Афган - памятник советскому солдату


Великая Русь, 11 июля 2015   –   mikle1.livejournal.com


Гулаб Буддин — типичный афганец. Одежда национального кроя, поверх которой затертый армейский бушлат, туфли на босу ногу и автомат на плече. Профессия охранника одна из самых востребованных в современном Афганистане, а для стратегического перевала Саланг она тем более актуальна. Задача Гулаба следить за безопасностью нескольких десятков рабочих, что наводят порядок в высокогорном тоннеле. Потоки грузовиков тянутся по единственной автомагистрали, связывающей юг и север исламской республики.

У самого въезда с северной стороны небольшой пятачок. На внушительном памятном камне, торчащем из сугроба, имя Сергея Малыгина, погибшего в 1985 году. Памятник находится под усиленной охраной, в которой, кажется, нет необходимости. Афганцы сожалеют о гибели чужого солдата, которого при жизни считали захватчиком и оккупантом.

— Мы сначала расстреливали на Саланге ваши колонны, а когда получали ранение, то бежали к вашим докторам лечиться, — делится предысторией Гулаб. — Мне трудно говорить сегодня о прошлом, очень много ошибок совершили обе стороны.

Сергей Малыгин служил водителем армейского грузовика и часто возил грузы через перевал Саланг. Однажды он выводил из тоннеля свой грузовик, когда заметил, что прямо на него несется автобус. Внутри и даже на крыше десятки афганцев, в основном дети.

При столкновении автобус мог рухнуть в пропасть. Солдат направил свой грузовик в стену отвесной скалы.   Машина разбилась вдребезги, но дети в автобусе не пострадали. Памятник установлен точно на месте гибели Сергея. Он постоянно приводится в порядок, а не так давно в нем установили трубу для подачи воды. Получился рукотворный фонтанчик, который работает в теплое время года.

Афганские водители регулярно останавливаются возле памятника, пьют воду, восстанавливают силы. Рядом дуканы, в которых можно перекусить. Получился небольшой островок отдыха. За все время существования памятника не было ни одного случая вандализма. Обидно, что в стране, где до сих пор неоднозначное отношение к россиянам, их заслуги почитаются больше, чем на родине. На территории России представить подобный памятник, а тем более отношение к нему практически невозможно.

На прощание Гулаб попросил у россиян чудодейственную мазь для заживления ран, которой когда-то щедро делились советские доктора. Очень огорчился, узнав, что мази Вишневского у нас с собой нет. Тут же, словно в оправдание, заверил, что раны не военные — он теперь человек мирный.

Сегодня в СМИ

Главный редактор

Группа




Свежие комментарии