Helsingin Sanomat (Финляндия): сто лет назад финны провели в Петербурге серию терактов


Интернет-ополчение, 15.05.2019 06:54   –   ipolk.ru


<!– /Fontsize plugin –>

<img src=”http://ipolk.ru/uploads/images/01/03/41/2019/05/14/e5b3b60d0f.jpg” alt=”Инфоснаряды и сведения: Helsingin Sanomat (Финляндия): сто лет назад финны провели в Петербурге серию терактов”><h4>Helsingin Sanomat (Финляндия): сто лет назад финны провели в Петербурге серию терактов с целью уничтожить весь город</h4><br><u>Об этом в Финляндии почти не говорят</u><p>Ранним утром 30 марта 1919 года жители Петрограда проснулись от оглушительных взрывов. На Главной водопроводной станции Петрограда и на Петроградской водопроводной станции взорвалось несколько бомб.</p><p>Пожарная команда и солдаты охраны начали расследование. В одном из помещений Петроградской водопроводной станции был обнаружен металлический ящик. Когда командир Красной гвардии начал изучать подозрительную находку, она взорвалась.</p><p>«Выпала ли бомба из рук командира или же взорвалась сама по себе — неизвестно. Взрыв был сильным». Так кровавое покушение описывалось в газете «Вапаус» (Wapaus, «Свобода»), принадлежавшей финским красным, перебежавшим в Петроград.</p><p>В ту мартовскую ночь и утро в городе была проведена целая серия терактов и поджогов.</p><p><strong>Что же произошло на самом деле?</strong></p><p>Похоже, этого никто не знал. Однако большевистское руководство Петрограда и тайная полиция ЧК угрожали причастным к терактам смертной казнью. К величайшему позору большевиков, враг смог пробраться в святыню молодого социалистического государства, который всего полтора года назад сообщил миру о радостной вести — Великой Октябрьской социалистической революции.<br>( Свернуть )</p><p>По старой памяти в список подозреваемых были занесены белые русские генералы, социалисты-революционеры, анархисты и секретные агенты западных держав. Однако в этот раз речь шла не о них.</p><p>За серию терактов отвечали финские офицеры разведки Генерального штаба и объединившиеся с ними радикальные правые активисты.</p><p><strong>Члены секретного объединения провели в Петрограде диверсию, которая стала — и до сих пор является — самым масштабным терактом, проведенным финнами.</strong> Речь шла о серии кровавых убийств, варварском теракте. На его фоне три пули Евгения Шаумана, выпущенные в генерал-губернатора Николая Бобрикова, были незначительным кровопролитием.</p><p>Покушение на Бобрикова широко известно в Финляндии. Серия терактов в марте 1919 года, в свою очередь, забыта. Или же все хотят ее забыть.</p><p><strong>Теракты были проведены при помощи финской военной разведки, в связи с чем они долгое время не предавались огласке. Забвению способствовало и то, что теракт, организованный властями, не соответствовал сложившемуся образу финнов. Финн не может так поступить, считали националисты.</strong></p><p>Почему финские бомбы взорвались именно в Петрограде? Ответ связан со «вторым сумасшедшим годом Европы» — 1919 годом. Границы Европы и особенно границы старой Российской империи менялись.</p><p>Взгляды «просвещенного мира» были обращены на Петроград, за будущее которого велась серьезная борьба. Красная диктатура большевиков словно находилась в тисках. Военные силы финнов, западных интервенционистов и белых генералов соперничали друг с другом все активнее.</p><p>В этой лихорадочной обстановке было провозглашено: первый генерал, который сможет попасть в Петроград, станет главой России.</p><p>Первая мировая война и Гражданская война привели к разрухе в городе-миллионнике, стоящем на Неве. Весной 1919 года катастрофа достигла инфернальных размеров: люди гибли как мухи.</p><p><strong>В Петрограде активно работала разведка Генерального штаба Финляндии. В городе были расположены секретные отделения финской разведки, которые следили за тем, чтобы данных для ее деятельности было достаточно.</strong></p><p>Возвращавшиеся из города агенты и беженцы все как один говорили, что Петроград находится в ужасном состоянии. В заледеневшем городе лопались водопроводные трубы, а выгребные ямы были переполнены, и вонь отравляла городской воздух. Эпидемии шли одна за другой, и на улицах встречалось все больше опухших от голода людей.</p><p><strong>Ужасающие рассказы воодушевили радикальных правых финнов. Активисты хотели оказаться на гребне волны мировой истории и мечтали повлиять на будущее Петрограда</strong>. Их объединили события Гражданской войны 1918 года, а также годы, проведенные во время Первой мировой войны в Германской империи. Многие прошли там диверсионную и шпионскую подготовку и уже многие годы жили в подпольном мире, в «конспирации».</p><p>Активисты занимали в недавно получившей независимость белой Финляндии очень сильные позиции. В 1918-1919 годы им удалось превратить разведку Генерального штаба Финляндии в настоящий форт для собственных секретных проектов.</p><p>Активисты относились к России с пренебрежением и считали ее жалким азиатским государством, которому нет места в Европе. Они считали, что пока официальная столица России находится в дельте Невы, «русскость» будет угрожать Похьоле.</p><p><strong>Радикальные силы не только намеревались продлить страдания петроградцев, но и убрать «чумной Петроград» с дороги Великой Финляндии. В безудержных фантазиях «ужасный город чертовых русских» топили в крови или болоте.</strong></p><p>На тайном собрании финских активистов в марте 1919 года было принято решение перейти к активным действиям.</p><p>Участники тайного объединения обосновали необходимость установки бомб тем, что жизнь красного Петрограда висела на волоске. Они хотели создать в городе хаос не для того, чтобы белые русские превратили его в новую столицу белой России, а для того, чтобы они по доброй воле перенесли столицу в Москву или Киев.</p><p>Ээро Хейккелль (Eero Heickell) получил от руководства полную свободу действий. Он не только долгое время был борцом за свободу, но и прошел в Германии подготовку шпиона и диверсанта. В 1918 году он входил в число важнейших сотрудников разведки в Генштабе Финляндии, а в марте 1919 года был руководителем финской разведки в Эстонской освободительной войне.</p><p>Согласно сохранившимся у активиста Тойво Каукоранты (Toivo Kaukoranta) документам, Хейккелль смог получить от канцелярии 100 тысяч марок для добровольной экспедиции в Эстонию, и 15 марта он отправился из Хельсинки в Выборг за оружием.</p><p>Хейккелль связался с Юхо Аалто (Juho Aalto), руководителем подразделения разведки Генерального штаба в поселке Рауту. Через доверенного человека он смог связаться с несколькими ингерманландскими беженцами, которые уже знали, как решать неоднозначные финские вопросы в Петрограде.</p><p>Спустя несколько дней Хейккелль приехал в Рауту, чтобы лично подготовить ингерманландскую группу из 35 человек. К 23 марта все они были готовы выполнять задания, поделены на семь групп и вооружены ручным оружием, бомбами с таймером и бутылками с зажигательной смесью.</p><p>Ингерманландцы также получили фальшивые паспорта, десятки тысяч рублей и четкие инструкции о том, что делать в Петрограде.</p><p><strong>Хейккелль зачел ингерманландцам приказ, приправленный классическими пропагандистскими сравнениями, который должен был подтолкнуть их к беспощадным актам насилия: «Петроград, которым, по мнению русских, вправе владеть только они — жалкая опухоль на теле ингерманландских территорий. Это центр скопления русской грязи, которая в скором времени может подавить будущее Ингерманландии и отравить жизнь ингерманландского народа».</strong></p><p>И хотя поездка в Петроград была очень тяжелой и нервной, группы вместе с вещами все же были тайно доставлены на место на лошадях и поездах.</p><p>Для ведения секретной работы в центре Петрограда была выделена отдельная квартира. Здесь руководители групп, отвечающие за работу в разных районах, проводили собрания, пополняли оружейные запасы и обсуждали различные детали.</p><p><strong>Ингерманландцы пробыли в городе неделю. В это время они давали взятки пособникам, выясняли маршруты и подготавливали места для будущих поджогов.</strong></p><p>Целью был подрыв двух водопроводных станций, электростанции, промышленных зданий и ведомств в ночь с 29 на 30 марта. В городе без воды и света должны были вспыхнуть сотни пожаров. Огонь должен был молниеносно распространиться по городу, и пожарные не смогли бы потушить его без воды. </p><p>Активисты определенно понимали, какой урон принесет уничтожение водоочистительных сооружений в городе с миллионом жителей.</p><p>Операцию готовили очень тщательно, но ее начало напрягло нервы до предела: бомбы — по словам современников, дьявольские машины — не сработали по плану, и диверсия была отложена на два часа.</p><p>Первый взрыв прозвучал в четыре утра на Главной водопроводной станции Петрограда. От взрыва вылетело по меньшей мере 500 окон в районе Литейного проспекта.</p><p>Руководитель предварительного следствия Фишман сообщил в газете «Правда», что диверсия была следствием заложенного в котельной динамита или бомбы. «Мерзавцы», установившие их, «явно были неопытными людьми, которые так и не смогли реализовать свой гнусный план».</p><p>Спустя пару часов последовало продолжение. Теперь бомбы взорвались на Петроградской водопроводной станции на Пеньковой улице.</p><p>Ингерманландские террористы постыдно провалили одно из самых главных заданий: они не смогли обесточить ночной город, поскольку электростанция так и не была взорвана. Специалисты, выбранные специально для этого задания, не смогли найти друг друга на условленном месте встречи и отказались от выполнения плана.</p><p><strong>Члены другой ингерманландской группы не дождались взрыва водопроводной станции и начали поджигать здания раньше, чем планировалось. Пожарные бригады смогли частично потушить огонь. Со временем их работа осложнилась, поскольку появились новые очаги возгорания, а подача воды стала слабее.</strong></p><p>Петроградские газеты написали о серии взрывов несколько заметок, число жертв в которых сильно различалось. Руководство Петрограда хотело приуменьшить и скрыть потери. Финские активисты, в свою очередь, хотели привлечь больше внимания к результатам террористической войны. Они с гордостью писали, что при одном только взрыве Петроградской водопроводной станции погибли или пострадали 50 человек. Вероятно, это были вымышленные данные.</p><p><strong>Группы по установке бомб не понесли потери в Петрограде и вернулись в Рауту. Ингерманландцы разделяли позицию Хейккелля и других финских активистов в отношении того, что уничтожение жизненно важных инфраструктур Петрограда нужно ускорить. Однако собрать в Хельсинки деньги для повторной операции не удалось, и террористическая ячейка в Рауту быстро распалась. Большая часть ингерманландских специалистов по установке бомб отправилась в Эстонию, чтобы присоединиться там к западным ингерманландцам.</strong></p><p>Террористическая деятельность активистов и организация саботажей получили новый импульс в июле 1919 года, когда правительство Ленина было загнано в угол. <u>Политическая элита Финляндии открыто говорила о захвате Петрограда, и часть была готова поддержать диверсионные планы, чтобы достичь главной цели.</u></p><p>В такой многообещающей обстановке глава государства Густав Маннергейм (Gustaf Mannerheim) и белый русский генерал Николай Юденич проводили в Хельсинки переговоры о будущем Петрограда, однако решающий шаг для начала военной операции так и не был сделан.</p><p><strong>Время активистов закончилось.</strong></p><p>Алекси Майнио (Aleksi Mainio)<br><a href=”https://inosmi.ru/social/20190513/245041554.html?fbclid=IwAR1fWDfio395TIfTEQbASRsbGDL0j3-25BnqziBfSEmXWM22Fsfdl00wtnA”>Источник</a>

<!– Fontsize plugin –>

<!– /Fontsize plugin –>

Сегодня в СМИ





Свежие комментарии