Паисий Святогорец: «Чтобы больной стал здоров, надо идти на какую-то жертву»


Олег Матвейчев, 26 нояб. 2016   –   matveychev-oleg.livejournal.com


5836de3cc4618858528b466f

Если мы просим чего-то у Бога и при этом сами ничем не жертвуем, то наша просьба недорого стоит.

Если я сижу сложа руки и говорю: «Боже мой, прошу Тебя, исцели такого-то больного», а сам при этом не иду ни на какую жертву, то я все равно что просто произношу хорошие слова [ — бросаю их на ветер]. Если же у меня есть любовь, если у меня есть жертва, то Христос, увидев их, исполнит моё прошение — конечно, если это пойдёт на пользу другому. Поэтому, когда люди просят вас помолиться о больном, говорите им, чтобы сами они тоже молились или, по крайней мере, старались избавиться от своих недостатков.

Ко мне приходят некоторые люди и просят: «Исцели меня, я слышал, что ты можешь мне помочь». Однако эти люди хотят получить помощь, не прикладывая никаких усилий. К примеру, ты говоришь человеку: «Не ешь сладкое, соверши эту жертву, чтобы тебе помог Бог». А они тебе отвечают: «Почему? Неужели Бог не может помочь мне и без этой жертвы?» Такие люди не могут пожертвовать чем-то даже для себя самих. Где уж там они пожертвуют собой ради другого! Но есть и такие, кто не ест сладкого, чтобы Христос помог страдающим от сахарного диабета, или не спят, чтобы Христос дал немного сна тем, кто страдает бессонницей. Поступая так, человек вступает в родство с Богом. И тогда Бог подает людям Свою Благодать.

Когда человек говорит мне, что он не может помолиться о ком-то из своих больных родных, я советую ему пойти ради этого больного на жертву, пожертвовать чем-то, что наносит вред его собственному здоровью.

Как-то раз ко мне в каливу приехал один человек из Германии. У него была дочка, которая постепенно становилась парализованной. Врачи от девочки отказались. Несчастный отец находился в совершенном отчаянии. «Соверши и ты какую-то жертву ради здоровья своего ребёнка, — посоветовал я ему. — Поклоны ты класть не можешь, молиться ты тоже не можешь.

Ладно, что уж там. А скажи: сколько сигарет в день ты выкуриваешь?» — «Четыре с половиной пачки», — ответил он. «Выкуривай одну пачку, — сказал я ему, — а деньги, которые ты тратил бы на остальные три с половиной пачки, давай в милостыню какому-нибудь бедняку». — «Отче, — сказал он мне, — пусть мой ребёнок выздоровеет, и я брошу курить совсем». — «Нет, — говорю, — когда он выздоровеет, это уже не будет иметь цены. Ты должен бросить курить сейчас. Оставь курение. Неужели ты не любишь своего ребёнка?» — «Я не люблю своего ребёнка?! Да я ради него брошусь вниз с шестого этажа», — ответил он мне. «Я не говорю тебе, чтобы ты бросился вниз с шестого этажа, я говорю, чтобы ты бросил курить. Если ты совершишь безумный поступок и бросишься вниз с шестого этажа, то ты оставишь своего ребёнка беспризорным и сам потеряешь свою душу. Я советую тебе сделать кое-что более лёгкое: бросить курить. Бросай прямо сейчас!». Но он ни за что не хотел бросить курить, а в конечном итоге ушёл от меня в слезах! Ну как можно помочь такому человеку? А вот те, кто тебя слушают, получают помощь.

В другой раз пришел человек, задыхавшийся от пешего пути. Я понял, что он много курит, и сказал ему: «Чудак-человек, что же ты столько куришь? Ведь ты заболеешь». Немного отдышавшись, он сказал: «Моя жена очень больна, и она может умереть. Прошу тебя, помолись, чтобы произошло чудо. Врачи в бессилии опустили руки». — «А любишь ли ты свою жену?» — спросил я его. «Люблю». — «Тогда почему сам ты не хочешь ей помочь? Сама она сделала то, что могла, врачи тоже сделали все возможное. Ты сейчас пришел сюда и просишь меня, чтобы я тоже сделал то, что я могу: то есть чтобы я помолился о том, чтобы ей помог Бог. Однако что сделал ты сам, для того чтобы твоя жена получила помощь?» — «А что могу сделать я, Геронда?» — удивился он. «Если, — сказал я ему, — ты бросишь курить, то твоя жена выздоровеет». Я подумал о том, что если Бог увидит, что выздоровление духовно не поможет его жене, то, бросив курить, этот человек, по крайней мере, сам избавится от того зла, которое приносит курение. Прошёл месяц, и он радостный пришёл, чтобы меня поблагодарить. «Геронда, — сказал он мне, — я бросил курить и моя жена выздоровела». Спустя время он снова пришёл ко мне, был очень расстроен и рассказал о том, что потихоньку опять начал покуривать и его жена снова тяжело заболела. «Ну, — сказал я ему, — теперь лекарство ты знаешь сам. Бросай курить».

Молитва о больных

— Геронда, пришли люди, которые просят Вас помолиться о больном ребёнке. И еще они спрашивают, выздоровеет ли он. Что им ответить?

— Ответьте им так: «Старец будет молиться. Христос любит этого ребёнка и сделает всё, что пойдет ему на пользу. Если Он увидит, что, повзрослев, ребёнок станет лучше, то Он услышит молитву Старца. Однако если Христос увидит, что, став взрослым, ребёнок не будет находиться в добром духовном состоянии, то Он заберёт его к Себе сейчас. Он сделает это потому, что Он его любит» — «Проси, — говорит Он, — и Я тебе дам [просимое]». Но Бог даст мне просимое в том случае, если я сам отдал себя Богу. В противном случае зачем Он будет давать мне жизнь? Затем, чтобы я от Него отошел? Если я молюсь о больном, то радуюсь и тогда, когда он выздоравливает, и тогда, когда он умирает.

— Геронда, а молясь о своем собственном здравии, мы поступаем правильно?

— Лучше будет, если мы станем просить Бога об освобождении от наших страстей. То есть сперва будем искать и просить Царствия Божия. Прося Бога исцелить нас от болезни, мы растрачиваем наше небесное достояние. Однако если мы не выдерживаем тех страданий, которые приносит болезнь, то будем просить Бога нас исцелить, и Он поступит в соответствии [с тем, что нам полезнее].

— Геронда, помогут ли больному наши молитвы, если сам он просит у Бога чего-то другого?

— Если больной просит у Бога, чтобы выздоровел только он сам, не молясь о том, чтобы получили исцеление и другие больные, то он поступает неправильно. Вот ты, сестра, когда была в миру, трудилась в больнице. Что ты делала, когда больной не мог творить Иисусову молитву?

— Я творила её сама, Геронда.

— Ты, конечно, поступала хорошо, но и сам больной тоже должен был молиться.

— Он тоже молился. Он говорил: «Пресвятая Богородица, Владычица моя, спаси меня». Но, Геронда, разве терпение боли — это не молитва?

— Вот молодец! Да, конечно, это тоже молитва! Если человек просит вас помолиться о нём, потому что в такой-то день у него назначена операция, то вы начинайте молиться сразу, как он вас об этом просит. Не ждите того дня и часа, когда его повезут в операционную, чтобы в это время начать молиться. И на службах, когда священник произносит: «О в не́мощех лежа́щих», с болью пойте «Господи, помилуй». Если вы набираете побольше воздуха и под камертон начинаете гудеть «у-у-у», чтобы пропеть «Господи, помилуй» помузыкальней, то ваш ум тоже будет витать в этом «у-у-у…» и в разной чепухе, тогда как несчастные больные, страдающие и мучающиеся, будут ждать от вас немного помощи! Ведь больные страдают от боли. Ты боли не имеешь. Так молись же за них, чтобы они получили помощь. Если ты не вздыхаешь от боли и не стонешь, катаясь по больничной койке, то воздохни, по крайней мере, в молитве о больных. Если здоровые не будут хоть немного молиться о больных, то очень скоро Христос скажет им: «Вы были здоровы и не молились за тех, кто страдал? «Не ве́м ва́с..». (Мф. 7:23).

Если мы не молимся за больного, то болезнь будет развиваться естественно. Тогда как, если мы за него молимся, она может изменить свой естественный ход. Поэтому всегда молитесь за больных.

[link]

Сегодня в СМИ

Главный редактор

Группа




Свежие комментарии


5ebb2185774a6d7b764d45795d2f92b1?s=35

Сергей Удалов 13 нояб. 2017

Это фейк