Стенограмма показаний анны-мари ван ближенбург об убийствах детей в бельгии


Олег Матвейчев, 30 окт. 2015   –   matveychev-oleg.livejournal.com


//itccs.org/2014/09/10/transcript-of-anne-marie-van-blijenburghs-testimony-about-child-murders-in-belgium/

Издано Международным судом общего права, Брюссель.

Copyright ITCCS 2014 Все права защищены.

https://www.youtube.com/watch?v=SbhMfZRhsXw&feature=youtu.be

Меня зовут Анна-Мари ван Ближенбург (Anne Marie van Blijenburgh). В течение двадцати четырех лет моим мужем был Кис ван Корлар (Kees van Korlaar). Вместе со своими тремя братьями, Кис ван Корлар входит в преступную организацию, известную как Синдикат Спрут (Octopus Syndicate, прим. ред.: в Голландии это сленговое название Ндрангеты, современной итальянской мафии). Они работали с 1960 года по сегодняшний день. По приказу королевы Нидерландов Беатрикс они организовали убийства, пытки, изнасилования и убийства детей в публичных местах. Они организовали это через центры содержания под стражей подростков (колонии для несовершеннолетних) в Нидерландах.

Эти центры предлагали голландскому суду передавать некоторых подростков, детей на определенный период времени в распоряжение королевы Беатрикс в качестве работников. Центры были рады такому сотрудничеству с Бектрикс, как с очень известным общественным деятелем. Все формальные вопросы передачи детей решались по согласованию с высокопоставленным офицером суда королевы Беатрикс.

Из этих детей выбирали ребенка, который не имел ни семьи, ни родственников. Его отправляли на поезде в Зволл (Zwolle), там его доставляли в здание, которое было оборудовано как отель. Оно не было отелем, хотя множество людей в вестибюле создавало впечатление, что это работающий отель.

Ребенка ставили на стол и давали выпить какой-то наркотический напиток. Около этого «отеля» было здание, где происходило само зрелище. В зале сидели люди, в определенный момент вносили этого ребенка, его пытали, насиловали и зверски убивали у них на глазах.

Вся публика вращалась вокруг принца Йоханна Фрисо (Johann Friso), второго сына королевы Беатрикс. Мне говорили, что Йоханн Фрисо был отчасти сумасшедшим и имел нездоровый интерес к маленьким детям. Психиатр находился рядом с ним каждый день. Его имя Гус Раро Дюмон (Guus Pareau Dumont).

Эти убийства оплачивала королева Беатрикс. Вместе с Йоханном Фрисо были его друзья и родственники, так что все здание было заполнено известнейшими в Нидерландах людьми: министры, высокопоставленные должностные лица. Члены синдиката активно содействовали в их приглашении на это мероприятие, там они фотографировали этих людей, чтобы потом иметь возможность их шантажировать в своих целях.

Вопрос: Не могли бы вы назвать кого-то из присутствовавших?

Люди, которых я узнала, были - принц Йоханн Фрисо, его психиатр Гус Паро Дюмон, я узнала жену Йоханна Мабель Висс Смит (Mabel Wisse Smit), она была там со стариком, я думаю, что это был Джордж Сорос, я узнала господина Доннера (Donner), бывшего министра законодательного департамента, …, я узнала господина ван ден Емстера (Emster), он был в течение многих лет главой всех судей в Нидерландах, узнала Дика Берлижна (Dick Berlijn), бывшего главу военного департамента в Нидерландах. Я узнала одного очень известного журналиста. Узнала Карлу Ерадус (Carla Eradus), жену психиатра Фрисо, Карла президент суда в Амстердаме, судья. Я узнала Марка Рютте (Mark Rutte), он в это время был премьер-министром Нидерландов. Я узнала Герта Вилдерса (Geert Wilders), он в тот момент был главой политической партии PVV и главой парламента Нидерландов.

Было около пятидесяти человек каждый раз, когда меня брали туда. Я была там три раза. Каждый раз я видела как они убивали ребенка. Два мальчика и одна девочка. Я полагаю, они были детьми из Нидерландов, думаю, они были доставлены из центров содержания под стражей подростков.

Вопрос: Вы сказали, что должностные лица центров заключения думали, что детей съели?

Я спросила журналиста газеты «Телеграф» в 2005 или 2006 году, можно ли опубликовать в газете информацию о том, что происходит. Журналист рассказал мне, что он проверил мою историю, изучив все центры содержания подростков под стражей в Нидерландах, и говорил с людьми в этих центрах, где считали, что детей отправляют по запросу суда королевы Беатрикс для работ. Некоторые из этих людей думали, что королева Беатрикс съедала этих детей, потому что о детях, отправленных на поезде в Зволл, никто никогда не слышал больше.

Вопрос: Вы знаете, что было дальше с останками убитых детей, где они похоронены, что с ними сделали?

Да, к сожалению, я знаю. Сначала их бросали в охлаждающий контейнер позади того здания. После нескольких выступлений контейнер доставлялся в Бельгию, там был участок земли, на котором детей сбрасывали в яму.

Вопрос: Вы знаете название этого места в Бельгии?

Я должна увидеть его, я нашла его, но я должна увидеть его.

Вопрос: Что бы вы хотели видеть как итог всего этого?

Я хочу, чтобы эти преступники были навсегда посажены в тюрьму.

Вопрос: Вы говорили, что не получили какого-либо содействия в Нидерландах.

Никогда, нет, это ужасно, с 2004 года по сегодняшний день. Я говорила с каждым полицейским, с каким только имела возможность говорить, с каждым чиновником, с представителями Интерпола, я была в суде, чтобы дать показания для вынесения обвинительного заключения в суде и расследовать дело. В суде сказали мне, что это не моя проблема, а проблема общества, и суд не считает нужным отдавать прокурору приказ для проведения расследования. Я делала все, что в моих силах. Я думаю, что все останавливается, потому что в этом замешана королева Беатрикс и нидерландский суд. И каждому, кто пытается что-то расследовать, дают по рукам, потому что королева Беатрикс этого не желает.

Вопрос: Готовы ли вы дать показания по этому делу в другом суде, скажем, в Объединенном суде (Common Law Court)?

Да. Я не имею никаких возражений по этому поводу. Я очень, очень возмущена. Если бы вы видели то, что я видела… Это всегда останется со мной. Я не могу отстраниться от этого, потому что это одна из самых жестоких вещей, которые я видела, это ужасно, это действительно ужасно. Идиоты. Один раз, когда я возвращалась к моему дому, мой муж взял меня (он занимался сбытом наркотиков), дал возможность мне увидеть. В той поездке, когда я пришла в себя, после того убийства ребенка… Я заплакала. Мой муж сказал: «Не беспокойся, они дети-сироты, они просто мусор, это не имеет значения, что они убиты». Это ужасно. Я не могу описать это. Эти люди сидели там и смотрели…

Вопрос: А ваш муж все еще жив?

Он жив, и он по-прежнему убивает детей. Если вы просто подумаете, сколько людей с 2004 года они убили, прошло десять лет, они убивают, возможно, десять или двадцать человек в год, если не больше, это ужасно. Я показала полиции четыре места в Нидерландах, которые они используют, чтобы прятать тела людей, которых они убивали. Никогда, никогда ни один полицейский не заглянет туда, они боятся.

Вопрос: Можете ли вы назвать эти четыре места?

Да, я могу назвать их, я могу показать их, я сообщу вам о них по электронной почте. Но преступники знают, что я сообщала полиции, у них были все возможности, чтобы спрятать улики, но я знаю два места, в которых им это будет сложно сделать… Как правило, в Нидерландах, когда в доме находят следы убийства, полиция отправляет 20 или 30 человек для проведения расследования. Но когда я говорю полиции, что знаю четыре места в Нидерландах, которые используются в качестве кладбища и на каждом, возможно, похоронены 20 или 50, или даже 100 тел, никто не собирается организовывать поиски в этих местах.

Вопрос: Можете ли вы сказать нам ваше имя и сегодняшнее число? Пожалуйста.

Сегодня пятое июня 2014 года, меня зовут Анна-Мари ван Ближенбург.

Copyright ITCCS 2014 Все права защищены.

Перевод с английского Сергей Мальцев

Текст оригинала на английском:

Transcript of Anne Marie van Blijenburgh’s testimony about child murders in Belgium

Posted on September 10, 2014

Issued by The International Common Law Court of Justice, Brussels

Copyright ITCCS 2014. All rights reserved.

https://www.youtube.com/watch?v=SbhMfZRhsXw&feature=youtu.be

My name is Anne Marie van Blijenburgh. I have been married for twenty four years to Kees van Korlaar. Together with his three brothers, Kees van Korlaar forms a criminal organization known as the Octopus Syndicate (ed. Note: This is a slang term in Holland for Ndrangheta, the modern Italian -based Mafia). They have worked from 1960 on to today. By order of Queen Beatrix they have organized the murder, torture, rape and killing of children in a public setting. They organized that through youth detention centers in the Netherlands.

The youth detention centers were told by the criminals that they were asking for the Dutch court for children who could work for the Dutch Queen for a certain period. The detention centers were very happy, they thought that Queen Beatrix was a very social person, and they gladly volunteered in giving files of certain children to the criminals. When they wanted to verify what the criminals told them, they were given a name and a phone number of a high ranking officer in the court of Queen Beatrix, and that high ranking officer would tell them that indeed the criminals were seeking children to work for a certain period at the Dutch court.

After receiving files of approximately three children every time, the criminals selected a child that had no relative or family. They told the youth detention center that those are the ones we want, the youth detention center would give clothes to the child and put the child on the train to Zwolle. In Zwolle, the criminals fetched the child from the station and brought it to a building that was equipped like a hotel but was not working as a hotel, although there were people in the lobby as if the hotel was working. The child was put on a table and was given something to drink and with that drink the child was drugged. Beside that hotel was a building where the performance took place.

In that building there were people were sitting down and at a certain moment the child was brought into that building by the criminals, was tortured, raped and brutally murdered in front of those people.

The audience was around Prince Johann Friso, the second son of Queen Beatrix. I was told that Johann Friso was quite insane and had an unhealthy interest in young children and had a psychiatrist with him every day of his life. That psychiatrist’s name was Guus Pareau Dumont. The criminals organized those killings in accordance with Queen Beatrix, she paid for the killings. And the criminals asked Johann Friso to bring his relatives and friends with him, so the whole building was filled with very important people from the Netherlands: ministers, high ranking officers and all kinds of people that the criminals could photograph so they could blackmail those people and get criminal advantages from that.

Question: Could you name some of the people who were present?

The people who I recognized there were Prince Johann Friso, his psychiatrist Guus Pareau Dumont , I recognized Johann’s wife Mabel Wisse Smit, she was there with an old man, I think it was George Soros, I recognized a Herr Donner, a former minister of the law department, the vice roy of the Netherlands, I recognized Ernst Hirsch Ballin, a very important former Minister of Justice, I recognized a Mr. van den Emster, he was for years the head of all judges in the Netherlands, I recognized Dick Berlijn, he’s a former head of the military department in the Netherlands. I recognized a very important journalist. I recognized Carla Eradus, the wife of Friso’s psychiatrist Guus Pareau Dumont, Carla is the President of the Court in Amsterdam, a judge. I recognized Mark Rutte, he’s at this moment the President of the Netherlands. I recognized Geert Wilders, he is at this moment the head of the political party PVV and head of the Dutch Parliament.

There were about fifty people every time I was taken there. I have been taken there three times. I have seen every time that they killed a child, I have seen two boys killed and one girl killed. I presume they were children from the Netherlands, I presume they came from detention centers and were recruited in the way I have told.

Question: You said that officials at the detention center thought that the children had been eaten?

I asked a journalist of the paper De Telegraff in 2005 or 2006 to look that up for me and to publish in the newspaper what was happening. The journalist told me he had checked my story with all the youth detention centers in the Netherlands and had spoken to people who had indeed given those files to the criminals and they thought that the children they put on the train were going to be solicited to work in the court of Queen Beatrix. And some of those detention center people told the journalist that they thought that Queen Beatrix was eating those children up because they were putting them on the train to Zwolle and they never saw those children again or ever heard about them anymore.

Question: Do you know what happened to the remains of the children who died, where they were buried or what they did with them?

Yes unfortunately I know, yes. They were first thrown in a container behind the building where they were murdered, a cooling container. After certain performances the container was brought to Belgium where they had a piece of land where they put the children in a hole.

Question: What is the name of the place in Belgium, do you know?

I must look it up, I found it but I must look it up.

Question: What is it that you’d like to see happen about all of this?

I want to see those criminals forever locked up.

Question: You haven’t received any help in the Netherlands, you said.

Not one thing, no, it’s terrible, from 2004 to today. I have spoken with every policeman I could find, and every law official, I’ve talked to INTERPOL about this, I’ve been to court to try to get a the prosecutor to convict this and investigate the matter. The court told me it wasn’t my problem, it was a problem of society, and the court didn’t want to give an order to the prosecutor to investigate. I have done literally everything to clear this up. I have the idea that everything is stopped because Queen Beatrix is involved and the Dutch court is involved. And every time somebody wants to investigate they slap him on the shoulders and say don’t do that because Queen Beatrix doesn’t want it.

Question: Are you willing to give this testimony in another court, say a Common Law Court?

Yes. I have no objection about that. I am very very angry, if you’ve seen what I’ve seen, it always stay with me. I can’t put it aside because it’s one of the cruelest things I have seen, it’s horrible, it’s really horrible. The idiots. One time when I was going back to my home, my husband who took me there, he drugged and he let me see that and he brought me back to my home a hundred kilometers away. And during that ride I suddenly came to my senses, I suddenly discovered that it was a child that I had seen killed. I burst out into tears. My husband was driving and he put his arm to me and he said, “Don’t bother, they’re children of a minor family, they’re orphans, they’re just trash, it doesn’t matter they were killed.” It’s horrible. I can’t describe it. It’s horrible those people were sitting there and looking and not doing anything.

Question: And your husband is still alive.

He’s still alive and he’s still killing people. If you just think how many people since 2004 have been killed, it’s been ten years, they kill perhaps ten or twenty people a year if not more, it’s horrible. I have shown the police four places in the Netherlands they use as grave yards for people they killed. Never, never, has any policeman ever taken the trouble to look.

Question: Can you name those four places?

Yes I can name them, I can show them, but I will put them to you by email. But the criminals know I have told the police, they’ve had every opportunity to let the bodies disappear, I know two places where it is difficult for them to disappear … But normally in the Netherlands when you find a body in a house with blood, the police go with 20 or 30 people to investigate. But when I say to the police I know four places in the Netherlands they use as a graveyard, and every graveyard perhaps 20 or 50 perhaps 100 bodies are buried there, nobody is looking, nobody goes to those places.

Question: Can you tell us your name please and the date today?

Today is the fifth of June 2014 and my name is Anne Marie van Blijenburgh.

Copyright ITCCS 2014. All rights reserved.

На главную

Сегодня в СМИ

Главный редактор

Группа




Свежие комментарии