Детская неожиданность антитеррора в Дагестане


Кавполит, 9.12.2016 21:11   –   kavpolit.com


Зачем дагестанские чиновники ищут признаки радикальных взглядов у детей — и чем это грозит республике

Фото: president.e-dag.ru

Фото: president.e-dag.ru

Официальные правительственные документы фактически свидетельствуют, что противодействие идеологии терроризма и экстремизма стало в Дагестане статьей дохода, за который борются группы дагестанских бюрократов. А поиск врагов среди детей — это просто повод для перераспределения бюджетных средств. 

Из области фантастики

На прошедшем 6 декабря заседании антитеррористической комиссии Дагестана министр образования республики заявил:

«Выявляются учащиеся, в поведении которых присутствуют признаки радикальных взглядов. Так, по состоянию на 20 октября 2016 года в республике, по данным правоохранительных органов, 1145 таких семей, в которых воспитываются 1710 несовершеннолетних…

Фото: president.e-dag.ru

Кроме того, во всех образовательных учреждениях проводятся различные тесты и психолого-педагогические диагностики по направлениям: “Выявление уровней гражданской идентичности учащейся молодежи”, “Индекс взаимопонимания”».

Похоже, что это не личная инициатива отдельного министра образования с физкультурным прошлым, а целая система, т.к. 7 декабря 2016 года глава республики Рамазан Абдулатипов на совместной пресс-конференции со спикером Народного собрания Хизри Шихсаидовым заявил:

«Дано задание разработать в Дагестане индекс человеческого достоинства.

Это десятки индикаторов, из которых будет составляться достоинство человека, достоинство рода, достоинство села, района, республики.

Главные критерии для нормального человека, особенно дагестанца, — чувство собственного достоинства».

«Ты опасен, если ты другой», — так звучит слоган фильма «Дивергент», снятого по роману Вероники Рот. Потом из таких детей могут вырасти инсургенты, вооруженные отряды, выступающие против властей.

Западная фантастика стала реальной политикой дагестанских властей. 

Будущее за прошлым

Со стороны фантастические идеи дагестанских чиновников выглядят дикостью, но ничто не рождается на пустом месте, и всему есть свое объяснение.

Во-первых, такие идеи просто обречены рождаться в обществе, история которого помнит политические репрессии в отношении инакомыслящих и их детей. В Махачкале тоже исключали из школы, с позором, детей бывших коммунистов.

Когда Дагестан стодкнулся с идеологией терроризма и экстремизма, методы противодействия были взяты из исторической памяти

Во-вторых, вся советская культура утверждала, что человек несвободен, что общество важнее человека, и что именно общество (а не семья) воспитывает человека.

В-третьих, причина лежит в традиционном строе дагестанских этносов, где человек — это часть тухума, член сельского джамаата и мусульманской уммы, патрон клана, а потом уже гражданин и в последнюю очередь личность. И эта традиция до сих пор сохранилась.

Фото: president.e-dag.ru

Когда республика столкнулась с идеологией терроризма и экстремизма, методы противодействия были взяты из исторической памяти.

Какая история — такие и методы. И здесь же главная системная ошибка.

Мы, как секты, пропагандируем коллективную ответственность. Отсюда профучет в отношении родственников боевиков

Радикальные террористические группировки создаются по признаку секты, где человек ничто, и его жизнь ему не принадлежит, а все грехи его может снять лидер группировки; поэтому члены террористических группировок становятся живыми бомбами.

По логике, противодействовать этому можно обратными методами — развивать и распространять идеи свободы личности и индивидуальной ответственности.

Но из-за исторического опыта мы действуем так же, как и секты, — пропагандируем коллективную ответственность. Отсюда — профилактический учет по признаку религиозного экстремизма в отношении родственников боевиков.

Поиск врагов среди детей — это просто новая статья дохода и поаод для перераспределения бюджетных средств

Иногда власти пытаются придумать альтернативные идеологии, но тоже традиционные. Например, в утвержденной правительством РД программе противодействия идеологии экстремизма на 2017 год заложено 30 млн рублей, в том числе 400 тысяч рублей на создание «Кодекса чести горца» (отв. Минмолодежи).

Есть информация, что готовятся программы по развитию национализма с целью перетянуть радикалов из террористических группировок.

Кому это выгодно

Возвращаясь к вопросу о детях, которых дагестанские власти ставят на учет как радикалов, следует сказать, что чиновники не просто попали в эту колею из-за плохой исторической наследственности, но и двигаются по ней с большой скоростью, так как в это вкладываются хорошие ресурсы.

Противодействие идеологии терроризма и экстремизма стало статьей дохода

По статье о противодействии идеологии терроризма не только покупают арматуру для новой мечети, но и проводят мероприятия, которые раньше финансировались из других бюджетов. И все идет под лейблом «в рамках программы противодействия терроризму».

По вышеуказанной программе правительства РД выделяют деньги на съемку программ на государственном ТВ, которое и так имеет свой госбюджет, на постановку пьесы в драматическом театре, на книжную ярмарку.

Выдержка из программы:

Официальные правительственные документы фактически говорят, что противодействие идеологии терроризма и экстремизма стало статьей дохода.

С точки зрения экономики деньги — это ограниченный ресурс, и чтобы они появились в одной бюджетной строке, надо, чтобы их исключили из других программ финансирования. А в итоге они все равно возвращаются в ту же самую культуру и СМИ.

Получается, что это просто борьба групп влияния дагестанских бюрократов.

В итоге поиск врагов среди детей — это просто новая статья дохода и поаод для перераспределения бюджетных средств.

Серьезная задача

Перечисленные факторы, влияющие на методы и стратегии дагестанских властей, не всегда являются результатом корысти или чиновничьих амбиций.

Они могут возникнуть и из-за более сложной системной ошибки.

Для примера можно взять США или Европу, где сложилась целая экономика на основе деления общества по национальному, культурному, религиозному и другим факторам.

Артур Хейли в романе «Колеса» показал, как борьба с бедностью среди афроамериканцев породила законы, которые при конкуренции между белым и афроамериканцем заставляли отдавать предпочтение цвету кожи, а не квалификации.

В Дагестане сложилась традиция сколачивать политический и экономический капитал на различиях, прежде всего национальных

Методы выравнивания, которые проповедуют демократы (в частности, предоставление приоритета компаниях с собственниками-женщинами, бывшими мигрантами и т.д.) — все это привело в к победе Трампа на выборах.

А между тем целая когорта именитых экономистов (Ф. Хайек, М. Фриман, Р. Познер) предупреждала о негативных последствиях таких методов защиты меньшинств.

В Дагестане проблема не в том, что чиновники и ответственные за противодействие экстремизму и терроризму брезгуют опытом потенциального врага и не читают экономическую классику.

Искренняя забота о детях ликвидированных боевиков может привести к экономике сегрегации

Проблема в том, что в Дагестане, также как и в США, сложилась традиция сколачивать политический и экономический капитал на различиях, прежде всего национальных.

Поэтому искренняя забота о детях ликвидированных боевиков с учетом исторических и финансовых традиций управления может привести к экономике сегрегации.

Это когда семьям бывших боевиков устанавливают имущественную помощь (земельные участки, одежда для детей, преференции при поступлении в школу, университет) и при этом стигматизируют их до такой степени, что в правоохранительные органы не берут, за пределы республики не выпускают.

Меньшинству дают преференции, в результате которых оно получает места на ограниченном рынке труда, вытесняя других

Соответственно, придется обеспечивать их работой, «чтобы не ушли в лес». А в итоге произойдет то же, что описывали упомянутые экономисты: рано или поздно меньшинству дают преференции, в результате которых оно получает места на ограниченном рынке труда, вытесняя других граждан. Здесь есть свои минусы, которые надо знать и публично обсуждать.

Экономика сегрегации имеет тенденцию к сохранению и росту, а не к падению. Данные, зафиксированные Генеральной прокуратурой РФ, показывают, что за два месяца этого года количество выявленных боевиков достигло 33 человек.

С такими темпами количество «детей с радикальными взглядами» у нас быстро дойдет до 5 тысяч, особенно если учесть фактор многоженства и метод, которым пользовались католики в Канаде при оккупации Британией и палестинцы в Израиле, — демографический рост сторонников.

Свет в конце тоннеля

Но что если пойти по другому пути? Признать, что дети за отцов не отвечают, и относиться к таким детям так же, как и к другим, попавшим в трудную жизненную ситуацию, без всяких ярлыко и тем более без спецучета?

Ответ на тот вопрос тоже требует серьезного публичного обсуждения с обозначением как плюсов, так и минусов.

Но при решении этой задачи мы должны понимать, на что нам держать курс.

Не должно быть каких-то иллюзий о том, что с помощью правительственных программ мы победим идеологию терроризма

И тут не должно быть каких-то иллюзий о том, что с помощью правительственных программ и обучения 300 журналистов и блогеров в год мы победим идеологию терроризма.

В данном случае эксперты предлагают рассматривать насыщенное радикалами общество как пассионарное, с высоким уровнем заряда человеческого капитала.

В этой связи Дагестану хорошо бы присмотреться к Финляндии. Эта территория в царской России была чем-то вроде Дагестана: там убивали генерал-губернатора и скрывались террористы из Петербурга.

Дагестану хорошо бы присмотреться к Финляндии или Калифорнии

В итоге Финляндия превратилась в регион с динамично развивающейся экономикой, с одной из лучших систем школьного образования в мире.

Можно приглядеться к Калифорнии. Это всегда был один из самых беспокойных штатов, созданный авантюристами, приехавшими на поиски золота. Там с трудом устанавливалась власть.

А теперь это мировой центр  цифровых технологий, самый богатый штат страны с валовым региональным продуктом в 2,203 трлн долларов — первое место в США (август 2013 года).

Но американцы не святые и не сразу пришли к пониманию, кого должна воспитывать школа, кто такие на самом деле лидеры общества и где их искать.

Сегодня в СМИ





Свежие комментарии