Что стоит за Северным потоком-2


Великая Русь, 25 сент. 2015   –   mikle1.livejournal.com


Новость о подписании акционерного соглашения по созданию компании, которая будет заниматься строительством газопровода «Северный поток-2», вызвала весьма бурную реакцию в странах Юго-Восточной Европы. По форме – скандал в благородном семействе, по сути – жесткая расстановка акцентов: «кто в европейском доме хозяин». Украину просили не беспокоиться.Газопроводные маневры

ФотоGettyImages/fotobank.ua

</div>

Первым отреагировал вице-президент Еврокомиссии Марош Шефчович с риторическим вопросом «Что делать?» По его мнению, баланс газа в Центральной и Восточной Европе будет полностью изменен.

Словацкий премьер Роберт Фицо был гневлив: «Газпром» подписал с представителями европейских государств соглашение о том, что будет строиться новая линия Nord stream. Я хотел бы воспользоваться какими-то нормальными высказываниями, но придется высказаться экспрессивно: они просто делают из нас идиотов», – заявил Фицо (Словакия живет транзитом русского  газа с Украины и обратно).

</div></div>

А вот его украинский коллега Арсений Яценюк был решил дать ответ сразу за весь ЕС. По его мнению, строительство второй очереди «Северного потока» – «это потеря $2 млрд доходов, которые мы получаем за транзит и безопасные поставки газа в Европейский Союз. Это просто несправедливо ни по отношению к нашим европейским партнерам, ни по отношению к Украине».

Еще одну версию выдвинул экс-премьер Чехии Мирек Тополанек, ныне работающий в компании Eustream (оператор газотранспортной системы Словакии),  активно продвигающий проект строительства газопровода Eastring. По его мнению, «Северный поток-2» уничтожит проект газового коридора между севером и югом Европы. По его словам, такой газовый коридор является геополитической и экономической альтернативой российским газопроводам. «Необходимо уменьшить зависимость от поставок газа из России всей восточной части Европы, от Польши до Болгарии, Греции и Турции», – считает чешский экс-премьер.

Газопроводные маневры

Попробуем разобраться, чем вызвана такая эмоциональная реакция на новый газовый проект России.

Слоны идут на Север

Еще в далеком 2004 году, после провала проекта создания трехстороннего газотранспортного консорциума на базе украинской ГТС, Москвой было принято решение о минимизации транзита через территорию Украины. Все дальнейшие действия и решения принимались исключительно в контексте данного тезиса: два газовых кризиса 05/06 и 08/09 годов, снижение объемов транзита по территории Украины в пользу Беларуси и переход на европейский принцип ценообразования с условием того, что цена будет всегда выше европейской, и, естественно, строительство «Северного» и проектирование «Южного» потоков.

Попытка Европы снизить влияние «Газпрома» на свой газовый рынок привела к появлению энергопакетов, которые были призваны защитить как европейских потребителей, так и поставщиков газа в ЕС. Но к началу 2010-х проект «Южного потока» вошел в жесткое противоречие с нормами Третьего энергопакета, предполагающего свободный допуск к магистральным газопроводам третьих компаний. Помимо этого, вторая нитка «Северного потока» оказалась практически заблокированной по той же причине, что категорически не устроило «Газпром».

Газопроводные маневры

В  Кремле было принято решение начать широкомасштабную игру по принципу «пока противник рисует карты, мы меняем ландшафт». В конце прошлого года  Путин заявил об отказе от строительства «Южного потока» и начале переговоров о прокладке так называемого «Турецкого потока», чем крайне удивил как Брюссель, так и Анкару.

Спустя несколько месяцев было объявлено о том, что к «Турецкому потоку» «Газпром» готов начать строительство «Северного потока-2», а по сути – 3-й и 4-й ниток уже существующего газопровода. Несколько лет назад «Газпром» уже предпринимал попытку протолкнуть идею строительства дополнительных ниток «Северного потока», и даже почти убедил канцлера Германии Ангелу Меркель, но потом эту идею как-то забыли.

Недавнее подписание акционерного соглашения означает, что идея благосклонно принята отцами-основателями Евросоюза. А вот судьба «Турецкого потока» остается под вопросом, и в лучшем случае будет построена одна нитка, которая станет обеспечивать исключительно потребности Турции. Ну, и для соблюдения политесса. Естественно, что ни о каком хабе на турецко-греческой границе и речи не идет, да и строить его никто и не собирался. Если суммировать транзитный потенциал для российского газа с учетом «Турецкого» и «Северного» потока в их полной версии, мы получим мощности, превышающие 350 млрд кубов при контрактах с Европой на уровне 165 млрд кубометров в год. Чтобы понять, что Россия не собирается реализовывать все эти проекты, достаточно было провести эти несложные арифметические действия.

Но…пока Россия проводила свои газопроводные маневры, ряд стран Восточной и Южной Европы уже начали разработку проектов по присоединению к «Турецкому потоку», рассчитывая на получение транзитного статуса и дополнительных доходов для своих бюджетов…

А вот словаки явно лукавят, выражая глубокое возмущение и поддержку Украине. В отличие от Киева, контракт словацкого оператора Eustream содержит принцип «качай или плати», где предусмотрена прокачка 50 млрд кубометров газа в год до 2029-го, или оплата транзитной работы по указанным объемам.

В итоге в выигрыше остается Германия, которая становится крупнейшим газовым хабом в ЕС. По сути, через нее будет проходить перевалка основного объема российского газа, а это порядка 100 млрд кубометров в год. Кроме того, снимается вопрос необходимости строительства дополнительных мощностей для обеспечения Балкан и Севера Италии. А любое решение в энергетике, снижающее финансовое давление на бюджет Брюсселя, в нынешней непростой ситуации будет явно встречено «на ура».

Украина идет в Европу

Киев, в случае строительства «Северного потока-2», попадает в позицию цугцванг, когда каждый следующий шаг будет еще больше ухудшать ситуацию.

Как и год назад, условия так называемого «зимнего пакета» согласованы в формате Россия – ЕС, и только после этого Украину приглашают к переговорному столу. С высокой долей вероятности можно прогнозировать, что украинскую делегацию принудят подписать уже оговоренные условия, с единственным отличием от прошлого года – добавится необходимость обслуживать кредит в $500 млн.

Во-первых, контрактом на транзит не предусмотрено ни обязательных объемов, ни обязательной оплаты в случае их отсутствия. Это при том, что рентабельность украинской ГТС в ее нынешнем виде уходит в минус, если объемы транзита падают ниже 60 млрд кубометров. По оценкам профильного министра Владимира Демчишина, объем транзита в текущем году составит порядка 55-60 млрд кубометров.

Как уже было сказано выше, транзитные перспективы Украины были предопределены еще 10 лет назад. Сегодня мы являемся лишь свидетелями реализации решений, принятых российским руководством после отказа Украины от создания консорциума по управлению ГТС.

Парадоксально, но официальный Киев даже не попытался формализовать существующую ситуацию путем подачи соответствующей жалобы в секретариат Европейского Энергосообщества, как это было сделано в 2011-2013 годах, когда Украина направила три (!) письма с требованием приостановки строительства «Южного потока» как проекта, дискриминирующего положение Украины в качестве транзитера. Причем не было это сделано ни в отношении «Турецкого», ни «Северного» потоков.

И главное. Основной угрозой для Украины является не сокращение поступлений от транзита газа, а необходимость консервации части магистральных газопроводов, от которых запитаны газом регионы Украины. В этом случае необходим антикризисный план действий по подключению этих областей с учетом необходимых соединительных газопроводов и определением источников финансирования таких работ.

А денег нет и не предвидится.

источники://kvshurov.livejournal.com/1523706.html

gazoprovodnye-manevry-chto-stoit-za-severnym-potokom-2

Сегодня в СМИ

Главный редактор

Группа




Свежие комментарии