Непрозрачный ислам Петербурга


Кавполит, 1.06.2016 18:44   –   kavpolit.com


Мечетей города катастрофически не хватает для живущих в нем мусульман

Фото: gazeta.ru

Фото: gazeta.ru

usahlkaro Анна Яловкина Автор статьи

В Санкт-Петербурге не так давно прокатилась волна слухов об открытии мусаллей на рынках и овощебазах. Новость оказалась «уткой». Правда, поверить в нее было легко: мест для молитвы для более миллиона мусульман в Северной столице катастрофически не хватает. В предверии священного для последователей ислама месяца Рамадан КАВПОЛИТ решил изучить проблему нехватки молельных помещений в культурной столице страны.

Правительство Санкт-Петербурга обязалось выделить помещение для молельной комнаты в качестве компенсации за отобранную ранее мусаллю в одном из районов города. Недавно известие об этом  переросло в слухи об открытии на рынках Петерубрга чуть ли не десятка небольших молельных помещений, так нужных городу.

Верующие встретили новость воодушевленно. Публикация о неком проекте «Прозрачный ислам» (открытие «молитвенных помещений для осуществления культурно-просветительской деятельности Централизованной религиозной организации “Духовное управление мусульман Санкт-Петербурга и Северо-Западного региона”» в привязке к «местам компактного трудоустройства мигрантов из стран, традиционно исповедующих ислам») перенеслась на ресурсы местных исламских организаций. Как выяснил КАВПОЛИТ, новости оказались «уткой».

Смольный размещает ислам компактно https://t.co/hKQXSEM64P pic.twitter.com/2jkTxwvxZs

— Фонтанка. Новости (@fontankanews) <a href=”https://twitter.com/fontankanews/status/732154156610428929”>16 мая 2016 г.

В Духовном управлении и в Комитете по имущественным отношениям Петербурга ничего не слышали о «Прозрачном исламе», а намерение обязать рынки размещать учреждения для религиозных нужд верующих опровергли.

Более того, по данным источников в правительстве города, местные администрации уже ответили чиновникам, что отдавать помещения мусульманам «нецелесообразно». А значит, большинство городских мусаллей останутся в подполье.

Коврик у метро

В Северной столице России проживают 800 тысяч мусульман (по официальным данным) и 1 млн 200 тысяч с учетом мигрантов. В основном это выходцы из республик Северного Кавказа, Азербайджана и Центральной Азии, а также местные татары. По оценкам организации мусульман «Мекка», из них около 400 тысяч регулярно читают Намаз и ходят молиться в мечеть.

При этом на балансе петербургского духовного управления мусульман две мечети (на семь тысяч и полторы тысячи человек), и две молельни на тысячу человек каждая (хотя если вблизи посмотреть на ту, которая стоит на рынке в центре города, кажется, что более полусотни молящихся туда не войдут).

Двор Соборной Мечети во время пятничного намаза

Председатель исламской общины «Мекка» Ринат Валиев констатировал, что это катастрофически мало. Он подсчитал, что помимо главной Соборной мечети Санкт-Петербурга городу нужно еще как минимум 8-10 крупных мечетей вместимостью по 10 тысяч человек с площадками вокруг храмов для молитвы еще тысяч людей. Ведь если таких мест будет много, они не будут мешать горожанам.

 

В сквере перед мечетью во время намаза

«Даже православные священники на конференциях признают, что религиозных мусульман в Петербурге гораздо больше, чем религиозных православных. Ведь среди христиан только 3% ходят в церковь, причем многие из них не знают Библии, приходят лишь поставить свечку и отдать дань традициям. Но церквей очень много, и они часто полупустые даже во время праздников. А для мусульман мечетей не хватает», – считает Валиев.

С ним согласны и обычные прихожане. Впрочем, они стараются не жаловаться. «Да, не хватает мест. По пятницам стелем коврики на улицах и скверах рядом с мечетью. Но мы справляемся. Мы простые люди, а такие вопросы решают наверху», – сказал на плохом русском парень лет двадцати, выходец из Таджикистана.

Если не считать ультраправых, петербуржцы в целом равнодушны, а то и поддерживают возведение новых мечетей

У входа в главную Санкт-Петербургскую Соборную мечеть он раздавал визитки стоматолога для членов мусульманской общины. («Мусульмане друг другу помогают, у них есть свои больницы, отели, общежития, магазины, где они могут предоставить услугу дешевле или бесплатно», – объяснил охранник мечети).

Работник одного из центральных рынков Петербурга – дагестанец Абдул-Меджид – считает, что даже для одного базара необходимы несколько молельных комнат, а не одна. Что уж говорить обо всем городе.

Пришедший на молитву активист азербайджанского молодежного объединения России (АМОР) Рамин Ибрагимов тоже уверен, что Санкт-Петербургу нужны новые мечети. «Они принесут знание и духовность. От них бы исходил дух взаимного мирного сосуществования религий и народов», – рассуждает студент.

Однако правительство Петербурга ставит под вопрос мирное сосуществование, постоянно оглядываясь на некий общественный резонанс, когда речь заходит о строительстве новых мечетей.

Во время обсуждения Генплана города в 2014 году националисты устроили сход, распространив сообщение, что «под давлением многочисленных диаспор, власти Петербурга решили вынести на обсуждение вопрос о строительстве в Невском районе новой мечети». Мечеть так и не построили, а чиновники впоследствии ликвидировали одну и мусаллей. С тех пор вопрос о новых храмах не поднимают – даже в духовном управлении.

Впрочем, если не считать ультраправых, петербуржцы в целом равнодушны, а то и поддерживают возведение новых мечетей. Раздражение их вызывают лишь столпотворения во время праздников, которые приводят к пробкам, закрытию станций метро и непроходимостью целого квартала вокруг главной мечети.

Ярые противники строительства мечетей, не способные обосновать свой протест, – не петербуржцы, а привозные провокаторы

«Я только за. Ведь две мечети на пятимилионный город – это действительно слишком мало. Может быть, я так говорю, потому что сам родом из Казахстана, там мечетей много. Но все-таки у людей должно быть место, где им молиться. Но я против, чтобы мечети строили в центре города, потому что во время праздников получаются километровые пробки», – считает петербуржец Станислав, живущий в районе, где находится главная Соборная мечеть.

Неудобства для горожан действительно возникают. «Несколько десятков человек, оказавшись перед дверью закрытой раньше времени станции, требовали вызвать руководство и проклинали мусульманский праздник», – докладывал  журналист в одном из столичных СМИ о ходе празднования Курбан Байрам.

Во время религиозных праздников мусульмане молятся даже на площадке у входа в метро и на дорогах. Ведь альтернативы двум мечетям у них нет. Заполненные улицы и пробки возникают как раз из-за отсутствия других мест, куда верующий мог бы пойти на пятничный намаз.

Но и с мусаллями проблема с места не двигается. Мифические противники строительства мечетей, которые выходили на улицы дважды за последние два года, – теперь главная отговорка для городских властей.

«Они создают ажиотаж, но, к сожалению, власти не проверяют, где они на самом деле прописаны и действительно ли они представляют местных жителей. В итоге власти основывают свое мнение на этих акциях и отказывают в строительстве мечетей. Если правительство заговорит о строительстве мечети снова, то опять поднимется шум со стороны этих групп», – считает Валиев.

По его мнению, ярые противники строительства мечетей, не способные обосновать свой протест, – вообще не петербуржцы, а привозные провокаторы, которые в городе даже не прописаны. «Они устраивают проплаченные акции, это экстремисты», – добавил он.

Руководители рынков отказывают в сдаче помещений под молельные комнаты из-за рейдов правоохранительных органов

Кроме того, глава «Мекки» считает, что во многих местах руководители рынков отказывают в сдаче помещений под молельные комнаты из-за рейдов правоохранительных органов.

У рыночной молельни

«Они в сапогах, с собаками заходят в молельни, начинают проверки документов, “случайно” находят какие-то запрещенные книги, патроны, недобросовестные полицейские занимаются вымогательством, поэтому бизнес не хочет брать эту головную боль на себя», – пояснил Валиев.

Впрочем, в городе полно неофициальных молелен. По данным Петербургского ДУМ, в городе легально функционируют шесть-семь комнат, которые не подчиняются духовному управлению. Существование остальных, часто подвальных помещений для молитв ДУМ не комментирует. Там регулярно устраивают облавы силовики, а затем закрывают. Иногда дело заканчивается штурмом, арестами и депортацией десятков людей.

Например, в 2013 году итогом операции спецслужб в молельных комнатах торгового комплекса в центре Санкт-Петербурга стали почти 300 задержаний. Среди попавших в руки борцов с экстремизмом – граждане Узбекистана, Таджикистана, Азербайджана, выходцы из регионов Северного Кавказа, Египта и Афганистана. 

Ощущение подполья

Теория некоего массового неприятия ислама в Петербурге, подогреваемая СМИ и редкими выпадами националистов, усиливается благодаря осторожному молчанию муфтията. Когда пытаешься говорить с кем-то из духовных лиц, слышишь два ключевых слова – «резонанс» и «провокация». «Зачем провоцировать? Зачем об этом говорить? Это может вызвать резонанс».

Так и главный муфтий Петербурга Равиль-хазрат Пончаев комментарии давать отказался, передав через посредника, что лучше ему на эту резонансную тему ничего не говорить.

Лестница в молельню

Атмосфера осторожности присутствует даже у рыночной мусалли в центре города, на Сенном рынке, которая с начала этого года состоит на балансе ДУМ и абсолютно легальна. Это молельня в 2010 году под густой ропот мусульман была ликвидирована городом, но в январе снова открылась. Неофициально она никуда и не исчезала, просто шесть лет оставалась нелегальной, переехав на время в корпус соседнего рынка «Апраксин двор», куда в 2013 году наведались ФСБ и ОМОН.

Видимо, по инерции местные торговцы и грузчики считают, что молиться здесь по-прежнему нельзя. Ощущение, что они делают что-то незаконное, сквозит в их опасливых звонках «начальству». Сначала разговорчивые, через минуту общения они догадываются, что надо бы позвонить «начальнику безопасности» местной мечети (как он сам впоследствии себя назвал). Так и сделал главный по хозчасти, заведующий комнатой для омовений, куда за 20 рублей мужчины заходят перед молитвой.

Когда пытаешься говорить с кем-то из духовных лиц, слышишь два ключевых слова – «резонанс» и «провокация»

Ответственный за безопасность комнаты по имени Махмат строго запретил что-либо писать или снимать об этом здании. Сослался он сперва на духовное управление, затем на запрет Сенного рынка, уверял, что людей, давших журналисту интервью, выгонят с рынка и не дадут работать, к имаму не подпустил.

Кажется, что местные волонтеры при мусалле боятся, что кто-нибудь узнает об их существовании – и к ним снова приедет ОМОН.

Дополняет атмосферу и внешний вид постройки. Вход неприметного грязного здания с наружной лестницей, ведущей на второй этаж, в мечеть, заставлен фургонами, вокруг люди разгружают ящики с овощами. На крыше рабочие-мигранты стучат молотками. Но сколько ни стучи, грань между подпольными комнатами и официальными молельнями так и не проявится.

0 Распечатать

Let’s block ads! (Why?)

Сегодня в СМИ




Свежие комментарии


5ebb2185774a6d7b764d45795d2f92b1?s=35

Сергей Удалов 29.04.2019 21:04

hm
5ebb2185774a6d7b764d45795d2f92b1?s=35

Сергей Удалов 29.04.2019 15:37

*у нас