«Слепая» медицинская помощь Дагестана


Кавполит, 26 нояб. 2016   –   kavpolit.com


Вновь дагестанская медицина не на коне – маленький мальчик лишился глаза из-за неверного диагноза

Фото:errydewanto.com

Фото:errydewanto.com

Двухлетнему Мураду Заботину долго не могли поставить диагноз, а когда все же решили, что у него врожденная катаракта, сразу же начали лечить от этого недуга. Потом оказалось, что врачи ошиблись, и у мальчика совсем другое заболевание.

Но уже было поздно: в махачкалинской клинике Мураду удалили катаракту, и вместо прозрения у малыша остался один здоровый глаз. Его родители не понимают, как так вышло, и не видят способа исправить катастрофическую ошибку медиков.

Одного глаза хватит

Как и все дети, Мурад Заботин любит резвиться. Но возможности, казалось бы, здорового на вид ребенка теперь ограничены: двухлетний мальчик стал очередной жертвой некачественной медицины.

В результате неудачной операции малыш ослеп на один глаз. Его родители Светлана и Марат Заботины рассказали, как врачи загубили здоровье их сыну.

«Мой сын родился здоровым, на профилактических осмотрах никаких отклонений не было выявлено. Но с трех месяцев я стала замечать небольшое косоглазие правого глаза, врачи списывали на физиологическое состояние.

Врачи говорили: «Да что вы переживаете, ну да, один глаз нездоров, второй же есть»

В Хасавюрте нам долгое время нам не могли поставить диагноз. Так продолжалось до тех пор, пока сыну не исполнился год. На мои жалобы врачи говорили: “Да что вы переживаете, ну да, один глаз нездоров, второй же есть”.

В конце 2015 года мы в очередной раз с сыном пошли на осмотр к окулисту, где диагноз наконец был поставлен – врожденная катаракта правого глаза.

В детской поликлинике города Хасавюрт нам рекомендовали врача Зайнала Атаева из клиники “Центр медицины высоких технологий” города Махачкалы.

Поехали в клинику на консультацию, там ребенку провели полное обследование, после чего мы пошли на прием к врачу Атаеву, – рассказывает Светлана Заботина. – Он, посмотрев результаты обследования и осмотрев ребенка, заверил нас, что необходима операция.

Врач обещал, что если мы доверим ему операцию сына по удалению катаракты, то он проведет ее не хуже, чем в других клиниках России

И обещал, что если мы доверим ему операцию сына по удалению катаракты, то он проведет ее не хуже, чем в других клиниках России. А также уверял, что такие операции он уже неоднократно проводил и имеет опыт именно с детьми.

Кроме этого добавил, что после операции необходимо будет ездить на реабилитацию. А если оперировать будут в другом городе, то это дополнительные расходы.

Также сказал, что операция является простой, несложной и что тянуть с ней нельзя, дал срок нам два месяца. После рассказов о его профессионализме и о проведенных другим детям операциях мы согласились».

8 апреля 2016 года врач Зайнал Атаев провел операцию, и вроде как все прошло успешно. Но в этот же день вечером, когда сделали перевязку глаза, мать мальчика Светлана Заботина заметила, что прооперированный глаз, а именно радужка и зрачок, был наполнен кровью (гифема).

Через пару дней, когда родители вновь обратились к хирургу, он направил ребенка на УЗИ глаза. В результате ультразвукового исследования стало очевидно, что кровь наполнила переднюю камеру, а стекловидное тело имеет помутнения. УЗИ-специалист сказал, что придется делать еще одну операцию.

Поняв, что кровь в глазу ребенка не рассасывается, офтальмолог рекомендовал еще одну операцию, которую сам делать отказался

Атаев же, увидев результаты УЗИ, заверил родителей, что такое бывает и в скором времени рассосется, добавив, что сам не знает, откуда кровь.

По словам родителей, врач убедил их, что кровь должна была рассосаться, и переживать не стоит, а образовавшаяся гифема никакого вреда здоровью глаза не принесет.

Мурада выписали 12 апреля, назначив медикаментозное лечение. Однако в выписке почему-то не были зафиксированы послеоперационные осложнения. Поэтому Заботина подошла к врачу и попросила написать о последствиях операционного вмешательства.

Опасная медицина

Обеспокоенные здоровьем сына, родители через неделю вновь сделали малышу УЗИ, но улучшений не было. Врач же велел продолжить капать лекарства и никакого дополнительного лечения не назначил.

У ребенка операция прошла хорошо. Врач даже хотел ее на конференции представить как показательную

Когда гифема рассосалась в передней камере глаза, стал виден зрачок, который был смещен к месту послеоперационного разреза (лимбального доступа) и имел каплевидную форму, почти не реагировал на свет.

Как вспоминают родители, посмотрев на зрачок ребенка, Атаев сказал, что это всего лишь спайки из-за крови в стекловидном теле. И нужно сделать небольшую операцию по их удалению.

16 мая 2016 года Зайнал Атаев сделал поднаркозное исследование глаза Мурада и удалил спайки. В результате родители заметили улучшения, зрачок немного вернулся на место, но все же тянулся к лимбальному доступу, и образовался гемофтальм (наполнение кровью стекловидного тела).

Хирург-офтальмолог считает, что когда люди ложатся под скальпель, то должны знать о рисках послеоперационных осложнений

Спустя полтора месяца Заботины больше не наблюдали никаких улучшений у ребенка и вновь пришли к врачу.

Поняв, что кровь в глазу не рассасывается, офтальмолог сообщил родителям, что Мураду необходимо делать операцию по удалению гемофтальма. А так как у него нет необходимых инструментов, он оперировать не может.

Корреспондент КАВПОЛИТа поговорил с врачом Зайналом Атаевым, чтобы он пролил свет на эту ситуацию со своей стороны. Хирург-офтальмолог считает, что когда люди ложатся под скальпель, то должны знать о рисках послеоперационных осложнений.

После операции бывает и полная потеря глаза. И родители подписали договор, в котором прописаны все риски

«Я помню эту семью. У ребенка операция прошла хорошо. Я даже хотел ее на своей конференции представить как показательную.

На второй или третий день произошло кровоизлияние внутри глаза, я не знаю, по какой причине, может, он бегал. Я от них не отказывался, предложил провести повторную операцию, но родители уже были настроены ехать в другую клинику.

После операции осложнения бывают, об этом мы предупреждаем перед операцией. После операции бывает и полная потеря глаза. И родители подписали договор, в котором прописаны все риски», – поясняет Атаев.

Заботины действительно отправились за исцелением в лучшие клиники страны. Там выяснилось, что дагестанские врачи с самого начала поставили мальчику неверный диагноз.

Врачи нам говорили: «А что вы сюда приехали, когда уже сделать ничего нельзя? Поехали бы туда, где вам эту операцию сделали»

«30 мая мы приехали в Москву в МНТК Микрохирургия глаза имени С.Н. Федорова, там сыну сделали обследование, дав медицинское заключение: синдром ППГСТ правого глаза гемофтальм и от заднего полюса глаза идет аваскулярный тяж. И врачи отказались нас оперировать.

На следующий день мы поехали в Московский НИИ глазных болезней им Гельмгольца. Там врачи не могли понять, почему же врач, который делал операцию, не мог сделать В-сканирование.

В результате этого обследования можно было диагностировать синдром ППГСТ и избежать осложнений, – возмущается Светлана Заботина. – В этой же клинике нам оформили квоту на операцию, сделали кучу анализов.

Мурад Заботин практически ослеп на один глаз. И родители вынуждены пристально следить за малышом

Ребенка осмотрели под наркозом и сказали, что у нас отслойка сетчатки, что хирургическое лечение нецелесообразно, можем потерять в итоге глаз. Нам назначили капли и сказали, что нигде нам уже не помогут, даже за границей, велели беречь здоровый глаз.

Врачи в этих клиниках нам вообще говорили: “А что вы сюда приехали, когда уже сделать ничего нельзя? Поехали бы туда, где вам эту операцию сделали”. И нам везде отказали в лечении».

Но родные маленького Мурада не желали верить, что это конец, и отправились за спасением дальше, во Всероссийский центр глазной и пластической хирургии Уфы, одну из передовых клиник страны.

Мать и отец опасаются, что их сын с возрастом может полностью потерять зрение. Причем их беспокойство не беспочвенно

«В Уфе диагноз отслойки сетчатки не подтвердился. В процессе стационарного лечения было произведено введение аллопланта за глаз (подпитка сетчатки).

Лечащий врач Примов Р.Э после операции сказал, что сетчатка на месте, идет тяж, который может потянуть сетчатку, и с операцией нельзя затягивать. Но они не могут оперировать ребенка, направил нас в Санкт-Петербург.

По поводу предыдущего лечения и операций даже комментировать отказался».

Жизнь под запретами

Сейчас Мурад Заботин практически ослеп на один глаз. И родители вынуждены пристально следить за малышом, чтобы он не упал, не ударился и не повредил единственный здоровый глаз. А мальчик растет непоседой, и уберечь его от травм все сложнее.

Мать и отец опасаются, что их сын с возрастом может полностью потерять зрение. Причем их беспокойство не беспочвенно, ведь таких случаев немало.

Безрадостные предположения Заботиных прокомментировала дефектолог Диана Бахмудкадиева, которая много лет работает со слабовидящими и слепыми детьми.

После потери одного глаза вся нагрузка падает на здоровый глаз, и зрение может ухудшиться

«После потери одного глаза вся нагрузка падает на здоровый глаз, и зрение может ухудшиться. Но здоровый глаз нужно беречь и поддерживать медикаментозным лечением. Кроме этого необходим режим, то есть не нагружать здоровый орган зрения.

В своей практике я часто сталкивалась с детьми, которые так и ослепли – сначала из-за травмы ребенок терял один глаз, а потом постепенно полностью слеп.

Ребенок растет, и с возрастом ухудшения вполне возможны, такие случаи я встречала.

Но точно невозможно предугадать, как будет развиваться или ухудшаться зрение ребенка. Поэтому задача родителей беречь ребенка и поддерживать его здоровье», – пояснила дефектолог.

Несмотря на диагноз, Заботины не жаждут наказания для врачей и не просят моральной компенсации

Но возможности малыша уже ограничены, его жизнь будет полна лекарств, больниц и запретов. И это не дает покоя родным.

Несмотря на диагноз, Заботины не жаждут наказания для врачей и не просят моральной компенсации. Единственное желание супругов – это вылечить своего сына, и чтобы дагестанские медики ценили жизни простых людей.

А пока белокурый, шустрый и веселый Мурад играет, не переставая что-то лепетать себе под нос и абсолютно не подозревая, что ждет его в будущем.

Сегодня в СМИ

Главный редактор

Группа




Свежие комментарии