За время западных санкций Россия приросла почти семьюстами тоннами золота


Олег Матвейчев, 17 июля 2017   –   matveychev-oleg.livejournal.com


Европейский союз на своём официальном сайте опубликовал постановление о продлении так называемых секторальных санкций против Российской Федерации. Новые ограничительные меры против российских компаний и банков рассчитаны на полгода — до 31 января 2018 года. Россия с ответом не задержалась. Уже в субботу президент Владимир Путин подписал указ о продлении санкций против стран Запада. Срок его действия полтора года — до 31 декабря 2018 года. Как отмечено на официальном интернет-портале правовой информации, данное решение было принято в целях защиты национальных интересов России.

bandicam 2017-07-16 21-59-17-836

Посчитали — прослезились…

Перед принятием этих решений обе стороны, как теперь водится, поиграли в информационном поле друг у друга на нервах. Закончилось всё уже привычным продлением взаимных ограничений. Реальной политической пользы от них нет никакой. Больше того, санкции как бы поощряют Киев не исполнять минские договорённости. Политики уже открыто говорят, что из-за этого «Минск-2» зашёл в тупик, но игра в санкции продолжается, и конца ей не видно.

Меж тем, дискуссии о применении санкций не утихают. Ведь из-за них бизнес несёт прямые убытки, а некоторые фирмы вроде восточногерманской Vakoma Production GmbH и вовсе обанкротились. В четверг влиятельная предпринимательская организация — Восточный комитет немецкой экономики — по итогам трех лет взаимных экономических санкций ЕС и РФ опубликовала своё исследование, которое назвала «Шаг за шагом из кризиса».

Уже одно название доклада Восточного комитета показывает, что германский бизнес не считает санкционный режим бесконечной акцией. Он опасается его долгосрочных последствий, а краткосрочные — уже проявились в полной мере. Чаще всего их номинируют в европейской валюте. Вот Восточный комитет в своём исследовании насчитал убытков порядка 58 миллиардов евро. Это потери в двусторонней торговле ЕС-РФ только из-за санкций и контрсанкций.

Однако более существенной угрозой немецкому бизнесу становится его постепенное вытеснение с российского рынка. Дело здесь не только в импортозамещении, объявленном правительством России. Как отмечено в докладе Восточного комитета, «подтвердились первоначальные опасения немецких поставщиков машиностроительной продукции и промышленного оборудования, что их китайские конкуренты существенно увеличат свою долю на российском рынке».

За примерами далеко ходить не надо. На малые ракетные корабли серии «Буян-М», известные теперь на весь мир после обстрела из акватории Каспия объектов террористов в Сирии, сейчас вместо немецких дизелей ставят китайские, сделанные по немецкой лицензии. Такая же история произошла на строительстве пограничных кораблей береговой охраны проекта 22460 и на ряде других проектов.

Кроме этого немецкий бизнес опасается, что «экономические санкции будут способствовать опасной тенденции к протекционизму в мировой экономике». Исследование Восточного комитета выявило, что в России протекционистские тенденции наблюдаются уже многие годы: «С 2009 по 2015 годы Россия ввела почти 500 дискриминационных мер в торговле и вышла в результате на второе место после Индии». Эту тенденцию не сдерживает даже набирающая силу локализация в России производства немецких фирм.

И всё-таки главными остаются финансовые потери. В 2013-2016 годы произошёл крупномасштабный обвал в торговле между Евросоюзом и Россией. Её объёмы упали более, чем на 40 процентов. Это статистический факт. Эксперты Восточного комитета его знают, но связывают не столько с санкциями, сколько с общим кризисом в отношениях и стараются скрупулёзно вычленить именно убытки от санкций, хотя и признают, что подсчитать общие экономические итоги санкций «трудно, если не невозможно».

Отбросив политкорректность исследователей и вооружившись статистикой, объективные экономисты называют более серьёзные потери для европейского бизнеса за три года санкций — 116 миллиардов евро. Это сопоставимо с годовым ВВП такой страны ЕС, как Венгрия, не говоря уже о её малых соседях. Такие итоги подталкивают западное бизнес-сообщество добиваться вывода торговых отношений Евросоюза и России из кризиса, пусть постепенно, шаг за шагом, что и предложил в своём исследовании Восточный комитет немецкой экономики.

У России появилась привычка накапливать золото

В исследовании, кстати, отмечается явное «привыкание России к санкциям». Оно проявилось самым неожиданным образом. Пока лидеры западного мира «рвали в клочья» экономику России и «ставили Путина на колени», Банк РФ усиленно (с темпом 200 тонн в год) наращивал золотой запас страны. Если брать за точку отсчёта апрель 2014 года, когда вступили в действие первые санкции против России, то до июня 2017 года Центробанк прикупил почти 670 тонн золота и с резервами, превышающими сейчас 1700 тонн, прочно закрепился в шестёрке самых запасливых Центробанков мира.

Золотой запас ещё пары стран несколько превышает объём этой российской достаточно краткосрочной закупки золота в период санкций. Все остальные поотстали, и даже очень значительно. Можно взять для сравнения резерв в Великобритании в 310 тонн золота. Он, как видим, вдвое меньше «санкционного приобретения» России, не говоря уже об общем запасе российского Центробанка.

В Европе о приобретениях Российской Федерацией больших объёмов золота знают. Повлиять на ситуацию европейцы не могут, поскольку весь оборот драгоценного металла приходится на внутренний российский рынок. Остаётся только критиковать, чем теперь активно заняты многие европейские экономисты и их московские последователи.

Они вполне убедительно доказывают, что при существующей волатильности (ценовой неустойчивости) на рынке драгоценных металлов доходность золотых активов близка к нулевой. Зато вложения в американские казначейские обязательства (так называемые Treasuries) приносят устойчивую прибыль. Что — правда.

Только эти оценки ориентированы на сиюминутную выгоду. А Россия даже в условиях режима санкций может позволить себе «играть вдолгую». К этому вынуждает печальный опыт мирового кризиса 2008-2009 годов, когда полопались финансовые пузыри и резко упала стоимость ценных бумаг. Золото тогда взлетело в цене почти до $2000 за унцию. От повторения той ситуации никто не застрахован и сегодня.

Больше того, на Западе (и в Америке и в Европе) снова растут финансовые пузыри, множатся корпоративные необеспеченные ресурсами химеры. По некоторым оценкам, велика вероятность, что через два-три года кризис снова поглотит финансы планеты, а благородные металлы возьмут новые высоты стоимости, обеспечив запасливым государствам устойчивость их валют.

Серьёзные аналитики это прекрасно понимают. «Путин покупает золото, потому что он рассчитывает на то, что в долгосрочной перспективе доверие к доллару будет убывать или же доллар будет использоваться как оружие против России», — говорит известный американский экономист, автор многих книг по этой тематике Джеймс Рикардс. По его словам, золото является идеальным вложением, чтобы защитить себя от этого, ведь золото — валюта без государства.

Впрочем, «привыкание к санкциям» позволило России приподнять всю планку своих золотовалютных резервов. Нынешней весной они преодолели рубеж в 400 млрд. американских долларов и уверенно осваивают свою новую позицию. Это — лучшая демонстрация устойчивости российской экономики даже в условиях жёсткого внешнего давления, а ещё того, что санкции Запада не выполнили возложенную на них политическую задачу. Только усложнили жизнь бизнесу и все международные торговые отношения.

Понимание этого пробивает себе дорогу в мировой экономической повестке. Пока оно проявляется в кругах отдельных организаций и коммуникаций и, вероятно, не скоро овладеет умами политиков, принявших драматичное для бизнеса решение. Для того, чтобы его изменить, к власти должно прийти новое поколение политиков, не отягощенных историей санкционного кризиса, — такое мнение стали высказывать всё больше экспертов. Не исключено, что они правы…

Автор: Геннадий Грановский

отсюда

Сегодня в СМИ

Главный редактор

Группа




Свежие комментарии