Ереван и Баку между компромиссом и войной


Кавполит, 13 авг. 2016   –   kavpolit.com



Не исключено, что Россия и посредники ожидают очередного обострения ситуации, чтобы в итоге принудить стороны к мирному соглашению

Фото: novayagazeta.ru

Фото: novayagazeta.ru

Глава РФ России Владимир Путин на этой неделе поочередно встретился с президентами Азербайджана и Ирана в Баку, со своим турецким коллегой в Санкт-Петербурге и с армянским лидером в Москве. Существенную роль на всех этих встречах играла тема урегулирования карабахского конфликта.

Эти встречи являются частью бурной посреднической деятельности, развитой российской стороной после так называемой четырехдневной войны в апреле этого года – и призванной добиться решения конфликта на компромиссной основе с целью не допустить возобновления войны.

«План Лаврова»

Судя по муссируемым в СМИ слухам, Москва активно продвигает проект урегулирования, получивший у журналистов название «план Лаврова» (по фамилии главы МИД РФ). Он представляет собой модернизированный вариант Казанского документа, разработанного на основе Мадридских принципов.

Согласно этому плану, Нагорный Карабах возвращает Азербайджану пять районов, не входивших ранее в состав НКАО, куда возвращаются азербайджанские беженцы. Для разграничения сторон и гарантий безопасности в зону конфликта вводятся миротворческие войска.

Переговоры

8 авг- Путин, Алиев и Роухани

9 авг - Путин и Эрдоган

10 авг- Путин и Саргсян#Армения #Арцах #Ереван pic.twitter.com/ydwYCtUUIi

— Stepan Vardanyan (@styoplotr) 9 августа 2016 г.

В свою очередь Нагорно-Карабахской республике предоставляется промежуточный статус, который позволит ей наладить контакты с другими странами и международными структурами.

Отличием от Казанского документа является неясность в вопросе определения окончательного правого статуса Нагорного Карабаха. А ведь в соответствии с Мадридскими принципами оно должно было произойти на основе юридически обязательного волеизъявления, сроки которого предполагалось четко указать в мирном соглашении.

Определения статуса отодвигается, чтобы дать Баку возможность прямо не соглашаться с независимостью Нагорного Карабаха

Сейчас вопрос определения статуса отодвигается на второй план, чтобы дать азербайджанским властям возможность сохранить лицо и прямо не соглашаться с независимостью Нагорного Карабаха.

Однако взамен этого (и как уступка уже Еревану и Степанакерту) армянская сторона сохраняет контроль над имеющими для нее стратегическое значение районами Лачина и Кельбаджара.

@HayastanNews нунадаже

— Angry Anna (@anannaangela7) <a href=”https://twitter.com/anannaangela7/status/752846768744923136”>12 июля 2016 г.

Позиция посредников и соседей

Следует заметить, что карабахский конфликт является, пожалуй, единственным, где Россия и Запад – хотя бы публично – не выступают друг против друга, а наоборот – с виду работают в тесной координации.

Россия пытается играть более активную роль, с чем США и Франция, вероятно, согласны, понимая, что возможностей влиять на стороны конфликта у Кремля больше, чем у них. Поэтому российская сторона в лице президента Путина называет заблуждением все утверждения о том, что Россия «монополизировала» процесс урегулирования конфликта.

При этом у России и Запада свои резоны в этом вопросе. РФ пытается не допустить возобновления войны, в которую она так или иначе будет втянута как союзник Армении по ОДКБ и двусторонним соглашениям. Эта война может привести к окончательной потере для России Азербайджана или даже обеих стран (в случае поражения армянской стороны в войне или недостаточной помощи своему союзнику).

В Москве надеются, что урегулирование конфликта снимет ограничения на пути участия Баку в евразийской интеграции, а также поможет вовлечь Армению в региональные проекты и помочь развитию армянской экономики путем снятия транспортной блокады со стороны Турции и Азербайджана. Об этом заявил Путин на встрече с Саргсяном в Москве.

В свою очередь Запад рассчитывает, что решение карабахской проблемы существенно ослабит зависимость Армении и Азербайджана от России. Символична позиция, занятая Вашингтоном во время недавних событий в Ереване, – осуждение насильственных действий по смене власти и призыв к захватившей полицейскую часть группе сдаться.

Что касается реакции на жесткие действия армянских властей по разгону массовых акций протеста, то армянским полицейским чинам лишь пригрозили недопущением к участию в программах, финансируемых американскими властями.

Реакция Вашингтона вполне понятна. Ведь смена власти в Армении означает невозможность подписания соглашения об урегулировании конфликта. 

В Москве надеются, что урегулирование конфликта снимет ограничения на пути участия Баку в евразийской интеграции

На этом фоне довольно обособленную позицию занимает Иран, наиболее заинтересованный в сохранении статус-кво в конфликте. Тегеран несколько раз намекал, что у него есть свое видение урегулирования ситуации (но подробностей не раскрывал), – и напоминал, что единственный (помимо Армении и Азербайджана) имеет общую границу с Нагорным Карабахом. А также выражал озабоченность возможностью размещения около своих границ иностранных войск – даже в качестве миротворцев.

Турецкий фактор

Очень активную роль в конфликте играет Турция, позиционирующая себя как союзник Азербайджана, не имеющая с Арменией дипломатических отношений и с начала 90-х совместно с Азербайджаном осуществляющая ее блокаду. И вдобавок увязывающая нормализацию отношений с Арменией и снятие блокады с уступками армянской стороны в карабахском вопросе.

Ереван надеется, что Турция будет держаться подальше от карабахского конфликта

К тому же Турция была единственной страной, открыто приветствовавшей эскалацию насилия в зоне конфликта в апреле и поддержавшей действия азербайджанских властей.

Анкара регулярно заявляла (и это находило поддержку со стороны Баку) о своем желании играть более активную роль в переговорном процессе по Нагорному Карабаху, вплоть до того чтобы стать одним из сопредседателей Минской группы ОБСЕ.

С чем категорически не согласен Ереван. И примечательна реакция армянских властей на заявление главы МИД Турции Мевлюта Чавушоглу о том, что карабахский конфликт может быть обсужден в рамках трехстороннего механизма Азербайджан-Турция-Россия.

«Турция может принести пользу процессу урегулирования нагорно-карабахского конфликта только в одном случае – если будет держаться от него подальше», – сказал пресс-секретарь МИД Армении Тигран Балаян.

Москва ожидает уступок от Баку и Еревана 

Хотя слова Чавушоглу могут означать, что Россия надеется на помощь Турции в вопросе оказания давления на Азербайджан. Что Москва рассчитывает на то, что Эрдоган, идущий на сближение с РФ из-за конфликта с Западом, окажет содействие в достижении уступок от азербайджанской стороны, – и что сама сумеет добиться уступок от Еревана. 

Вероятно, именно вопрос уступок обсуждался в ходе московской встречи президентов двух стран. И, надо заметить, возможности Саргсяна в этом вопросе сильно ограничены, особенно после июльских событий в Ереване. Не случайно после них Саргсян публично в очередной раз пообещал, что никаких односторонних уступок не будет.

«Это исключено. Нагорный Карабах никогда не будет в составе Азербайджана. Это исключено. Повторяю еще раз – исключено. Я всю свою сознательную жизнь на самом деле посвятил этой проблеме. И для достижения приемлемого для моего народа варианта я всегда был готов пожертвовать не только любой должностью, но и своей жизнью. Так было вчера, так дела обстоят и сегодня, так будет и завтра», – подчеркнул он.  

Владимир Путин и Серж Саргсян по итогам переговоров сделали заявления для прессы и ответили на вопросы журналистов https://t.co/4ROKjmHD2q

— Президент России (@KremlinRussia) 10 августа 2016 г.

Вот и на встрече в Москве Саргсян напомнил о том, чего ждут Армения и Нагорный Карабах от мирного соглашения.

«Невозможно решить такой конфликт, апеллируя к ликвидации его последствий, а не причин. Суть карабахской проблемы – это борьба народа Карабаха за самоопределение, это неотъемлемое право всех народов в решении этой проблемы, уважение и обеспечение этого права. Именно об этом мы подробно беседовали сегодня с президентом России», – заявил он на совместной пресс-конференции с Владимиром Путиным по итогам переговоров. 

Стороны готовятся к войне, а не к миру

Пока неясно, удалось ли президенту России в ходе его последних встреч добиться уступок от своих коллег из Азербайджана и Армении, а также заручиться в этом вопросе поддержкой региональных игроков в лице Ирана и Турции. 

Но можно констатировать, что стороны конфликта, на словах декларирующие желание добиться мира, на практике не собираются отходить от своих максималистских требований – и скорее имитируют готовность к компромиссу, надеясь с помощью выставляемых требований добиться отказа противоположной стороны от предлагаемого соглашения. Чтобы ответственность за это (а вместе с ней и недовольство посредников) пала на другую сторону.

Ереван подчеркивает, что Нагорный Карабах никогда не будет в составе Азербайджана. К тому же армянские власти понимают, что любой компромисс будет расценен армянским обществом как уступка и может вызвать массовые акции протеста. Не исключена и смена власти в стране. Поэтому Армения будет продвигать вопрос четкого определения статуса Нагорного Карабаха, с чем не сможет согласиться Баку. 

Ереван понимает, что любой компромисс будет расценен армянским обществом как уступка и может вызвать массовый протест

 ​

В свою очередь Азербайджан не устраивает потеря Нагорного Карабаха, притом с Лачином и Кельбаджаром. Ведь с вводом миротворцев (а можно прогнозировать, что это будут российские войска) у Баку исчезнет возможность шантажировать посредников и Армению угрозой войны. Вряд ли Алиев повторит ошибку Саакашвили и начнет войну, невзирая на жертвы среди российских миротворцев. 

Именно поэтому Баку будет предлагать поэтапный вариант урегулирования, с чем не согласна армянская сторона (выступающая за пакетное решение вопроса: территории в обмен на статус). Ведь ей в таком случае предлагается фактически в обмен на одни лишь обещания отказаться от районов, по которым проходит мощнейшая линия обороны – главная гарантия безопасности Нагорного Карабаха. А чего стоят обещания или даже гарантии со стороны ведущих мировых держав, наглядно показал опыт Украины (Будапештский меморандум). 

В этих условиях очень сомнительно, что посредникам во главе с Россией удастся найти компромисс между конфликтующими сторонами. Даже несмотря на то, что альтернативой ему является война. И азербайджанские официальные лица прямо заявляют, что если не будет прогресса в переговорном процессе, они будут решать карабахский вопрос силовым путем.

Отсутствие внятной реакции посредников на подобные заявления и действия Азербайджана за последние годы делают все более реальной возможность войны. 

Хотя не исключено, что Россия и посредники ожидают очередного обострения ситуации, чтобы по его итогам (а долго воевать сторонам не дадут) зафиксировать существующее положение дел, принудить стороны к мирному соглашению и зафиксировать независимость Нагорного Карабаха на тех же принципах, что в свое время были применены к Косову. Что освободит азербайджанские власти от необходимости прямо признать независимость Нагорного Карабаха.

Сегодня в СМИ

Сергей Удалов


Самое обсуждаемое



Свежие комментарии



Ранее на эту тему

- Многие эксперты согласны в том, что приближающиеся выборы в США радикально изменят всю геополитическую картину мира.
Дональд Трамп совершил роковую ошибку: он поторопился обвинить Обаму и Клинтон в создании ИГИЛ, назвав их «соучредителями» этой террори […]
Текущую систему власти в России правильнее будет сравнить не с одноголовым медведем, и даже не с двуглавым орлом, а, скорее, с матёро […]
Бывают в жизни случаи, когда одна положительная черта может компенсировать целый список недостатков.