Кваzи (4)


Сергей Лукьяненко, 17 окт. 2015   –   dr-piliulkin.livejournal.com


Знакомая консьержка при нашем появлении засуетилась, оторвалась от стола за которым пила чай. Я махнул ей рукой, показывая, что вставать и подходить не надо.

Сами справимся.

Дверь в квартиру Томилиных была открыта и завешена крест-накрест красно-жёлтыми заградительными лентами. Я нахмурился. До сих пор эксперты работают? Или…

Видимо мысль о Виктории, которая могла оказаться настолько наглой или настолько глупой, что вернулась домой, появилась у нас одновременно. Михаил ловко поднырнул под ленты и оказался в квартире. Я двинулся следом, расстёгивая кобуру.

Но всё было в порядке. В кабинете, разложив на письменном столе чемоданчик с пробирками, пакетами и реактивами, стояла одетая в белый одноразовый комбинезон поверх формы Анастасия – эксперт из нашей лаборатории. Она аккуратно опускала пинцетом в пробирку какой-то волосок.

Наше появление её ничуть не удивило. Кивнув, она закрыла пакет, подписала его и отправила в чемоданчик.

- Царица послала? – спросил я, застёгивая кобуру обратно.

- Привет, Денис. Да. Она сказала, что вы наверняка сюда приедете.

Анастасия у нас работает недавно, сразу после института. Я от её поколения теряюсь. С молодёжью, вроде тех двух девчонок, в сознательный возраст вошедших уже в изменившемся мире, нормально общаюсь. С ровесниками, кому за тридцать, тоже без проблем. А вот с этими, двадцатипятилетними, чей мир опрокинулся и в без того сложном отроческом возрасте, теряюсь. И с юношами, и с девушками. Как-то они иначе на мир смотрят. Не как мы, не как молодёжь. К восставшим и кваzи относятся вроде бы нормально, куда лучше, чем я. К современной жизни адаптировались будь здоров.

Но их что-то изнутри гложет. Фантомные боли какие-то. Наверное, о том мире, когда можно было сесть в электричку, выехать за город и разбить там палатку у тихой речки. Или поехать через всю Европу на машине, останавливаясь в случайных городишках. А то и отправиться куда-нибудь… ну, допустим, в Африку или Азию. В Азию! Ха-ха! В Китай! Или на Килиманджаро взобраться.

Они всё это получить не успели и уже никогда не получат. А могли. Даже если не собирались, то знали, что всё это возможно. Пляжи Гоа, Великая Китайская Стена, египетские пирамиды…

Те кто помладше на это уже и не рассчитывали, им это словно мечта в крестовом походе поучаствовать или с Робин Гудом в Шервудском лесу поразбойничать. У них и не болит.

- Нашли что-то интересное, Анастасия? – спросил Михаил. Ну надо же, он весь наш состав в лицо знает.

- Ничего особенного, Михаил, - Анастасия взяла ещё один пакетик, скальпель и принялась вырезать фрагмент кожаной столешницы. – Всё выглядит именно так, как в рапорте Дениса. Мне только кажется, он мог бы и увернуться от восставших. Но я не оперативный сотрудник и это не моё дело. А что вы хотели посмотреть?

- Компьютер, бумаги… - сказал я.

- Жёсткий диск уже изъяли, часть бумаг – тоже, - Анастасия пожала плечами. – Смотрите сами. Мне ещё на четверть часа работы. Царица велела всё по полной программе запротоколировать.

Мы с Михаилом переглянулись. Я кисло поморщился.

Да, непонятно, что теперь тут искать. Это только в кино попавший в тупик следователь приезжает на проверенное и осмотренное место преступления, после чего находит там самый важный документ, незамеченную гильзу или отпечаток пальца.

В жизни такого не бывает.

Для порядка и из упрямства я всё же порылся в столе, натянув протянутые Анастасией перчатки. Собрал какие-то бумаги, пару флэшек, несколько распечаток. Михаил побродил по кабинету, потом на время скрылся в спальне, в ванной комнате, на кухне… Ему перчатки не требовались, кваzи не оставляют отпечатков пальцев.

- Царица что-то конкретное говорила? – спросил я у Анастасии. Та тоже заканчивала, паковала все образцы.

Девушка покачала головой.

- Нет, Денис. Сказала, что ей не нравится это дело, особенно после бегства Виктории.

- Не боялась, что кваzи сюда придёт?

Анастасия посмотрела на меня с удивлением.

- И что? Задержать я её не смогу, и пробовать бы не стала. А нападать на меня – зачем это ей?

- Так ей и бежать смысла не было, - заметил я.

На мгновение мне удалось её смутить. Потом Анастасия похлопала себя по поясу через хрустящий белый комбинезон.

- Обойма с разрывными. Остановит любого кваzи. На время.

Я неохотно кивнул.

Говорю же – не понимаю это поколение…

- Ничего интересного, - сказал вернувшийся Михаил. – Вы закончили, Анастасия?

Ответить она не успела. Из прихожей послышался шорох запретительных лент, топот ног и в кабинет вбежал Найд.

- Папа, там две машины, безопасность, - быстро сказал он.

- Никуда не забегать! – жёстко сказал Михаил, взял Найда за плечо и задвинул себе за спину. – Про телефон забыл?

- Папа, у меня деньги кончились!

Судя по взгляду, брошенному Михаилу на балконную дверь, он сейчас размышлял, не повторить ли вчерашний прыжок. С мальчишкой на руках, к примеру.

Может быть он был способен на такое. Но нас с Анастасией он вытащить бы никак не смог.

- Почему у тебя всегда есть уважительный повод для нарушения запретов? – риторически спросил он.

Ленты в дверях с треском порвались. Те, кто бежал за Найдом, не церемонились. Первый вбежавший в кабинет, в строгом костюме свободного кроя и с пистолетом в руке, имел лицо невозмутимостью могущее поспорить с кваzи. Но когда вместо одного мальчишки, вбежавшего в подъезд перед носом, он обнаружил ещё и трёх взрослых – спокойствия у него поубавилось. Он начал было приподнимать оружие, потом опустил. Следом вбежали ещё двое – без оружия, зато с азартом на лицах.

- Почему вы гонитесь за ребёнком с оружием? – спросил Михаил.

- Кто вы такие? – вопросом ответил первый ворвавшийся. – Поднимите руки!

Руки мы поднимать не стали.

- Капитан Денис Симонов, двадцать девятое отделение полиции города Москвы, - сказал я. – Я повторю вопрос своего коллеги. Почему вы преследуете ребёнка с оружием в руках?

Дураком вбежавший не был. Он направил ствол в пол и сказал:

- Капитан Владислав Маркин. Госбезопасность. Покажите удостоверение.

Я неспешно достал корочки, протянул капитану. Кивнул на Анастасию.

- Лейтенант Анастасия… э…

- Анастасия Деева, - подсказал Михаил.

- Анастасия Деева, эксперт-криминалист. Михаил Иванович. Представитель от кваzи.

- Документы у Михаила Ивановича есть? – спросил гэбэшник мрачно.

- Есть, - ответил тот, не порываясь ничего достать. – Я повторю вопрос – почему вы подвергали опасности моего сына Найда?

- Здесь место преступления, - хмуро сказал гэбэшник. – По нашим данным тут могла появиться преступница. Кваzи. Увидев ребёнка, направляющегося сюда, я достал оружие, чтобы защитить его в случае опасности.

- Кваzи ребенка не обидят, - сказал Михаил. – Это совершенно исключено.

Владислав наконец-то спрятал оружие. Неохотно вернул мне документы.

- Недоразумение… коллеги. Я в курсе, что вы произвели здесь зачистку, Денис.

- Я оборонялся от восставших, - твёрдо ответил я.

Гэбэшник улыбнулся уголками губ.

- Ну да, конечно. Итак, я понимаю, что вы вели это дело… в какой-то мере… но теперь оно передано госбезопасности. Спасибо за помощь. Попрошу вас вернуть собранные улики и покинуть территорию.

Вслед за этой троицей подтянулись ещё несколько человек. Судя по внешности и одежде – эксперты. В разговор они не лезли, самый пожилой даже махнул рукой Анастасии – вполне дружески и, кажется, с узнаванием. Может в институте ей курс читал.

- Простите, не могу, - упёрся я. В общем-то ничего мы не нашли, да и собранные Анастасией волоски и соскобы особой ценности не имели. Но когда это бывало, чтобы полицейский легко отдавал своё дело гэбэшникам! – У меня нет таких предписаний.

Владислав спорить не стал. Порылся в кармане пиджака, достал сложенный вчетверо лист бумаги, протянул мне.

Жутким канцелярским языком, который был надёжнее любых печатей, в бумаге от министерства внутренних дел сообщалось, что дело об убийстве профессора Томилина передаётся в государственную службу безопасности и всем сотрудникам органов внутренних дел предписывается оказывать полное содействие ГСБ. Впрочем, печати на документе тоже были. А подписан он был меньше часа назад.

- Выглядит настоящим, - сказал я, чтобы оставить за собой последнее слово. – Анастасия, нам придётся…

- Подождите, - внезапно сказал Михаил. – У меня тоже есть бумага.

Точно так же как Владислав он достал из пиджака сложенный лист. Владислав со скепсисом открыл его и начал читать. Выражение его лица изменилось.

- Моё предписание подписано позже, - сказал он наконец.

- Зато моё предписание подписано в вашем управлении. Вы забрали дело у полиции. А я забрал у вас.

- Это конфликт интересов, - сказал Владислав. – И вы заинтересованное лицо.

- Несомненно, - сказал Михаил. – Но вот документ. Так что мы пойдём, а вы разбирайтесь.

Проигрывать капитан Маркин умел достойно. Он кивнул, вернул бумагу и сказал:

- Ваше предписание отзовут. Ещё до утра отзовут, будьте уверены.

- До утра ещё далеко, - Михаил кивнул Анастасии, та с готовностью устремилась к выходу, крепко сжимая свой чемоданчик. Капитан Маркин смотрел на него с такой жадностью, будто надеялся обнаружить внутри все тайны мира. К примеру – кваzи-вирус и лекарство от него.

- Почему мальчик бросился к вам? – внезапно спросил он.

- Испугался! – бодро отозвался Найд. – Извините пожалуйста, но вы такие страшные!

К моему удивлению капитан не обиделся, а рассмеялся.

- Работа такая, парень.

К машине мы рванулись так энергично, будто боялись, что капитан Маркин передумает.

- Я пешком до отделения, - разрывая на себе комбинезон и выбираясь из обрывков, сказала Анастасия. – Тут через дворы всего ничего.

- И что ты будешь делать с собранными уликами, девочка? – спросил Михаил.

На девочку Анастасия не обиделась. То ли потому, что Михаил кваzи, то ли потому, что он ей в деды годился.

- Сдам в лабораторию.

- И утром его заберёт наш добрый друг Владислав, - сказал я.

- А что мы можем сделать? – очень рассудительно спросила девушка. – Скрыть улики? Затеять ссору с госбезом? Вылетим с работы вмиг.

- Может это и впрямь их дело, - неохотно признал я. – Профессор, похоже, не только ветрянку изучал. Может, он выделил вирус, от которого мертвецы восстают.

Анастасия рассмеялась.

- Денис, вы что, в это верите? В вирус?

- Микроб. Грибок. Паразит какой-нибудь…

- Десять лет во всех лабораториях мира роются в ходячих покойниках обоих типов. Секции, вивисекции… - Анастасия покосилась на Михаила, но тот никак не отреагировал. – Ничего не нашли. Ничегошеньки. А наш биохимик, занимавшийся исследованием детской болезни, что-то нашёл…

- Но что-то же должно быть, - упрямо сказал я. – Правда, Михаил?

- Должно быть, - согласился он. – Иначе я бы тут не стоял. Но я вам совершенно честно и без увиливаний скажу – я не слышал, чтобы кто-то где-то выделил возбудитель… Анастасия, дорогая, а вам обязательно сдавать собранные образцы прямо сейчас?

- Могу потянуть до утра, - сказала она без всякого удивления. – Только что это вам даст? Лаборатории у меня дома нет. И никаких мыслей, что именно надо искать – тоже.

- Может быть они явились случайно, - сказал Михаил, кивая на балкон. Там стоял капитан Маркин и курил, глядя на нас. – А может быть что-то знают. Я бы хотел узнать, что именно. А вы?

Я молчал.

Ну да, у нас с госбезопасностью всегда есть тёрки. Но лишь потому, что мы делаем одно дело. Вот только у них уровень выше, и самые громкие дела уходят у нас из-под носа.

Но это же не повод, чтобы всерьёз идти на конфликт!

Да ещё по предложению кваzи!

Я посмотрел на сына Михаила. Тот стоял у открытой двери машины и ждал. Шустрый парень. Распознал в приехавших госбезопасность и прошмыгнул у них под носом в подъезд.

Говорят, поздние дети – самые умные.

Впрочем, шестьдесят четыре года – многовато даже для позднего ребёнка. Да и не выглядит Михаил любителем молодух, на старости лет прижившим сына от молодой тётки. Такие либо живут со своей единственной, либо доживают век бобылями.

- Найд – это ведь не имя. Это от «найдёныш»? – спросил я Михаила негромко.

Тот кивнул.

Как бы там ни было, этот навечно старый кваzи подобрал где-то в обезумевшем мире человеческого ребёнка, затерявшегося среди кровожадных восставших. И вырастил, неплохо в целом вырастил.

Ну не выглядел Михаил как враг. Даже как чужак не выглядел. Может потому, что старый. Может потому, что сын у него – человек.

- Я бы тоже хотел понять, в чём дело, - сказал я. – Но если разгадка и есть среди Настиных анализов и собранных мной бумажек – у нас времени только до утра. Нет, вру. Если мы сейчас всё не завезём в отделение, то через пару часов нас будут искать.

- А моего мнения не спрашиваете? – спросила Анастасия.

- Говори, - предложил я.

- Я знаю, куда мы можем поехать, - сказала девушка. – До утра нас там точно не тронут.

- Тогда я за руль, а ты рядом и штурманишь, - скомандовал я. – Михаил, а ты…

- Сзади.

- Понятно, что не в багажнике. Но ты будешь обязан нам рассказать больше об этом деле. Значительно больше.

Кваzи прикрыл глаза и постоял так некоторое время. Потом кивнул.

- Это честно. Идёт.

Вначале я не мог понять, куда Анастасия меня направляет. Адрес она прямо не называла, играла в навигатор – «сверни направо… сверни налево… по Бульварному…»

Потом решил, что она сошла с ума.

А потом понял.

- Приют при Храме? – воскликнул я.

- Я там с детства работала, - ответила Анастасия. – И сейчас волонтёрю.

Всем традиционным религиям случившееся десять лет назад сильно подпортило карму. Трудно говорить про «чую воскресение мёртвых», когда ожившие покойники ходят вокруг и пытаются тебя сожрать. Невозможно обещать гурий в раю, когда мёртвому хочется гурий сожрать. И с сансарой как-то неудобно получается, разве что признать наш мир – миром голодных духов.

Но человек – существо гибкое, а вера его – ещё гибче.

Все приспособились. Так или иначе.

И с миром восставших и кваzи тоже стали взаимодействовать.

Так или иначе.

Под Храмом Христа-Спасителя, где когда-то были автостоянки, зал церковных соборов и трапезные залы, десять лет назад открылся огромный госпиталь. Поначалу там пытались лечить восставших. В том числе молитвами и святой водой, если уж честно. А потом… потом госпиталь превратился в Приют Лазаря Вифанийского, где содержались и содержатся восставшие. Те, у кого остались родственники среди людей.

Родственники, желающие держать своих восставших поблизости, а не отдавать их кваzи.

И готовые за это платить. Или скажем деликатнее - делать пожертвования Храму.

Сейчас там было, наверное, тысячи полторы восставших. Опасное заведение, но оно уже стало частью городской традиции, да и Церковь крепко за него держалась, как за визитную карточку своих добрых дел. Поэтому у Приюта помимо врачей и санитаров была хорошая охрана (а также, по слухам, система экстренного затопления, способная за полторы минуты превратить храм в бассейн).

- Ты сможешь нас туда провести? – спросил я. Мы ехали по набережной Москвы-реки, впереди уже виднелся купол Храма.

- Да, смогу. Тем более – мы все из полиции. За нами туда не сунутся, это скандал.

Пожалуй, она была права. Одно дело ввалиться в поисках нас в отделение полиции или к нам домой. Другое дело – в приют при Храме. Сразу такие разговоры начнутся, что начальство открутит головы и нам, и капитану Маркину сотоварищи.

- Тогда поднажми, Денис, - неожиданно сказал Михаил. – За нами от самого дома летит квадрокоптер. Сейчас они поймут, что мы задумали и попытаются остановить нас на подъезде.

Я поднажал.

Может в госбезопасности и следили за нами в режиме онлайн, может и решили остановить – но то ли запутались в согласованиях, то ли не сошлись в методах.

А может и не настолько мы были великие птицы, чтобы за нами пустили дрон с живым оператором, а не автомат, отслеживающий перемещения и выдающий утром распечатку на стол дежурному.

Машину пришлось оставить на стоянке перед Храмом. Но в приют нас пустили легко, без вопросов, даже удостоверения не пришлось доставать – хватило пропуска, который показала Анастасия.

Мы спустились в подземный этаж и двинулись по пустынному коридору. О толпах восставших, где-то совсем рядом с нами, ничего не напоминало.

- Ты тут на хорошем счёту, - заметил я.

- Я же говорю – работаю тут. Помогаю восставшим. Придумываю более гуманные методы содержания.

- Ты молодец, - внезапно влез в разговор Найд. Не удержался. Для живого мальчика, выросшего с отцом-кваzи в городе мёртвых, такое отношение девушки к восставшим выглядело очень похвальным.

Некоторое время Анастасия шла молча. Потом протянула руку и потрепала Найда по голове.

- У меня тут мама, папа и младший братик. Твой ровесник, вот уже десять лет как.

Объяснять больше ничего было не нужно. И говорить, в общем-то, тоже.

Мы несколько раз повернули и вошли в пустую медицинскую лабораторию. Анастасия включила освещения, развела руками.

- Всё к вашему распоряжению. Тут есть оборудование, я посмотрю собранные образцы. Но не думаю, что там что-то особенное, кроме крови и пороха… Вы можете глянуть свои бумаги и файлы. Найд, в углу – диван. Можешь поспать или посидеть в сети, тут есть вай-фай. Попозже сходим в буфет, он круглосуточный. Или кто-то голоден?

- Для меня еда найдётся? – спросил Михаил.

Анастасия посмотрела на него с удивлением.

- Конечно. У нас есть кваzи в персонале, иначе было бы трудно управляться с восставшими.

Через два часа я аккуратно сложил стопкой все захваченные из дома Томилина документы, а рядом сложил флэшки.

Ничего ценного тут не было.

Было немного рабочей переписки – судя по ней моложавый профессор занимался именно тем, о чём нам говорили - ветрянкой. Было немного финансовых документов, из которых следовало, что профессор человек не бедный, но и богачом его не назвать. На флэшках нашлась коллекция старой японской анимации.

Всё.

Добыча Михаила была ещё более скудна.

Ежедневник с плохонькими стихотворениями – покойный баловался любовной лирикой.

Книжка вульгарно-философских рассуждений о восставших с пометками Томилина (чем она и привлекла внимание кваzи). Может биохимик он был и великий, но подчёркнутые рассуждения мне показались банальными.

Черновик статьи «Моя жена – кваzи», довольно любопытной сама по себе, но никаких сенсаций не содержащей. То ли опубликованная, то ли нет.

Анастасия справилась даже раньше нас и сообщила, что из собранных ей образцов следует: в квартире Томилина один человек убил другого из пистолета (есть следы пороха), потом убитый немного погрыз убийцу, тот истёк кровью и через какое-то время сам восстал. А потом им обоим отрубили головы.

В общем можно было сразу отдать капитану Маркину все наши находки и расстаться друзьями.

На нашем фоне достижения Найда, который провёл в интернете несколько танковых сражений и повысил свой рейтинг в игре, выглядели наиболее впечатляющими.

Есть ощущение, что это не совсем еще конец главы, но на сегодня работу уже закончил :)

Сегодня в СМИ

Главный редактор

Группа




Свежие комментарии