Конец истории


Олег Матвейчев, 16.08.2019 15:00   –   matveychev-oleg.livejournal.com


Протесты в Гонконге скоро закончатся и совсем не так, как хотелось бы их участникам

Василий Кашин

Многомесячные протесты в Гонконге вошли в заключительную фазу. Развязки осталось ждать недолго — несколько дней, максимум — пару недель. Вполне возможно, к тому моменту, как это номер журнала выйдет из печати, гонконгская драма уже завершится.

Можно выделить два варианта развития событий, каждый из которых будет сопровождаться значительным числом пострадавших, массовыми арестами и, вполне вероятно, частичной утерей Гонконгом статуса экономического центра.

Первый вариант, более предпочтительный для Пекина, — постепенное подавление протеста силами гонконгской полиции. Он позволит избежать окончательной дискредитации модели «одна страна – две системы», минимизировать негативные последствия для местной политики и сохранить уникальную роль, которую территория играет в китайской экономике.

Реализация этого сценария требует времени, поскольку сейчас к решительным действиям слабая гонконгская полиция не готова. Численность ее личного состава — менее 30 тысяч человек, без учета гражданских служащих и «вспомогательной полиции» (добровольцев/дружинников). В эти 30 тысяч входят и оперативники, и инструктора, и управленцы, и технические специалисты. Очевидно, что лишь небольшая часть этих сил может быть задействована для подавления протестов. Прекращение насильственных акций с участием многих десятков, а то и сотен тысяч человек гонконгской полиции не под силу.

На полицию тратилось лишь 4,6% бюджета территории ($2,35 млрд). Гонконгские стражи порядка хорошо справляются со своими обязанностями в нормальных условиях, поддерживая в городе высокий уровень безопасности. Но резервы сил, которые они могут выставить на борьбу с масштабными беспорядками ограничены.

Чтобы подавить протест собственными силами Гонконга – надо дождаться, пока усталость протестующих и недовольство большинства населения манифестациями, мешающими экономической деятельности, наберут критическую массу.

Эти процессы уже идут, хотя количественно оценить их сложно. Дополнительным фактором спада протеста станет начало учебного года. Таким образом, в конце августа – начале сентября могут созреть благоприятные условия для того, чтобы беспорядки прекратились.

Но у этого сценария есть и свои минусы. Число протестующих постепенно сокращается, но они радикализируются. Жертвами насилия становятся уже не только полицейские, но и граждане, заподозренные в «коллаборционизме». Совершаются нападения на правительственные здания, блокируются ключевые объекты инфраструктуры – например, аэропорт.

Позволить себе неограниченную эскалацию насилия Пекин не может. Но не потому, что боится перетекания беспорядков на материк. Протестующие были достаточно глупы, чтобы размахиванием американскими флагами и абсурдными требованиями независимости Гонконга, настроить против себя население «большого Китая».

Однако руководство КНР не может позволить себе выглядеть слабым. Это ударит по его престижу и создаст риски бесконтрольного развития ситуации при будущих вероятных «массовых инцидентах» в Китае.

Поэтому вероятно, что Пекин обозначил для себя некую «красную линию», после пересечения которой протесты будут подавлены силами с материка. Первым шагом может стать задействование, расквартированного в Гонконге гарнизона китайской армии. Статья 14 Основного закона Гонконга позволяет использовать эти силы для поддержания порядка.

Проблема в том, что гарнизон НОАК в Гонконге невелик – 8-10 тысяч человек. Причем значительная часть от этого числа составляют технические рода войск, бесполезные для борьбы с протестующими.

На этот случай есть Статья 18 Основного закона Гонконга, гласящая, что при возникновении на территории беспорядков, вышедших из-под контроля администрации региона и угрожающих единству страны, Постоянный комитет Всекитайского собрания народных представителей может специальными законодательными актами вводить на территории Специального административного района (САР) элементы законодательства Континентального Китая.

Это позволит направить в Гонконг части Народной Вооруженной Полиции (НВП) КНР. НВП входит в состав Вооруженных Сил, и включает в себя местный аналог «Росгвардии» — «войска внутренней безопасности» численностью около 600 тысяч человек. Это первоклассные силы, специализирующиеся именно на подавлении мятежей.

Проводить в данном случае параллели с событиями на площади Тяньаньмэнь не стоит: тогда беспорядки подавляли боевые части армии, чем и было обусловлено большое число жертв. Бойцы НВП, ставшей после 1989 года предметом особого внимания китайского руководства, прошли спецподготовку и снабжены богатым арсеналом нелетального оружия. В составе НВП есть и спецназ, мало в чем уступающий армейскому.

В последние дни Пекин начал демонстративно стягивать силы Народной Вооруженной Полиции к границам Гонконга. Не вызывает сомнения, что в случае получения соответствующего приказа, они быстро смогут подавить беспорядки, причем жертв будет относительно немного.

Пока, похоже, Пекин еще не принял окончательного решения о том, как поступить с гонконгскими протестами. Стягивание сил НВП к территории может быть мерой предосторожности или попыткой деморализовать протестующих. Но нельзя исключать и начала полицейской операции в ближайшие дни.

Любой вариант развития событий, вероятно, увенчается массовыми арестами лиц, вовлеченных в нападения на полицейских и организацию беспорядков. Большой объем доступного фото и видеоматериала вкупе с технологией распознавания лиц позволяют с легкостью опознать наиболее радикальных манифестантов. Вероятно, речь будет идти о сотнях или тысячах лиц, приговоренных к реальным срокам.

США, вероятно, используют кризис для того, чтобы поставить под вопрос статус Гонконга, как отдельной от остальной КНР экономики с полностью автономным управлением. Это может привести к полноценному распространению на территорию тарифных барьеров, введенных против Китая, или даже к каким-то новым санкциям. Такие действия соответствуют логике экономической войны и курсу Вашингтона на технологическую изоляцию КНР.

С другой стороны, вполне вероятно, что власти территории под давлением Пекина вернутся к вопросу о разрешении экстрадиции из Гонконга в Китай, который и стал триггером для беспорядков.

Трагичность финала массовых манифестаций в Гонконге был предопределена с самого начала. Протестное движение не имело организации и лидера, а его многочисленные мелкие вожди позволили сделать судьбу Гонконга разменной монетой в борьбе Пекина и Вашингтона. Показ по CNN и мировая известность всерьез рассматривались ими как достижения, к которым надо стремиться. Попыток выторговать на волне первого успеха разумные уступки и прийти к компромиссу с Пекином протестующими, похоже, всерьез не рассматривались.

Делалось все возможное, чтобы заставить ненавистный режим «потерять лицо», прокатиться на волне народных эмоций, получить международную известность. Теперь настает время платить по счетам. Кому-то предстоит наслаждаться статусом борца за свободу в комфортабельной эмиграции в Великобритании или США, участь прочих, видимо, будет печальна.

источник

Сегодня в СМИ





Свежие комментарии


51bd0598c7fe932e8a4feb37f5354fda?s=35

Сергей Удалов 29.04.2019 21:04

hm