Трамп назвал идущее против его штаба расследование «охотой на ведьм».


Михаил Хазин, 18 марта 2018   –   khazin.ru



Законодатели США предложили законопроект, который в случае одобрения позволит создать новый институт финансирования развития вместо “Корпорации частных зарубежных инвестиций” (OPIC). 

В отличие от своего предшественника новое агентство сможет заниматься паевыми инвестициями. Эта реформа объясняется тем, что во всем мире растет понимание: важнейшим компонентом финансирования устойчивого развития является приобретение акций и паев.

Но каким бы ни был важным этот сдвиг в США и других странах для финансирования развития, он не решит одну из главных проблем, стоящих перед глобальным Югом: острый дефицит инфраструктурных инвестиций, пишет в своей статье на Project Syndicate профессор Пекинского университета, директор Китайского центра экономических исследований Джастин Ифу Линь. Для ее решения могут понадобиться совершенно новые подходы.

Для достижения “Целей устойчивого развития” ООН международные многосторонние банки развития (далее МБР), а также их структуры, работающие с частным сектором (то есть институты финансового развития, далее ИФР), обязались увеличить финансирование со стороны частного сектора на целых 35% в течение ближайших трех лет. Для поддержки инфраструктурных инвестиций МБР, среди прочих важных мер, расширили предложение инструментов по смягчению рисков для частных инвесторов. Тем не менее они лишь ограниченно инвестируют средства в инфраструктурные акции, а вместо этого обращают внимание в основном на малые и средние предприятия в развивающихся странах.

Почему не надо считать доли в инфраструктурных проектах уделом исключительно частного сектора? Инфраструктурные активы обладают преимуществом: они обеспечивают стабильный, долгосрочный приток доходов, однако на ранних стадиях большинство крупных проектов имеют повышенный уровень рисков. Если проекты выходят за рамки бюджета, если срывается график их реализации, если они оказываются не способны генерировать прогнозируемый доход, платить за все это приходится инвесторам. Именно поэтому вместо инвестиций в новые проекты частные инвесторы предпочитают направлять свои деньги в существующую инфраструктуру, которая уже генерирует стабильный доход.

Подобной неготовностью к рискам объясняется тот факт, что общее число готовых к реализации проектов по всему миру остается неизменным, несмотря на то что интерес инвесторов к инфраструктурным инвестициям вырос, и это уже привело к увеличению стоимости совершаемых сделок. Кроме того, по данным McKinsey, более 70% инвестиций частного сектора в инфраструктуру направляются в экономику развитых стран на протяжении уже многих десятилетий.

Для повышения эффективности МБР и ИФР должны направлять значительно больше капиталов в инфраструктурные проекты на стадии подготовки и строительства, когда инвестиций частного сектора не хватает. Кредиты и инструменты по смягчения рисков, конечно, нужны для поддержки этих проектов, но их недостаточно, потому что они, как правило, предоставляются, когда проект уже полностью задокументирован и подтвержден как “подходящий для банков”.

Напротив, паевые инвесторы зачастую играют ключевую роль на ранних этапах проектов, связанных с первоначальными техническими стадиями и финансовым структурированием. Если паевых инвестиций нет, тогда потенциально прибыльные проекты могут так и не достичь стадии, когда они считаются “подходящими для банков” и когда может быть получено кредитное финансирование и использованы инструменты для смягчения рисков. При этом паевые инвесторы последними получают компенсацию в случае провала проекта, поэтому они несут наибольшие риски.

Для увеличения доли развивающихся стран в инфраструктурных инвестициях миру требуется больше “терпеливых капиталов” паевых инвесторов, готовых взять на себя все эти ранние риски и дольше ждать отдачи от инвестиций. И если частный сектор не готов занять эту нишу, тогда ответственность должна лечь на плечи МБР и ИФР, которые по определению именно для этой цели и существуют.

Небольшие объемы финансирования со стороны МБР и ИФР доступны для инвестиций в ранние стадии инфраструктурных проектов (например, их предоставляют китайский Фонд Шелкового пути, Всемирный банк, Международная финансовая корпорация), но на фоне существующего спроса эти объемы просто меркнут. МБР и ИФР могли бы быстро увеличить свой вклад, распределяя часть капиталов через государственные финансовые институты, которые уже занимаются подобного рода инвестициями.

Фонды стратегических инвестиций могут стать искомым решением. Такие фонды, полностью или частично принадлежащие правительствам или другим государственным учреждениям, инвестируют по принципу “двойной прибыли”: их результативность измеряется не только финансовым успехом, но и социальным и экологическим эффектом. За последнее десятилетие по всему миру было создано почти три десятка фондов стратегических инвестиций, причем в совершенно разных странах, например в Индии, Ирландии, Сенегале и на Филиппинах.

Данные инвестфонды являются паевыми инвесторами, действующими в качестве посредников между частным и государственным секторами, причем зачастую независимо, хотя и выполняя утвержденный правительством мандат. Укомплектованные в основном профессионалами из частного сектора многие их этих фондов достигли высоких объемов совместного инвестирования с частным сектором. Тем самым они повышают объем капиталов, доступных для инфраструктурных инвестиций. Например, в октябре 2017 г. индийский Национальный инвестиционный и инфраструктурный фонд объявил о сделке размером в $1 млрд с подразделением “Инвестиционного управления Абу-Даби”, а это один из крупнейших в мире суверенных фондов благосостояния. Данное соглашение поможет Индии профинансировать критически важные проекты обновления инфраструктуры.

Будучи управляющими государственным капиталом, МБР и ИФР могли бы конвертировать свои финансовые активы в “терпеливые паи”, направляя капитал в фонды стратегических инвестиций с хорошими показателями. Они могут либо предоставлять кредиты, помогая правительствам наполнить капиталом свои фонды стратегических инвестиций, либо капитализировать эти фонды напрямую, либо осуществлять совместное инвестирование на уровне проектов. Предоставляя капитал тем, кто демонстрирует наилучшие результаты, каждая из этих организаций может стимулировать конкуренцию и поощрять качественную, ответственную работу. Некоторые ИФР, в том числе Азиатский банк развития и Европейский инвестиционный банк, уже взаимодействуют с фондами стратегических инвестиций, но пространство для дальнейшего роста остается еще весьма значительным.

МБР и ИФР совершенно верно наращивают свои усилия по мобилизации частного капитала. Переход к паевому инвестированию на ранних стадиях инфраструктурных проектов, а также взаимодействие с фондами стратегических инвестиций, могут значительно расширить их возможности на этом фронте, а также повысить вероятность достижения миром “Целей устойчивого развития”.

Сергей Удалов


Самое обсуждаемое



Свежие комментарии