Обратный эффект борьбы с салафитами


Кавполит, 25.10.2016 13:33   –   kavpolit.com


Я вижу, что религиозная нетерпимость успешно уживается с нашей судебной системой

Северо-Кавказский окружной военный суд признал дагестанского имама Магомеднаби Магомедова виновным в призывах к терроризму (п.2 ст.205 УК РФ и возбуждению ненависти (ст.282 УК РФ) и приговорил его к пяти годам лишения свободы в колонии-поселении.

Имам мечети «Восточная» в Хасавюрте был задержан 8 апреля после того, как направился в РОВД и потребовал освободить задержанных прихожан.

Посетители мечети после рассказывали в СМИ, что его проповедь была посвящена способам мирной защиты прав салафитов.

Кроме того, в своих речах он часто затрагивал тему профучета, на котором состоял сам и состояли посетители храма.

Адвокат Дагир Хасавов, представляющий интересы осужденного, считает приговор необоснованным и намерен обжаловать его в Москве. 

Лично я воспринимаю такие процессы против имамов мечетей как процессы против ислама, исламской доктрины восприятия мира.

И делается это из-за добрых дел народных имамамов, что показывает в неприглядном свете политизированных и все больше сращивающихся с властью отдельных муфтиятов и муфтиев…

Последние не воспринимаются как центры справедливости, куда может обратиться мусульманин, чьи права нарушаются, в том числе потому, что он верующий.

Магомедов говорил о больных вещах для дагестанцев, с которыми они сталкиваются ежедневно

Они шарахаются от любых процессов против мусульман, пытаются отсидеться, притаиться и спрятаться от правды в тени своих кабинетов, внутри возведенных на деньги (в том числе этих мусульман) мечетей и резиденций.

Они, особенно политизированные, мнят себя наместниками Аллаха на земле, как будто без их посредничества Создатель не услышит или не примет добрые деяния мусульман! Но последние пробуждаются.

Невозможно было не заметить Магомеднаби Магомедова. Он из категории народных имамов, которым безоговорочно верит молодежь

Невозможно было не заметить имама Магомеднаби Магомедова. Он из категории народных имамов, которым безоговорочно верит молодежь.

Свидетели признавались, что, выйдя из мечети, они находились в тумане. Настолько Магомедов говорил о больных вещах для дагестанцев, с которыми они сталкиваются ежедневно.

Я пытался разобраться, почему они считают, что имам мечети публично поддерживал терроризм — идеологию и практику.

Бесконечно спрашивал об этом эксперта Аджаматову, но ответа не получил. Она сказала: «Я так поняла».

Имама мечети «Восточная» обвинили в экстремизме в том числе за слова: «Мы не будем молчать. Нам надо объединяться. Тагуту надо сказать в глаза, что он тагут!» в публичном оправдании терроризма и противостоянии властям религиозным и светским!

Мусульмане не должны так делиться. Этот дележ интересен власти, потому что молодежь больше верит салафитам

Он кричал в микрофон в пятничной хутбе 5 февраля 2016 года то, за что его судят:

«Мы не террористы, мы не пойдем против какой-то системы. Но мы делаем сабр (имея ввиду терпение беспредела отдельных правоохранителей, закрывающих мечети и издевающихся над мусульманами), а теперь будем защищать свои права».

Но карманный эксперт системы обвинения услышала в этих словах, напротив, желание применения насилия против власти и даже коммунистов, призыв к объединению с этой целью.

Она так и написала в заключении: заявление означает обратное намерение имама мечети.

Государство пытается определить для себя правильное направление в исламе и постоянно ошибается

Это, конечно, бред и ложь, тем более если учесть, что мечеть «Восточная» является собственностью семьи главы города Хасавюрта.

Более того, в день его задержания они по приглашению главы города встречались и обсуждали проблемы мусульман по вопросам их постановки на профессиональный учет.

Это непропорциональное вмешательство государства в религиозную свободу.

То, что делал Магомеднаби Магомедов или московский имам Махмуд Велитов, находящийся под домашним арестом и обвиняемый по той же статье 205, они делали внутри мечети в рамках своего вероисповедания.

Сегодня создали образ врага внутри мусульман — это салафиты. И это работает

Государство пытается определить для себя правильное направление в исламе и постоянно ошибается.

Сегодня создали образ врага внутри мусульман — это салафиты. И это работает, некоторые из моих друзей негативно относятся к салафитскому движению.

Но мусульмане не должны так делиться. Этот дележ интересен власти, потому что молодежь больше верит салафитам, их считают чистыми, увеличивается количество их мечетей.

Сейчас я вижу, что идет мощное использование судебно-правовой системы против салафитов

Конечно, республиканским властям это показалось опасной тенденцией. Вот они и останавливают ее таким путем. Посадили человека, но этим проблему не решили.

Сейчас я вижу, что идет мощное использование судебно-правовой системы против салафитов. Это показательные процессы.

Но это актуально только для Дагестана. В Чечне это неактуально, и в Москве другая ситуация.

Просто власть беспокоят народные имамы, к которым прислушивается молодежь. Поэтому есть попытки дискредитировать неручных, неуправляемых имамов.

Я вижу, что религиозная нетерпимость успешно уживается с нашей судебной системой…

 ​

Но эффект обратный: эти же органы, вынося подобные решения, создают базу для терроризма, экстремизма, радикализации молодежи.  

Правоохранители и судьи сеют сегодня по всему Северному Кавказу, Центральной России и даже в самом западном городе страны, в Калиниграде, семена раздора, возмущения этой несправедливостью и неприятие этого беззакония мусульманами.

Я вижу, что религиозная нетерпимость успешно уживается с нашей судебной системой.

То ли еще будет, сколько молодежи возьмется за оружие из-за этой несправедливости, воспринимаемой ею в большей степени как процессы против ислама, — одному Аллаху ведомо. 

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции ”Кавполита”

Сегодня в СМИ




Свежие комментарии