Кто быстрее нажмет на курок


Олег Матвейчев, 19 июня 2018   –   matveychev-oleg.livejournal.com



Алексей Долженков, Александр Ивантер, Евгения Обухова

Осенью может разразиться очередной мировой кризис. США спешат подтолкнуть к обвалу кого-нибудь другого — все равно кого, лишь бы получить капиталы, бегущие в безопасные US Treasures. Но ирония в том, что удар может прийтись и по самим США

Соединенные Штаты все настойчивее вытягивают деньги из всего остального мира. На минувшей неделе ФРС дала понять, что в этом году повысит ставку еще дважды (то есть в общей сложности четыре раза за год) и продолжит толкать ее вверх. Экономический рост в США теперь оценивается монетарными властями как «существенный» (а не «умеренный», как до сих пор), соответственно, низкие ставки для стимулирования экономики больше не нужны.

Это означает, что капиталы со всего мира устремятся в США еще активнее, чем раньше: из развивающихся стран — потому, что там высокие риски, из Европы — потому что там еще как минимум год будут нулевые или околонулевые ставки, из товаров — потому что спрос на них со стороны развивающегося мира неустойчив. Фонды Emerging Markets (EM) в мае уже потеряли 2,6 млрд долларов — это самый большой отток за минувшие два года. Из Европы за три весенних месяца утекло 29 млрд долларов, а США только за май получили 23 млрд долларов притока.

Для США это означает потенциальный взлет всех активов на рынке ценных бумаг, для компаний и стран остального мира — проблемы с финансированием и привлечением долгов. «С четвертого квартала 2017 года, когда РФС начала расчищать свой баланс, мы все время видим всплывающие угрозы в самых слабых звеньях мировых рынков капитала — это криптовалюты, затем акции европейский банков, ставки LIBOR, развивающиеся рынки во главе с Аргентиной и итальянские облигации», — перечисляет главный стратег по акциям Morgan Stanley Майкл Уилсон. Пик расчистки баланса ФРС придется на октябрь 2018 года — а это значит, что этой осенью мировые рынки может сильно трясти.

Наказание за танго

Ставка турецкого ЦБ в июне была повышена до 17,75%, его индийский коллега повысил ставку до 6,5%. Бразильский ЦБ пытается удержать реал, но безуспешно, а Аргентине не помогает даже ставка 40%. С начала года валюты развивающихся стран штормит — если не брать в расчет ангольскую квачу и суданский фунт, то аргентинский песо и турецкая лира — чемпионы по девальвации к доллару: минус 25,5 и минус 16% соответственно с начала года. Бразильский реал и иранский реал потеряли к доллару примерно по 15%, рубль девальвировался более чем на 8%, индийская рупия — более чем на 5%. Сильно обесценивается пакистанская рупия, резервы ЦБ Пакистана уже сократились вдвое.

В начале июня ведущие инвестиционные банки США дружно заявили, что проблем у развивающихся рынков в этом году больше не будет — все плохое, мол, уже случилось. Однако после того, как Goldman Sachs в 2008 году предсказал нефть по 200 долларов за баррель, прогнозам не столько верят, сколько ищут в них скрытый смысл: зачем бы американским финансовым монстрам успокаивать рынки? И точно: через несколько дней после этих заявлений началась новая волна обвала валют развивающихся стран. Более того, аргентинские гособлигации с погашением в 2018 году сейчас торгуются с доходностью почти 40% — в общем-то, это уже означает почти верный дефолт.

Далее здесь

Сегодня в СМИ

Сергей Удалов


Самое обсуждаемое



Свежие комментарии



Ранее на эту тему

Курс рубля в начале торгов снижается к валютам на фоне снижения стоимости нефти, доллар поднялся выше 64 рублей впервые со 2 мая.
Александр Роджерс Русские “сливают” трежерис, ЕС и Индия вводят санкции, и даже маленькая КНДР не боится сырьевую колонию Китая, в […]
«Люди не понимают, что между Россией и другим, цивилизованным миром пропасть, что это деспотия и свобода, и что это никак не сов […]
Цена на нефть сегодня — один из ключевых показателей в мировой экономике. Для бюджета России и общего состояния нашей страны стоимост […]