кандидатов в президенты Соединенных Штатов — Хиллари Клинтон — объявит «новым Гитлером» избранного президента России? Обвинения Хиллари разрушили все известные дипломатические протоколы, но она, тем не менее, не понесла никакой ответственности.</p><p>А теперь зададимся вопросом — что контролируется Мартьяновым, Раевским, профессором Коэном, Пэтом Бьюкененом и мною? Возможно, сил нам придает правда, но она не имеет широкого признания, и мало кто ее слышит. Важно то, что стратегия Путина полагается на признание правды и доброй воли. Но на Западе ни у того, ни у другого нет блестящих перспектив. На самом деле, власти США и те группы интересов, которые их контролируют, игнорируют любые факты и всю правду.</p><p>Нам также нужно подумать о том, что на протяжении столетий германские и иные племена постоянно нападали на римские легионы. При этом у германцев не было ни малейших перспектив и длительное время им не сопутствовал успех в том, чтобы нанести поражение римлянам. Человеческие существа делают безумные вещи, и нет более безумных человеческих существ, чем американские неоконсерваторы. Именно эти безумные человеческие существа контролируют власть в США, внешнюю политику страны, ее военную политику, ее СМИ и ее организации — такие, как Национальный фонд за демократию, — которые используются в качестве инструментов для дестабилизации стран, выбранных в качестве целей.</p><p>Каким бы ни было соотношение сил, российские власти настолько беспечны, что позволяют финансируемым Вашингтоном неправительственным организациям внутри России проводить свои операции против российских же властей. Они позволяют финансируемым Вашингтоном газетам внутри России демонизировать Путина и российские власти. Они позволяют российским олигархам и российским компаниям хранить свои деньги за рубежом, где они могут быть конфискованы, что породит у владельцев богатств враждебное отношение к российской власти. Российские власти продолжают описывать своего врага, который гораздо более опасен, чем Гитлер в зените своего могущества, как «наши партнеры». Представьте себе эффект от изменения сознания, если бы Путин и/или Лавров применили бы слова «наши враги».</p><p>Мартьянов прав — за Россией преимущество в соотношении сил. Но она не знает, что с этим делать. Российская власть позволяет нападки на себя со стороны державы, стоящей ниже ее. Вот в чем опасность.</p><p>Автор: Пол Крэг Робертс (Paul Craig Roberts), доктор экономических наук, бывший заместитель министра финансов США по экономической политике в администрации Рональда Рейгана. Работал редактором и обозревателем газеты «Уолл-стрит-джорнел», журнала «Businessweek» и информационного агентства «Scripps Howard News Service». В своё время был автором постоянной колонки в газете «The Washington Times». Автор многочисленных книг, посвященных крупнейшим проблемам современности.<br><a href=”http://svpressa.ru/politic/article/210069/”>источник</a>

<!– Fontsize plugin –>

<!– /Fontsize plugin –>

Сегодня в СМИ

Сергей Удалов


Самое обсуждаемое



Свежие комментарии



Ранее на эту тему

Последние внешне, и особенно, внутри политические события, вызывают у огромной массы людей непонимание, тревогу и озабочен […]
Последние внешне, и особенно, внутри политические события, вызывают у огромной массы людей непонимание, тревогу и озабоченность.
Новые санкции в отношении России — это объявление ей войны до победного конца.У России-2018 и СССР-1940 много общего.
Никто так не раскрывает «братсконародность», как война. Особенно война с Россией. Лимитрофы наперегонки спешат в ней поучаствовать.