Визит Путина в Ингушетию: за кулисами чрезвычайного совещания


Кавполит, 16 сент. 2015   –   kavpolit.com


Что могло побудить президента страны внезапно посетить северокавказскую республику

Фото пресс-службы администрации президента России

Фото пресс-службы администрации президента России

usahlkaro Рамазан Магомедов Автор статьи

Неожиданный визит Владимира Путина в Ингушетию, в ходе которого президент резко высказался по поводу состояния дел в социальной сфере в республике, скорее всего, был спланированной атакой на ее главу Юнус-Бека Евкурова. Негативная картина происходящего в Ингушетии могла быть представлена главе государства с подачи влиятельных персон, имеющих серьезные связи, в том числе в силовых структурах.

На стороне же Евкурова сейчас выступает федеральное министерство по делам Северного Кавказа, которое достаточно высоко оценивает результаты его работы по развитию экономики региона.

Кто копает под главу?

Недавний визит Владимира Путина в сопровождении большей части федерального правительства в Ингушетию по пути в Таджикистан стал неприятной неожиданностью для руководства республики. Иначе как объяснить ситуацию, когда самый влиятельный человек в стране по пути на саммит ОДКБ нежданно-негаданно решает посетить «страну башен и легенд»?

В числе чиновников, отвечающих за Кавказ, в Ингушетию прибыли министр по делам Северного Кавказа Лев Кузнецов и полпред президента в СКФО Сергей Меликов. Вице-премьера Александра Хлопонина, также ответственного за Кавказ, в столь многочисленной делегации не было.

Глава Ингушетии Юнус-Бек Евкуров давно просил президента побывать на каком-либо праздничном мероприятии в республике, чтобы показать ему достижения последних лет, но Путин прибыл без торжественного повода и довольно резко выступил с критикой ситуации в социальной сфере

В свое время глава государства уже совершал внезапную поездку в Ингушетию – в считанные часы после нападения боевиков на Назрань в июне 2004 года. Тот визит тоже произошел без предварительного анонса – как и нынешнее явление Путина в стиле «снег на голову».

Совещание по вопросам социально-экономического развития Ингушетии. Фото пресс-службы президента России

Глава государства крайне редко совершает подобные «экскурсии» в регионы. И зачастую провинившиеся чиновники, в том числе губернаторы, вызываются в Кремль, а не наоборот. Это явно свидетельствует о том, что именно в такой стилистике были заинтересованы недоброжелатели главы Ингушетии.

#Путин прилетел в Ингушетию. Поездку держали в строжайшем секрете. Проведет совещание по развитию республики pic.twitter.com/hBpOSbreuI

— Елена Кривякина (@ElenaKrivyakina) 14 сентября 2015

Представить Владимиру Путину информацию о положении дел в Ингушетии в негативном свете могли выходцы из республики, давно живущие в Москве.

В их числе называют в первую очередь самого богатого российского бизнесмена ингушского происхождения Михаила Гуцериева и еще одного влиятельного предпринимателя – Мусу Келигова, который когда-то претендовал на должность сенатора от Ингушетии.

О том, что они добиваются досрочного смещения Юнус-Бека Евкурова с поста главы Ингушетии, уже довольно давно говорят и в республике, и за ее пределами.

Несговорчивый миллиардер

Основной вопрос, который обычно задают Юнус-Беку Евкурову относительно Михаила Гуцериева, заключается в том, когда же миллиардер наконец начнет инвестировать в Ингушетию. Особенно злободневно он звучит потому, что в соседней Чечне, с руководством которой у Евкурова крайне непростые отношения, Гуцериев давно известен как инвестор и меценат.

«В Чечню в 2004-2006 годах я инвестировал десятки миллионов долларов и ни одну секунду об этом не пожалел. После трагедии, которая произошла в республике, мы обязаны помогать чеченскому народу», – сказал миллиардер в одном из интервью сразу после возвращения из Лондона в 2010 году.

Тогда же предполагалось, что с возвращением в Россию Гуцериев станет инвестировать и в родную Ингушетию (поговаривали даже, что глава республики лично ходатайствовал о прекращении уголовного дела против бизнесмена), но этого не произошло. Поэтому на вопросы, связанные с Гуцериевым, Евкуров предпочитает отвечать максимально уклончиво.

Глава Ингушетии Юнус-Бек Евкуров на совещании по вопросам социально-экономического развития Ингушетии. Фото пресс-службы президента России

«Я пока не тороплю Михаила Сафарбековича в этом вопросе, – сказал глава Ингушетии в интервью Forbes в июле 2013 года. – Он много сделал для республики, и сегодня многие проекты, которые работают, работают благодаря ему. Думаю, он придет. Я понимаю прекрасно его положение и состояние и его не виню ни в чем. Есть причина, которая пока мешает ему вернуться».

На вопрос, что же это за причина, Евкуров ответил: «Секретов нет, просто есть принципы».

Михаил Гуцериев и Юнус-Бек Евкуров. Фото: kommersant.ru

В недавнем интервью «Газете.ру» он вновь уклонился от прямого ответа на вопрос, что же мешает привлечь Михаила Гуцериева к реализации проектов в родной республике.

«Дело не в персоналиях, а в моей личной ответственности, – сказал Евкуров. – Вопрос в том, чтобы власть выполняла свои обязательства перед этими людьми. Один раз что-то не так сделаешь – все, плохо. А тот же Гуцериев за свою доброту и расположение к республике уже расплачивался довольно серьезно. История взаимоотношений накопилась, и мне не хочется лишний раз напоминать тому же Михаилу Сафарбековичу о ней, пока нет достойного повода и железных гарантий».

О неготовности Гуцериева инвестировать в родную республику некогда говорил и первый полпред президента в СКФО Александр Хлопонин, заметив, правда, что это вопрос времени. Однако это время так до сих пор и не наступило, да и сам миллиардер явно не горел желанием вкладываться в Ингушетию.

«Да, этнически я действительно ингуш по национальности, но я не жил в Ингушетии никогда… На сегодня я не принимаю никакого участия ни в политической, ни в экономической жизни Ингушетии», – признался Гуцериев в интервью телеканалу «Дождь» в мае 2013 года.

Владимир Путин и Михаил Гуцериев. Фото: neftegaz.ru

Зато за последние годы он заметно укрепил свое положение на вершине олимпа российского бизнеса. В текущем рейтинге богатейших россиян от журнала Forbes он занимает 38-е место с состоянием 2,4 млрд долларов, его племянник Михаил Шишханов, глава группы БИН, находится на 139-м месте (650 млн долларов), а брат Саит-Салам Гуцериев – на 142-м месте (600 млн долларов).

В рейтинге крупнейших бизнес-семей страны, недавно опубликованном в Forbes, Гуцериевы заняли второе место, их совокупное состояние было оценено в 4,85 млрд долларов.

Несостоявшийся сенатор

Непростые отношения у главы Ингушетии и с еще одним богатым выходцем из республики – Мусой Келиговым, который в 1990-х годах работал в ЛУКОЙЛе, а затем занимал ряд административных постов (вице-губернатора Ненецкого автономного округа, главного инспектора ЮФО по Ингушетии и заместителя полпреда президента в ЮФО).

Именно он еще в феврале 2008 года в интервью газете «Время новостей» назвал Юнус-Бека Евкурова одним из возможных преемников тогдашнего президента Ингушетии Мурата Зязикова. При этом Келигов оговорился, что лучше всех справился бы с ситуацией в республике ее первый руководитель Руслан Аушев (с которым Келигов познакомился еще во время войны в Афганистане).

В марте 2010 года, уже при Евкурове, Муса Келигов был назначен представителем Ингушетии в Совете Федерации. Однако долго на этом посту он не задержался: его кандидатура не прошла рассмотрение в сенате. Основной причиной неудачи называли противодействие экс-президента Ингушетии Мурата Зязикова, с которым у Келигова был давний конфликт.

Замену ему подобрали быстро: сенатором от ингушского парламента стал столичный бизнесмен Ахмед Паланкоев, глава группы компаний «Акрополь». С ним у Юнус-Бека Евкурова сложились конструктивные отношения: именно новый сенатор выступил основным партнером проекта строительства в Ингушетии горнолыжного курорта Армхи, а возглавляемый им фонд «Азан» принял участие в возведении соборной мечети в Магасе.

Владимир Путин на встрече с главным федеральным инспектором по Республике Ингушетия Мусой Келиговым, заместителем полпреда в ЮФО Муратом Зязиковым, председателем Совета муфтиев Северного Кавказа Магомедом Албогачиевым и полномочным представителем Президента в Южном федеральном округе Виктором Казанцевым (слева направо) перед началом совещания по вопросам социально-экономического развития Ингушетии. Москва, Кремль. 2002 г. Фото: kremlin.ru

Что же касается Мусы Келигова, то руку помощи несостоявшемуся сенатору протянул Михаил Гуцериев, который, как утверждалось, предложил ему высокий пост в своей компании «РуссНефть».

После неудачной попытки попасть в Совет Федерации Келигов перешел в лагерь противников Евкурова: уже в 2012 году его называли в числе альтернативных кандидатов на пост главы Ингушетии.

Защитник Евкурова

Интригам своих противников Юнус-Бек Евкуров в последние несколько лет пытается противопоставить ряд достижений в экономике, и здесь у главы Ингушетии нашелся союзник в лице министра по делам Северного Кавказа Льва Кузнецова.

На недавнем совещании в Магасе его выступление во многом опровергало ту мрачную картину положения дел в республике, которую нарисовал Владимир Путин.

В частности, Кузнецов сообщил, что в результате реализации ряда инвестпроектов в Ингушетии уже создано более 2,5 тысячи дополнительных рабочих мест, а динамика промышленного производства и сельского хозяйства остается позитивной.

Министр России по делам Северного Кавказа Лев Кузнецов. Фото пресс-службы президента России

«Именно развитие реального сектора экономики при общих ограничениях федерального бюджета есть один из ответов на то, как и за счет каких источников могли решаться внутри республики социальные вопросы», – подчеркнул министр, комментируя высокий уровень дотационности бюджета Ингушетии (собственные доходы в нем составляют лишь порядка 87%).

Выступление Льва Кузнецова в Магасе во многом опровергло мрачную картину, обрисованную Владимиром Путиным

Говоря о социальной сфере, которая стала главным предметом нареканий Владимира Путина, Лев Кузнецов сообщил, что в Ингушетии в рамках ряда федеральных программ уже построено более 56 объектов, еще 27 находится в стадии реализации.

В рамках продолжения ФЦП «Юг России» министерство планирует составить подпрограмму для Ингушетии до 2025 года и обозначить ключевым приоритетом именно социальную инфраструктуру.

«Республика в последние годы демонстрировала в целом позитивные результаты», – резюмировал Лев Кузнецов. По его мнению, Ингушетия имеет серьезные предпосылки, чтобы развить уже достигнутые успехи. Но для этого доминантой развития должен стать реальный сектор экономики.

0 Распечатать

This entry passed through the Full-Text RSS service - if this is your content and you’re reading it on someone else’s site, please read the FAQ at fivefilters.org/content-only/faq.php#publishers.

Сегодня в СМИ

Главный редактор

Группа




Свежие комментарии