Виндзоры vs Рюриковичи: тайная история противостояния династий


Олег Матвейчев, 25 окт. 2018   –   matveychev-oleg.livejournal.com



Оформление «новоатлантической» идеологии как таковой принадлежит знаменитому «елизаветинскому магу» Джону Ди (1527–1608) — эзотерику, географу и математику. С именем Ди связывают разработку концепции, легшей в основу позднейших колониальных империй, представления об особом предназначении Нового Света, а также попытку соединить магию с мировой политикой.

Автор: Владимир Игоревич Карпец. Канал День-ТВ и газета Завтра.

«Эпоха Великих географических открытий» для британской короны — прежде всего начало «восстановления Атлантиды». «Новая Атлантида» — так и будет называться знаменитое сочинение Фрэнсиса Бэкона (1561–1626) об идеальном морском острове Бенсалем, на котором правит Дом Соломона. Атлантическая традиция, сформировав на Востоке и в Средиземноморье авраамические религии, выступает на Западе как наследие Thuata de Dannan, наследие, прежде всего, в рамках «большой геополитики» и даже «трансцендентальной геополитики» (по выражению Жана Парвулеско). В течение XVI века, пока за Новым Светом еще не утвердилось название «Америка», эти земли, особенно в Англии, часто именовали Атлантидой. Так, известному мореплавателю Адриану Джильберту в 1583 г. было дано правительственное дозволение на освоение и установление английских порядков в «северной части Атлантиды, именуемой Новым Светом».

Само название «Новый свет» чрезвычайно характерно. 1492 год был годом окончания составленной много веков раньше Пасхалии. Это совпадало с седьмым тысячелетием «от сотворения мира» (если понимать Библию буквально, как того и требовала западная традиция). С этой датой связывали наступление апокалиптических событий и конца мира, явление «Новой земли и нового неба». Ранее, в 1453 г., после Ферраро-Флорентийской унии с католическим Западом, пала Византийская империя, почитаемая Восточным Христианством Новым Римом, последним оплотом единственно правой веры. Московский великий князь Василий Второй (Темный) из рода Рюриковичей-Даниловичей отвергает унию и вступает в духовное наследие Византии. На северо-востоке, строго в области наследия Гипербореи, зачинается Третий и последний «Рим».

Конец мира не наступил. Точнее, он наступил «прообразовательно». «Новая земля и новое небо» не «сошли с небес», но открылись в пределах земных измерений, сторого говоря, как «Великая пародия» (Р. Генон), царство которой и начинает быстро складываться именно тогда. Речь идет при этом строго о воссоздании противостоящей «новой Гиперборее» «новой Атлантиды», «империи Thuata de Dannan», «империи данитов». «Особая символическая подоплека сопровождала процесс открытия новых земель в самой северной части Нового Света — современной Гренландии, Канады и островов между ними. Здесь многие открываемые земли вызывали реминесценции с легендарной Последней Фулой (Ultima Thule) из средневековых мифов, и потому их освоение приобретало особую идеологическую значимость. Использование символики Фулы в этом регионе сохранилось до наших дней. И сейчас американская военная база на крайнем Северо-Западе Гренландии носит название Фула» — указывает профессор МГИМО Н.А. Барабанов .

Ultima Tule («крайний Туле», «последний Туле») — имя баснословной древней северной земли в «Георгиках» (I. 30) Вергилия. В греческом языке топоним «последнего Севера» пишется через «тету» и воспроизводится в разных языках по-разному — и как Туле (Тула), и как Фуле (Фула), О Туле (Фуле) сообщает Страбон, затем средневековые арабские авторы. Аль Кинди (ум. в 961/962 г.) писал об огромном острове Тулия и большом городе «в северном конце обитаемой земли, под северным полюсом».

В «Войне с готами» Прокопия Кесарийского (VI в.) есть рассказ: «Этот остров Фула очень большой. Полагают, что он в десять раз больше Британии (Ирландии). Он лежит от нее далеко на север. На этом острове земля по большей части пустынна, в обитаемой же части живут тринадцать племен, очень многолюдных, и у каждого племени свой царь. Здесь каждый год происходит чудесное явление. Около летнего солнцеповорота в течение приблизительно сорока дней солнце никуда не заходит, но в течение этого времени непрерывно сияет над землей. Но месяцев через шесть (не меньше) после этого, около зимнего солнцеповорота, дней сорок солнце совсем не показывается над этим островом, и он погружен в непрерывную ночь».

Самое интересное, однако, то, что космограф Димешки, развивая данные сведения, подчеркивает, что земля Тулия населена славянами. Сказанное перекликается с известиями об Острове русов арабских путешественников. А в русских средневековых «Космографиях» и прилагаемых к ним каргах территория России вплоть до XVIII в. изображалась наполовину как архипелаг, острова которого вытянуты полукругом. В карело-финских рунах Северная Страна Похъёла, где разворачиваются события «Калевалы», имеет второе, более архаичное название — Сариола. Корень этого имени понятен. Воспоминание о гиперборейской прародине звучит и в названии одного из самых старых городов на Русской равнине.

Речь идет, собственно, о самой полярной прародине. При этом Рене Генон жестко предупреждал: «Следует отличать Тулу атлантов от Тулы гипербореев, которая и в самом деле представляет собой первый и наивысший центр для совокупности человечества нынешней Манвантары; именно она была тем »священным островом« и, как говорилось выше, первоначально занимала полярное положение не только в символическом, но и в буквальном смысле слова. Все другие »священные острова«, повсюду обозначаемые именами со схожими значениями, были только образами этого острова: это приложимо даже к духовному центру атлантской традиции, которая существовала в течение вторичного исторического цикла» (Генон Р. «Царь мира», пер. Ю.Н. Стефанова, в кн. Генон Р. «Символика креста», М., 2004, с. 289).

Проблема первичности или вторичности традиции здесь вопиет. Если бы «атлантичекая традиция» осознавалась ее носителями как вторичная, а само их разделение как «первородный грех» истории, все могло бы быть иначе. Но желаемое не есть действительное. Захват и подмена Русского острова, а соответственно и Руси (Царей) — вот что является метаполитической основой атлантизма как такового и, прежде всего, «британского проекта».

Оформление «новоатлантической» идеологии как таковой принадлежит знаменитому «елизаветинскому магу» Джону Ди (1527–1608) — эзотерику (ему приписывают занятия алхимией, однако были они, скорее всего, теоретическими, а «порошок» он получил от некоего Эдварда Келли), географу и математику. С именем Ди связывают разработку концепции, легшей в основу позднейших колониальных империй, представления об особом предназначении Нового Света, а также попытку соединить магию с мировой политикой. Джона Ди считают создателем английской разведки МИ-5. Интересно, что свои секретные сообщения королеве он подписывал псевдонимом «007». В свою очередь, в годы Второй мировой войны английская разведка в своих шифрованных сообщениях использовала «открытый Джону Ди ангелами» «енохианский язык».

Джон Ди долгое время был доверенным лицом английской королевы Елизаветы I. Именно ему принадлежат появление самого термина «Британская империя» и разработка концепции прав Англии на колониальные завоевания и доминирование в мире. В 1577–78 гг. он разрабатывал эту идею в своих трактатах. Под империей Ди понимал совокупность Британии и ее колоний. Ди подчеркивал, что Британская империя превосходит любую земную монархию со времен сотворения мира и может стать всеобщей монархией. Эту новую, «не римскую» (что особо подчеркивалось — в противовес «римскому наследию» континента — от православных Второго и Третьего Рима до римо-католической Священной Римской империи) империю Джон Ди именовал зеленой землей. В алхимии зеленый цвет — одно из ключевых понятий. Алхимик, начавший Великое Делание, с необходимостью должен отправиться в Зеленую землю, чтобы найти там витриол, Камень Философов (начало), в котором обретают Философский Камень (конец). «Зеленая земля» Джона Ди — это и есть способ трансформации мира на пути в «Новую Атлантиду». Это «герметическая варка мировой истории». Джон Ди открыто сопоставил нарождающуюся Британскую империю и с христианским идеалом «мистического универсального града», объединяющего всю землю, и «космополитическим правительством» для управления им. Таким образом, Ди сразу же придавал Британской империи всемирный, глобальный характер. Говорил он в этой связи и о концепции «гражданина мира», о космополитизме в рамках империи« — указывает Н. А.. Барабанов. Эти выкладки Джона Ди затем заимствуют пуритане и современные протестантские фундаменталисты в США.

Непосредственным продолжателем идей Джона Ди стал уже в конце ХIX в. предприниматель и политик Сесил Родс (1853–1902). Только при всемирной империи, согласно Родсу, возможно поддержание долгосрочного мира на планете. Поэтому целью империи станет »создание, наконец, настолько могущественной державы, что она сделает войны невозможными и поможет осуществлению лучших чаяний человечества«. Планируемую им всемирную британскую империю Родс объявлял преемницей всемирных империй прошлого: »Мы, люди практичные, должны завершить то, что пытались сделать Александр, Камбиз и Наполеон. Иными словами, надо объединить весь мир под одним господством. Не удалось это македонцам, персам, французам. Сделаем мы — британцы«.

Символика »Последней Фулы« проецировалась им также на юг, на другой край земли, причём, использовалась там и на рубеже XIX-XX веков »Первоначальную«, »арийскую« традицию в ее »атлантическом« изводе Родс, в точном соответствии с »атлантической парадигмой«, дополнял »ближневосточной«. Когда колонисты Родса направились на освоение будущей Родезии, их первый укрепленный форт за пределами белых поселений был назван Фулой, напоминая о легендарной »Последней Фуле« североевропейских средневековых мифов — острове на самом краю земли перед потусторонним миром. После открытия золотоносных месторождений в Южной Африке распространилась легенда, что эти земли и являются таинственной страной Офир, откуда, согласно Библии, древнееврейский царь Соломон привозил золото для украшения Иеросалимского храма. Родс в этой связи особо подчеркивал, что именно он разрабатывает »копи царя Соломона«.

Наследники Thuata-de-Dannan однозначно ориентируются на »вторичную Тулу« атлантической традиции — в противовес Туле первичной, гиперборейской.

Перед нами — прямой эзотеризм »Северо-Атлантического Союза« — против эзотеризма Северного Полюса, Руси.

Именно с середины XVII века — накануне основных разработок Джона Ди, а затем и с его участием — британская разведка начинает «работу по России». В 1553 — 1554 годах — на Руси появился британский купец Ричард Ченслор, являвшийся доверенным лицом английского двора. Он смог ознакомиться с Московским государством и даже был удостоен аудиенции у молодого Ивана IV. Вывод, который Ченслор сделал о Руси, был таков: «Если бы русские знали свою силу, то никто не мог бы соперничать с ними, но они ее не знают». «Ричард Ченслор появился на Руси вследствие разворачивавшегося геополитического противоборства религиозно-цивилизационного характера интенсивно протестантизируемой Англии с окружавшим ее тогда остальным христианским миром, в основном католическим, — указывает исследователь истории британской разведки А. Ефремов. — Направлявшиеся им в Лондон аналитические выводы, по сути, были геополитическими. Он особо подчеркивал, что в начале своего правления Иван IV уже »затмил своих предков и могуществом и добродетелью« (к слову сказать, и другие англичане в своих донесениях в Лондон отмечали аналогичное). Пристальное внимание он уделял и тому, что Русь »имеет многих врагов и усмиряет их. Литва, Польша, Швеция, Дания, Ливония, Крым, Ногаи ужасаются русского имени… В отношении к подданным он удивительно снисходителен, приветлив. Одним словом, нет в Европе более россиян преданных своему государю, коего они равно и страшатся и любят. Непрестанно готовый слушать жалобы и помогать Иоанн во все входит, все решит; не скучает делами и не веселится ни звериной ловлей, ни музыкой, занимаясь единственно двумя мыслями: как служить Богу и как истреблять врагов России«. Ченслор пробыл в Москве восемь месяцев. После его возвращения в Англии было учреждено специальное »торговое« общество, основными пайщиками которого были члены Тайного Королевского Совета. Общество на протяжении тридцати лет было убыточным, финансировалось за счет королевской казны. Его »специальная« деятельность очевидна.

Вскоре начались вещи, остающиеся загадками до сих пор.

Эти данные уже получили широкую огласку. В 1963 году после вскрытия комиссией Министерства культуры СССР гробниц Ивана Грозного, его сыновей — Ивана Ивановича, Феодора Ивановича — и воеводы князя Михаила Скопина-Шуйского открылась страшная картина. В останках Ивана IV Грозного была обнаружена чрезмерно высокая концентрация одного из самых ядовитых для человеческого организма металлов — ртути. Причём, её содержание достигало 13 граммов в расчёте на тонну, в то время как обычно в человеке содержание ртути не превосходит 5 миллиграммов на тонну! Разница — в 2600 раз. При этом, во время анализа не было принято во внимание то обстоятельство, что при похоронах Иван Грозный был облачен в схиму, богато расшитую золотыми нитками. Золото же является сильнейшим поглотителем ртути. Следовательно, подлинное содержание ртути в останках Ивана Грозного должно было быть значительно большим. В останках Ивана Ивановича также была зафиксирована ртуть — до нескольких граммов на тонну, что также абсолютно ненормально. А вот в останках младшего сына — Фёдора Ианновича — ртути зафиксировано не было! Простое сопоставление этих фактов приводит к единственному выводу: Ивана IV и его семью целенаправленно травили ртутью. Вот факты.

Первенец Ивана IV и Анастасии Захарьиной (Романовой-Юрьевой) — Димитрий — родился здоровым и нормальным ребёнком, а умер от обычной простуды (простудился во время поездки с отцом на богомолье), которую в те времена далеко не всегда могли вылечить даже царские лекари. Ртути в его останках не обнаружено.

Второй сын Ивана IV и Анастасии — Иван — тот самый, которого Иван Грозный в 1581 году, якобы, убил посохом (в относящихся собственно к периоду правления Ивана Грозного исторических документах нет даже намека на что-либо подобное), родился в 1554 году, когда самому Грозному было всего 24 года, и рос здоровым и сильным человеком. По документам и летописям четко видно, что царевич »преставился« в длившихся четыре дня жутких мучениях от тяжелой болезни, вызванной, как было установлено уже в ХХ веке, жестоким отравлением ртутью. Для смертельного исхода достаточно 0, 18 г ртути. Между тем, как было указано выше, количество обнаруженной в его останках ртути превышало даже смертельную дозу в несколько десятков раз! Миф об убийстве сына »изобрел« папский легат, иезуит Антоний Поссевин, прибывший в Москву в 1581 г. в качестве посредника в переговорах между русским царем и польским королем Стефаном Баторием, вторгшимся в ходе Ливонской войны в русские земли. До этого он предлагал Иоанну королевский, а затем и императорский титул от папы в обмен на организацию »крестового похода« против Османской империи и »освобождение Константинополя«, в чем получил отказ. »Государства всей вселенной не хотим« — как известно, ответил тогда Русский Царь, за что и получил от Рима, по сути, ритуальное оклеветание, не снятое ни Церковью, ни историками до сего дня. Позже его версию подхватил »немец-опричник« Генрих Штаден, который впоследствии, по возвращению в Германию выдвинул один из первых проектов завоевания Московии.!

А в 1560 году умирает царица Анастасия. Причём уже сам Иоанн Васильевич не сомневается в том, что её отравили. Отравление ртутью (сулемой) известно давно. В описываемые времена всей Европе, например, была известна »болезнь сумасшедшего шляпника«; она была распространена именно среди мастеров шляпного дела, которые при изготовлении модного тогда фетра использовали смертоносные ртутные соединения. Сейчас она известна как »болезнь Минамото« — впервые в XX веке была зафиксирована в Японии вследствие массового отравления ртутью, отсюда и название.

Вскоре после Ченслора, в 1870 г., в разгар Ливонской войны, в Москве появился еще один посланец Лондона — женатый на англичанке немец (скорее всего, голландец) Елисей Бомелиус (Бомелий, 1530–1579), ставший царским лейб-медиком, искуснейший в изготовлении ядов.

Влияние новоявленного лекаря и звездочета стало практически безграничным после того, как Бомелий заявил Иоанну Грозному, что на том лежат черные чары, а две его супруги были погублены придворными завистниками и чернокнижниками (характерно стремление »переложить« вину на русских бояр) По мнению некоторых историков, именно по наущению Бомелия опале подверглись такие видные и уважаемые люди того времени, как князья Михаил Воротынский, Никита Одоевский и Петр Куракин, боярин Михайло Морозов с двумя сыновьями и супругою Евдокией, окольничие Петр Зайцев и Григорий Собакин, псковский игумен Корнилий и новгородский архиепископ Леонид.

При этом вскоре сам Бомелий вступил в сговор с ненавистными Иоанну Грозному псковскими боярами и в одну из ночей, прихватив нажитое золото, бежал из Москвы, но уже через сутки на пути к Пскову Бомелий был схвачен и в цепях привезен в Первопрестольную. После жестоких пыток, во время которых звездочет выдал всех сообщников, он был казнен: опального мага вначале вздернули на дыбе, вывернули все суставы и вывихнули ноги пятками вперед (Изложено по материалам С. Кожушко. Источник: »Тайны ХХ века«, 2010, № 19).

»В сохранившихся до наших дней народных преданиях о неприязни русских к Бомелии присутствует геополитическая подоплека: ненавидя его и пребывая в уверенности, что злой немец Бомелия своими чарами внушил царю свирепство, они объясняли это тем, что-де немцы, то есть иностранцы вообще, путем гаданий и волхований, якобы, дознались, будто им предстоит быть разоренными дотла русским царем. И вот, дабы отклонить от себя такую участь, они и прислали на Русь своего волхва — рассказывает еще один исследователь деятельности британской разведки в России А. Б Мартиросян. — Действия молодого царя были абсолютно адекватной реакцией на резко усилившийся тогда натиск в основном католического Запада на Русь в поисках сухопутного пути на Восток, в Индию — тогда уже было известно, что он пролегает через Русь. И вовсе не случайно, что этот натиск, особенно в первый период правления Ивана IV, получал заслуженно жестокий отпор со стороны Москвы, которая к тому же стремилась возвратить себе и исторически законные выходы в Балтийское море. На арене этого жестокого геополитического противостояния католицизма и резко набиравшего силу протестантизма в очень хитроумной комбинации выступил Лондон со своими шпионами и колдунами-отравителями. «

До сих пор вызывает много вопросов так называемое »английское сватовство« Царя Иоанна, широко используемое для компрометации Государя, будто бы вначале сватавшегося к британской королеве, а затем обозвавшего ее в письме »простой девкой« по причине того, что она »не самодержавна«. Вот что говорит обо всем этом А.Б. Мартиросян: »Стремясь к развитию англо-русского сотрудничества, Иван IV предоставил Московской торговой компании монопольное право на торговлю с Русским государством, в результате чего британские купцы в одночасье превратились в абсолютных монополистов. Затем компания получила право беспошлинной торговли. А в 1569 г. — еще и уникальное право беспошлинной транзитной торговли по волжскому пути со странами Востока! Этого бритты добивались целенаправленно. Известно, например, датированное 1568 г. письмо лорда Берли английскому послу-резиденту в Москве Рэндольфу, в котором он указывал на необходимость требовать от русских властей увеличения привилегий для английских купцов, в частности, на самостоятельную торговлю с Персией. Ведь главная-то задача Англии в том и состояла, чтобы любыми путями, но, минуя контроль католических стран, пробиться на Восток… Однако безудержная алчность британцев привела к тому, что после одного из приступов свирепости Иван IV в 1570 г. лишил эту компанию всяческих льгот. То есть, всего-то через год! Уже в те времена «специальные средства» настолько превалировали в деятельности британской дипломатии, что терпение Москвы лопнуло. Совместно с дьяками Посольского приказа самодержец провел интересную акцию стратегического влияния — направил английской королеве Елизавете послание от 24 октября 1570 г., в котором без обиняков обвинил её в том, что она позволяет своему окружению руководить английским государством… Да и в самом-то деле, ну о каких переговорах или союзах можно было говорить, если лорду Берли прекрасно было известно, что его же агент влияния травит царя и его родню с катастрофическими для династии последствиями?! « Потом это послание будут истолковывать как истерику обиженного жениха, и это попадет во все учебники истории… А как иначе?

Рюриковичей целенаправленно травили. Это можно считать установленным фактом. Для чего? Олег Фомин в своём исследовании под названием «Позолоченный аптекарь, или Отравленная кровь Пеликана» пытается развивать идею об «английском следе» в установлении династии Романовых. В частности, о геральдических изображениях льва и единорога, совпадавших у Британского Дома и новой династии. Многие утверждения Фомина могли бы выглядеть «натяжкой». Если бы… не всё тот же «фактор Джона Ди».

Как известно, Джона Ди, весьма популярного в Европе, в частности, при дворе «императора-алхимика Рудольфа Второго, звал себе на службу последний царствовавший Рюрикович, Царь Феодор Иоаннович. Впрочем, звал ли? Или это были слухи, которые уже тогда умела распространять британская разведка (вспомним про »британский брак« Иоанна Грозного — ради чего всё было затеяно, кто выиграл и кто проиграл?). Но, так или иначе, после окончания Смуты, при новой династии, действительно, оказывается — правда не сам Джон Ди, а его сын Артур (sic!), по-русски, »Артемий Иванович Диев«, который становится — ни больше ни меньше — главным придворным медиком нового Царя (до этого он был ассистентом в королевской лаборатории Рудольфа II). Известный советский химик и историк химии академик Н.А. Фигуровский написал о нем исследование под названием »Алхимик и врач Артур Ди (Артемий Иванович Дий) «, изданное только по-английски и изъятое (sic!) из всех советских библиотек, кроме библиотеки Института истории естествознания, где его и прочитал Фомин. Фигуровский рассказывает о многочисленных благодеяниях, оказанных Артуру Ди, лишь единожды, в 1627 году, покинувшему Москву, служившему при Аптекарском приказе и написавшему известный алхимический трактат »Fasciculus Chemicus« с описанием »режимов Камня«.

Фомин, убедительно доказавший алхимическое содержание иконографии Ипатьевского монастыря, в связи с этим утверждает: »Не вызывает никаких сомнений, что Ди часто сопровождал Государя. Вероятно, и в его паломничествах в Ипатьевский монастырь. Другими причинами объяснить появление определенного рода построек, уже упомянутых выше, а также изразцов Царских Палат Ипатьевского монастыря в Костроме довольно трудно«. И далее: »Но вот, что остается загадкой. Если герметические изразцы Царских Палат Ипатьевского монастыря, а также конспирологические клейма въездных ворот собора Воскресения на Дебри явно английского происхождения, то сами-то золоченые врата изготовлены были только в XVI в.! Значит, и до приезда Ди в Московию Ипатьевский монастырь представлял собой некий центр передачи эзотерической Традиции. А стало быть, появление Ди в Ипатьевском монастыре — знак оккультной войны атлантистского Левиафана против континентального Бегемота. Ди приехал в каком-то смысле «наводить порчу», «метить территорию».

Высказывания Олега Фомина небезспорны. Но то, что в дальнейшем новая династия будет всячески утверждать свою и своей страны независимость перед лицом именно Англии, в том числе и собственных английских родственников, когда эти родственные связи будут установлены, хорошо известно. Тем более, хорошо известно и то, чем всё закончилось в 1917 году. Но об этом речь пойдет немного впереди.

Здесь мы вынуждены вернуться к упоминавшемуся ранее Дэвиду Айку. Повторить: уславливаемся, что с нашей точки зрения речь идет о «новомифологическом» восприятии реальности, которое мы вправе истолковывать именно как новый миф, опирающийся на древние тотемы.

Всё то, что Дэвид Айк пишет в своих многочисленных книгах и статьях, прежде всего в книге The Biggest Secret, в которой 550 страниц и 60 документальных иллюстраций, он кратко рассказал в интервью украинскому журналу «Досье секретных служб» (2001, № 1). Он называет Великобританию современным центром «империи Вавилонского Братства», в центре которой — «рептильная раса» «змей-людей-змей-богов». Дэвид Айк оговаривает: «Я не отношусь к рептильному генетическому потоку как к негативному самому по себе — совсем наоборот. Разговор идёт только об этой конкретной группе внутри расы». И далее: «Примерно в 2200 году до н. э. в Египте образовалось нечто, называющееся Королевским Двором Дракона. Он всё ещё имеет довольно большую силу сегодня, 4000 лет спустя и находится в Англии, которая, по моему мнению, является эпицентром всемирного контроля — эпицентром сети, которая управляет миром. Эпицентр находится в том месте, которое мы называем Сити — в финансовом районе, а также в прилегающих к нему районах. В этом районе расположен Лондонский Банк. …

Гибриды, которые были правителями древнего Ближнего и Среднего Востока, стали аристократией Европы и королевскими семьями Европы. На самом деле, существует только одна королевская семья — просто она существует под разными именами. Виндзоры являются одной из этих линий. Основным временным пунктом экспансии, для того, чтобы эти родовые линии, действительно, смогли захватить планету, является 1689 год, когда одна из этих родовых линий под именем Вильям Оранжский (по-русски принято именование »Вильгельм Оранский«), с которым связаны родственными узами каждая ныне живущая королевская фамилия в Европе) был посажен на трон Англии, придя из Голландии. С 1689 года эти линии крови, которые стали известны под именем Иллюминати, сделали район Лондона Сити своим эпицентром». В связи с этим напомним еще раз: сама по себе фигура Змея в этом случае имеет онтологическую природу и не несет моральной окраски.

Здесь мы можем вернуться к предыдущему. В историческом плане для нас важно то, что формирование планов Океанической империи (как «нововавилонской» или «не-Римской») и устранение Рюриковичей-Даниловичей совпадает по времени, но по времени же предшествует тем событиям второй половины XVII в, в связи с которыми мы цитировали Дэвида Айка. Так или иначе, окончательныо формируются кланы, известные как «Венецианская чёрная аристократия», которая тесно (в том числе родственно) сплетается с Британской монархией и одновременно активно претендует также на наследие Thuata de Dannan. Это и можно понимать (буквально или «анагогически») как соединение северной и южной ветвей колена Данова.

В своей ставшей знаменитой книге «Тринадцатое колено» (СПб, 2001) Артур Кестлер, автор «хазарской теории» происхождения «европейского еврейства», указывает, что, потерпев поражение от русского Великого князя Святослава (прямого внука Рюрика), хазарское государство, тем не менее, не исчезло полностью, а в очень сжатых границах существовало до середины ХII и, быть может, даже до середины ХIII в. В то же время именно хазары, в большом количестве бежавшие в Европу, дали начало так называемому «европейскому еврейству» (ashkenazim), этнически никак не связанному с древним (ветхозаветным) Израилем (хотя верхушка каганата, как мы указывали раньше, была прямо связана с коленом Дановым, о чем Кестлер не знает или умалчивает). Эти же беглецы, по мнению некоторых исследователей, породили и значительную часть европейской аристократии, пополнив её ряды в ХI-ХII веках: разница лишь в вероисповедании и, соответственно, в социальном статусе. Уже цитированный Дэвид Айк указывает, в частности, что Ротшильды, хорошо известные в средневековой Германии как Бауэры, происходят не собственно из израильских колен, а с Кавказа, и принадлежат к хазарской аристократии, обращенной в иудаизм в VIII веке. Сама же хазарская аристократия, по мнению Дэвида Айка, как мы уже указывали, происходит от магов Вавилона — это бывшие халдеи (khld), этимологически родственные кельтам (klt), c их культами, основанными на человеческих жертвоприношениях. Здесь ключ к пониманию «кельтской проблемы», которой мы уже касались.

Но еще до своего соединения с буржуазией «кельтско»-хазарская «черная аристократия» — «чёрная» не столько в современном моральном, сколько в средневековом герметическом смысле — имевшая в Европе свои центры в Венеции и Амстердаме, породила в XI и XII веках целый ряд знатных и королевских семейств, в частности, Сен-Клеров (Синклеров), Медичи, Заксен — предков таких династий, как Кобургская, Оранская, Глюксбургская (Датская) и Ганноверская. Нынешние банкирские семейства, такие, как Дюпоны, Рокфеллеры, те же Ротшильды, Варбурги, Аньелли и многие другие: как считающиеся еврейскими, так и не считающиеся, — происходят из того же гнезда. К «Вавилонскому кругу» относились и финикийцы (как известно, это изначально венедский, но сильно семитизированный народ — В. К.), населившие Шотландию еще задолго до Рождества Христова. К периоду правления Давида I и Малькольма IV (1124–1165) складываются аристократические семейства Стюартов, Сетонов, Гамильтонов, Монтгомери и т. д. ; все — «выходцы из Шумера, Вавилона, Малой Азии и Кавказа) … Нынешняя британская королевская семья, Виндзоры, несёт в себе кровь Роберта Брюса, шотландской, ирландской и валлийской элит, — так же, как и некоторых, как их называет Дэвид Айк, »рептильных« родов Германии». Официально же Виндзоры восходят к Ганноверской династии и Вильгельму Оранскому. Все эти роды и посвященные в их тайны лица до сих пор, по сути, независимы от своего официального вероисповедания (иудейского, католического или протестантского) и сохраняют верность пронесенным сквозь века культам, практикуемым, в отличие от официальной религии, на уровне «внутреннего круга». Вот эта самая «третья сила», геополитические начертания власти которой составил «елизаветинский маг» Джон Ди, и ополчается против Рюриковичей, а затем и Романовых, даже если и пришедших к власти при поддержке этой «третьей силы», затем старавшихся всячески обойти её им начертания.

В 1694 году создается Английский банк, а в 1702 году, незадолго до смерти, Вильгельм Оранский одобрил создание объединённой Ост-Индской компании, ставшей главным орудием мировой экспансии по плану Дж. Ди. Революционный переворот, в результате которого Вильгельм Оранский свергнул с престола католика Якова в 1688 году, ознаменовал, как и другая европейская революция большого масштаба — Французская 1789 года, — переход от одной эпохи к другой. Восшествие на английский трон принца Оранского означало для Англии не только окончательное установление иной веры, но и объединение с финансовыми кланами. С XVI века принцы Оранские — влиятельная олигархическая семья Республики Соединённых Провинций, из которой избирались её статхаудеры. Династический цвет — оранжевый (sic!). Именно в XVI-XVII вв. Амстердам становится «второй Венецией», туда (как и в Лондон) стекается вся «финансовая элита» Средиземноморья, представляющая «южную ветвь». Создание этого банка стало возможным только при протестантском правителе, поскольку протестантизм (как и иудаизм), в отличие от православия, римо-католицизма и ислама) не воспрещает «финансового креационизма», создания капитала «из ничто» (проценты). Британская финансовая олигархия видит себя наследницей венецианской олигархии, которая внедрилась в Британию, подчинила её себе в период 1509–1715 гг. и установила новую, более жизнеспособную ветвь олигархической системы.

Важнейшим обстоятельством стало соединение этой системы с древней «линией мажордомов», положившее начало т. н. Ганноверской династии, от которой происходят и нынешние Виндзоры. Ганноверская династия — династия королей Великобритании с 1714 по 1901 годы, ветвь древнего германского рода Вельфов, возводивших свое происхождение к Эга (ум. 646), мажордому Нейстрии при короле Дагоберте I. Именно клан мажордомов совместно с Римским епикопатом уничтожил древнейшую, евразийско-троянского, Русьского корня, династию Меровингов. В эпоху «папской революции» Вельфы (гвельфы) — противники гибеллинов (Вайблингов) — главная опора папского престола в противостоянии империи, прежде всего Гогенштауфенам. Собственно, гвельфы, опирающиеся на духовенство и города (буржуазию) — продолжатели дела цареубийц Пипинидов, вышедших из клана мажордомов. Передача им (совместно с банкирами) власти в Англии закономерно, несмотря на отход собственно от католицизма, уже теперь «слишком традиционного», «слишком магического», даже, в известном смысле, «языческого». Механизм, в свое время «запущенный» европейским епископатом, начал бить по нему самому — отсюда Французская революция 1789–1793 гг.

Владимир Карпец о сакральной истории происхождения и противостояния мировых династий. Ведущий - Дмитрий Перетолчин. “С середины XVII века — накануне основных разработок Джона Ди, а затем и с его участием — британская разведка начинает «работу по России». В 1553 — 1554 годах — на Руси появился британский купец Ричард Ченслор, являвшийся доверенным лицом английского двора. Он смог ознакомиться с Московским государством и даже был удостоен аудиенции у молодого Ивана IV. Вывод, который Ченслор сделал о Руси, был таков: «Если бы русские знали свою силу, то никто не мог бы соперничать с ними, но они ее не знают».

Источник

Сегодня в СМИ

Сергей Удалов


Самое обсуждаемое



Свежие комментарии



Ранее на эту тему

Более 80 лет США скрывают правду о трагедии собственного народа. Перед отъездом из Нью-Йорка президент «незалежной» Петр Поро […]
Предлагаю вашему вниманию вторую беседу, которая состоялась в эфире православного «Радио Радонеж», где директор этой  радиостанции Е.
Беседа с историком и политиком, президентом Фонда исторической перспективы – Наталия Алексеевна, перед этим нашим разговором переч […]
К борьбе за свои энергоресурсы и пути их транзита Россия готова За водоворотом событий последних лет вокруг положения Рос […]