Крымский след ставропольских казаков


Кавполит, 23 нояб. 2016   –   kavpolit.com


Фото: fedpress.ru
Фото: fedpress.ru

Были ли героями «крымской весны» терские казаки, которые обеспечивали порядок при поведении референдума и получили медали «За возвращение Крыма»? Этот вопрос вновь стал актуальным в связи с визитом на Ставрополье атамана симферопольского городского казачьего общества «Станица Терская» Вадима Иловченко. Он подтвердил рапорт двухлетней давности одного из казаков Ставропольского городского казачьего общества о «позорной трусости» атамана СКГО Александра Печникова, отказавшегося присягать народу Крыма и вступать в военизированное казачье подразделение.

Казачья рота спецназначения

Воинские части Украины в Крыму переходили на сторону России весной 2014 года бескровно, но не без помощи «вежливых людей». В Бахчисарае окружить военных и провести с ними переговоры помогла казачья рота спецназначения под командованием атамана Вадима Иловченко.

В таких операциях операции могли бы принимать участие и казаки из Ставрополя, которые 9 марта прибыли крымчанам на подмогу. Но вместо этого они, по выражению ставропольского казака Виктора Панкратова, отправились «охранять курятники».

Формально был придуман текст присяги на верность народам Крыма. Это был пиар-ход. Слов “я клянусь” в присяге не было

Как это вышло, симферопольский атаман Вадим Иловченко  сначала рассказал на видео, опубликованном недавно на одном из кавминводских казачьих сайтов.  А затем приехал на Ставрополье и подтвердил это пятигорским казакам лично.

По его словам, в Крыму накануне референдума формировались два военизированных подразделения из добровольцев. Одно состояло из участников вооруженных конфликтов на территории бывшего СССР, а другое из казаков. Казачью роту возглавил Вадим, известный под позывным Терец.

Людям выдавали оружие и требовали от них воинской дисциплины: четкого выполнения приказов, жизни на казарменном положении.

Терцы из Ставрополя под началом атамана СГКО Александра Печникова требовали гостиницу, питание, чистые простынки, место для тренировок

«Формально был придуман текст присяги на верность народам Крыма, – рассказал Вадим Яковлевич. – Это был пиар-ход тех людей, кто подготавливал “крымскую весну”. Мы должны были выглядеть маленькой армией. Слов “я клянусь” в присяге не было».

К приезду ставропольской делегации, как утверждает Вадим Иловченко, у него были в подчинении уже порядка 70 человек. Они располагались на территории автовокзала Симферополя, где был оборудован штаб с палатками и полевой кухней.

Но рота была недоукомплектованная, поэтому он предложил терцам из Ставрополя принять присягу и стать в строй.

Атаман против атамана

«Нет, мы не хотим, чтобы нас использовали», – ответили Вадиму Иловченко.

По его словам, терцы из Ставрополя под началом атамана СГКО Александра Печникова требовали гостиницу, питание, чистые простынки, место для тренировок. Комната с ковровым покрытием в штабе их не устроила, как и ближайший гостевой дом без удобств в номерах.

Не желая терять времени, Вадим Иловченко отправил их на все четыре стороны: «Вот вам Бог, вот порог, чем мог помочь, тем и помог».
Терцы снова приехали к крымскому атаману и потребовали гостеприимства. Но в очень своеобразной форме

Однако эта история имела продолжение. Терцы снова приехали к крымскому атаману и потребовали гостеприимства. Но в очень своеобразной форме, едва не устроив кулачный бой Печникова с вооруженным Иловченко.

На следующий день Александр Печников, по словам крымчанина, приехал мириться. Но пойти в подчинение к Терцу так и не захотел. Ушел, громко хлопнув дверью.

Сам Александр Печников, ныне занимающий пост атамана Центрального районного казачьего общества СОКО ТВКО, комментировать события в Крыму отказался.

В его окружении утверждают, что запись с Вадимом Иловченко была сделана накануне войскового круга, чтобы закрыть рот критикам атамана войска. Но поскольку Александр Печников не выступал, запись придержали до другого случая..

Променял медаль на рапорт

Через четыре месяца после возвращения из Крыма один из восьми казаков ставропольской делегации Виктор Панкратов написал рапорт о недостойном поведении атамана Александра Печникова в Крыму.

Он посчитал его отказ взять в руки оружие «позорной трусостью». Более того, казак заподозрил атамана в присвоении собранных на поездку денежных средств.

Через четыре месяца после  возвращения из Крыма один из восьми казаков ставропольской делегации написал рапорт о недостойном поведении атамана

Рапорт не был рассмотрен судом чести, и Панкратов покинул городское общество.

Когда КАВПОЛИТ поинтересовался об этом документе у Александра Печникова, выдвигавшегося в атаманы Ставропольского округа Терского войска, тот ответил, что автор рапорта «просто иначе представлял себе участие в таких конфликтах».

«Это он несколько иначе представлял помощь Крыму, – парирует Виктор Панкратов, – хотел попиариться, пофотографироваться. А когда люди попросили оружие в руки взять и помочь, он не захотел. Сослался на семью, на детей. Напросились там курятники охранять в деревне, поближе к переправе под Керчью».

Терские казаки поехали туда, где «и нафиг не были нужны»

Драку, как считает казак, Печников спровоцировал сам, отказавшись выполнять команды.

В симферопольском военкомате, по его словам, им предлагали расположиться в казарме с кроватями. Но терские казаки поехали туда, где «и нафиг не были нужны». Они охраняли сёла, в которых готовился и проводился референдум о присоединении Крыма к России.

А через год все члены отряда из Ставрополя получили медали Минобороны России «За возвращение Крыма».

Все, кроме Панкратова. Его государственную награду, как говорят, отдали человеку, которого  в  Крым даже не пустили из-за денежного долга.

Провожали со слезами на глазах

Решение отправиться на охрану сёл принимал уже не Александр Печников, а минераловодский атаман Евгений Смирнов. Рота Вадима Иловченко на него не произвела впечатления.
В Крыму собрались казаки со всей России. Терцев было больше всего - свыше 200 человек

«У нашего друга были планы Барбаросса, но я их всерьез не воспринимал, – говорит минераловодский экс-атаман. – Они формировали местный спецназ. Но наши семь казаков разоружили их всех в течение 20 минут. Это были непонятные люди, собранные с улицы и одетые в форму ради показухи. Мы не хотели участвовать в показухе и светиться на камеру».

Никаких задач перед терскими казаками, как подтверждает Евгений, Вадим Иловченко не ставил. А терять время было жалко.

«Туда люди поехали все за свой счет, отпросились с работы, бросили бизнес, дела и приехали бескорыстно по первому зову», – поясняет собеседник КАВПОЛИТа.
Татары хотели сорвать референдум, и мы культурно им объяснили, что они должны пойти и проголосовать 

В Крыму собрались казаки со всей России. Терцев было больше всего – свыше 200 человек. По просьбе главы Ленинского района Крыма они взяли под охрану девять населенных пунктов.

Казаки защищали от возможных диверсий паром, детские сады, школы, электростанции, водозаборы. В день референдума они охраняли избирательные участки и коробки с бюллетенями.

Где наши люди стояли, была самая большая явка и самое большое количество людей проголосовали за присоединение к России

«Там не нужно было махать автоматами, – считает Евгений Смирнов. – Когда мы охраняли паром, нас попросили вмешаться во избежание майдана. Татары хотели сорвать референдум, и мы культурно им объяснили, что они должны пойти и проголосовать, а выборы мы поломать не дадим. В Ленинском районе, где наши люди стояли, была самая большая явка и самое большое количество людей проголосовали за присоединение к России».

После референдума местные жители провожали терских казаков со слезами на глазах. Просили задержаться, старались приветить, накормить. Главы поселений были им признательны, ведь милиция в тот момент бездействовала.
Часть ставропольских казаков перестали доверять своему атаману и покинули общество

«У нас действительно большая благодарность казакам, которые помогли сохранить покой и порядок в поселке», – заявила в фильме о поездке терцев в Крым «Багеровская поселковая голова» Елена Дмитриева.

Ссору двух атаманов в начале важной миссии на полуострове Евгений Смирнов считает их личным делом, которое ни в коем случае нельзя переносить на всю терскую делегацию. А ее роль в этих событиях оценило Минобороны, наградив 147 казаков, включая Смирнова и Печникова, медалями «За возвращение Крыма».

Либо грудь в крестах, либо голова в кустах

Обо всем, что происходило в Крыму во время пребывания там Александра Печникова, Ставропольский краевой комитет по делам казачества был хорошо информирован, и терских казаков предостерегали от авантюр.

Внести ясность в историю с геройством ставропольской делегации в Крыму призывал в блоге на КАВПОЛИТе пятигорский казак Владимир Николенко

Тем не менее часть ставропольских казаков перестали доверять своему атаману и покинули общество. В их числе Иван Дорофеев, на тот момент командир сотни, в которую входил Виктор Панкратов.

Я ушел из этого позорного общества, которому все до лампочки. Они не вызвали Панкратова, не разобрали его рапорт - сами порешали, что это клевета

«Я ушел из этого позорного общества, которому все до лампочки. Они не вызвали Панкратова, не разобрали его рапорт. На сходе сами порешали, что это клевета. Все было утаено, замято. А теперь это вылилось на всю Россию-матушку», – сожалеет Иван Дорофеев.

Внести ясность в эту историю с геройством ставропольской делегации в Крыму давно призывал в блоге на КАВПОЛИТе пятигорский казак Владимир Николенко. Но руководство войска, видимо, не хотело поднимать скандал на всю страну.

Однако недавно Александр Печников и два других казака сам попросили войскового и окружного атамана Александра Журавского оценить публикации Владимира Николенко на окружном суде чести. Это приблизило «момент истины», и теперь каждый может судить о чести участников этой крымской истории сам. 


0 Распечатать

Сегодня в СМИ

Главный редактор

Группа




Свежие комментарии


5ebb2185774a6d7b764d45795d2f92b1?s=35

Сергей Удалов 13 нояб. 2017

Это фейк